Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что стоит за выдвинутыми Белградом обвинениями Франции в организации убийства Милошевича?


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге, корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский и Андрей Шарый - обозреватель Радио Свобода, специалист по Балканам.

Петр Вайль:

Югославские власти заявили об аресте пятерых французских шпионов, готовивших покушение на президента Слободана Милошевича. Из Белграда передает корреспондент Радио Свобода Айя Куге.

Айя Куге:

Согласно официальной информации, пятеро арестованных, как утверждается в Белграде, французских шпионов и диверсантов, по национальности - сербы. Главный из них - Югослав Петрушич, кроме югославского имеет французское гражданство, французское имя Жан-Пьер Перро и чин офицера французской армии. Эту группу под названием "Паук" югославская прокуратура обвиняет в том, что она под руководством спецслужб Франции в последнее время готовила покушение на жизнь президента Слободана Милошевича. Утверждается, что у арестованных найдены соответствующие разработки сразу четырех вариантов ликвидации Милошевича - с помощью снайпера и миномета, бомбы в канализационной шахте, автомобиля-бомбы и нападения диверсантов на резиденцию президента Югославии. Но кроме этого обвинения сообщается, что арестованные создавали военизированные формирования и убивали мусульман в городе Сребреница в Боснии в 1995-м году, что они в качестве добровольцев в составе югославских войск во время натовских бомбардировок в Косово убивали албанцев, чтобы компрометировать руководство Югославии, подготавливали покушение на жизнь одного из командиров КОА, с помощью сателлитного телефона предоставляли информацию французской разведке, и наводили на цели самолеты НАТО. Министр информации Югославии утверждает, что французские спецслужбы и сейчас проводят учения своих местных агентов в Боснии на базах международных миротворческих сил СФОР, а в Черногории, якобы, тоже создано такое полувоенное формирование с целью дестабилизировать Югославию. В Белграде сообщается, что оперативный руководитель этой группы - Петрушич ранее организовал отряд сербских добровольцев, которые участвовали в войне в Заире, и что Гаагским трибуналом против троих из арестованных, якобы, выдвинуты обвинения в совершении военных преступлений в Боснии. Кроме этой информации, обнародованной в четверг на пресс-конференции, в Белграде известно только то, что две недели назад действительно в следственный изолятор были направлены пять человек в масках. Их адвокаты отказались сообщить что-либо журналистам. Но просочилась информация о том, что это уже второй их арест. В мае они были освобождены потому, что свидетели могли подтвердить только тот факт, что в Косово во время войны они разговаривали с кем-то по телефону на иностранном языке.

Петр Вайль:

Французские власти категорически отвергают обвинения в организации покушения на Слободана Милошевича и шпионаже против Югославии. Из Парижа передает корреспондент Радио Свобода Семен Мирский:

Семен Мирский:

Назвав заявления, с которыми выступил в Белграде югославский министр информации Горан Матич, лишенными какого бы то ни было основания представитель французского МИД Франсуа Ривассо добавил: "Мы крайне удивлены заявлением Белграда о том, что Франция, якобы, причастна к планам покушения на жизнь Слободана Милошевича". Официальный Париж был, как мы слышали, предельно лаконичен в своей реакции на обвинения, выдвинутые правительством Югославии. Но, поскольку, по меньшей мере, один из арестованных - 37-летний Югослав Петрушич, имеет помимо югославского также и французское гражданство, совершенно ясно, что Париж не может ограничиться опровержением из 4 строк и поставить на этом деле точку. Это и объясняет обращение французского МИД к посольству Швейцарии в Белграде с просьбой о получении более полной информации об этом деле. Югослав Петрушич, во Франции фигура достаточно известная, известная в определенных кругах. Круги, о которых идет речь, это -выходцы из Иностранного Легиона, в котором Петрушич дослужился до офицерского звания, а также наемники, в частности, те, кто в середине 90-х годов воевали в африканской стране Заир. В феврале этого года парижская газета "Либерасьон" уделила довольно много внимания Югославу Петрушичу, служившему в Иностранном Легионе под именем Доминик Юго. "Либерасьон" напечатала статью, в которой он упоминался в качестве командира военной операции, предшествовавшей падению бывшего диктатора Заира маршала Мобуту. Учитывая послужной список Югослава Петрушича, он же Доминик Юго, можно себе представить, что у этого человека кровь на руках есть. В этом смысле, как считают в Париже, белградские власти, решившие разыграть сценарий с планом покушения на Милошевича, якобы, разработанным Францией, проявили недюжинную фантазию, ибо Петрушич с его биографией - вспомним хотя бы французский паспорт, для этой роли подходит идеально. Но белградский сценарий, как указал в своем комментарии обозреватель второго канала французского телевидения, более, чем уязвим, ибо он не отвечает на самый главный вопрос, а именно: зачем правительству Франции убивать Милошевича - политика, и без того загнанного в угол, полностью дискредитировавшего себя и проигравшего им же затеянную игру. И еще одно интересное соображение, отвечающее на вопрос, почему Белград решил, что нити выдуманного югославскими специалистами психологической войны заговора ведут именно в Париж: администратором Косово под эгидой ООН является, как известно, француз Бернар Кушнер, и в силу занимаемой им должности, он, мягко говоря, не пользуется симпатиями сербского населения, что и объясняет решение Белграда сыграть на антифранцузских настроениях и попытаться сплотить народ вокруг Милошевича - потенциальной жертвы "кровожадных французов".

Петр Вайль:

Я попросил прокомментировать это событие со шпионским скандалом Андрея Шарого, специалиста по балканской политике.

Андрей Шарый:

Забавным выглядит то, что именно Франция была обвинена Белградом в подготовке покушения на Слободана Милошевича. Я не собираюсь оспаривать закономерность и весомость аргументации, которую югославские спецслужбы предъявляют к арестованным ими гражданам, но обращу внимание на то, что Франция всегда считалась, и на деле является самой, если можно так сказать, просербской западной страной. Более того, французские офицеры, а Франция - член НАТО, неоднократно обвинялись в шпионаже в пользу Сербии. Я вспомню еще недавний эпизод, связанный с военной кампанией НАТО против Югославии, когда в самом высоком руководстве НАТО был раскрыт офицер, который просто по велению сердца, по своим симпатиям к Белграду, бесплатно передавал туда секретные натовские документы. Это далеко не единственный случай. Интересно, что, скажем, во французском секторе Боснии - французы дислоцированы, в основном, в районах, где проживают сербы, не был задержан ни один предполагаемый военный преступник, обвиненный Гаагским трибуналом. Париж постоянно критикуют за то, что он очень снисходительно относится к сербам. Поэтому в руководстве Югославии когда решался вопрос о предъявлении обвинений именно Франции и начале этой политической кампании против Парижа, естественно, должны были принимать во внимание такого рода аспекты.

Петр Вайль:

Так что же, получается, что, может быть, югославские власти нарочно выбрали в качестве объекта Францию, чтобы придать убедительности своим обвинениям?

Андрей Шарый:

Насколько я знаком с технологией политической борьбы на Балканах, все может быть гораздо проще - просто нашли человека с сомнительной биографией, и именно его, за неимением другого, сделали шпионом. Хотя, очевидно, что скандал, скорее всего, закончится ничем потому что Белград будет настаивать на том, что заговор был, а Париж - что нет. Вполне может быть, что просто нашли француза и сделали из него шпиона, нашли бы американца и сделали бы шпиона из американца.

Петр Вайль:

Ну а вообще если говорить обо всей истории с возможным заговором с различными подробностями, вообще, идея покушения на политического лидера, на Балканах, насколько она в традициях этого региона?

Андрей Шарый:

Она очень в традициях этого региона. Особенно в последние годы. Мне вспоминаются многочисленные покушения на постюгославских политических лидеров, часть из них была связана с простыми проявлениями народного негодования, например, на одного из лидеров боснийской общины в Боснии - Хаписа Силачича, он тогда был лидером партии "За Боснию и Герцеговину", во время предвыборной кампании была совершена попытка покушения. Когда он входил в здание, где должен был проводиться избирательный митинг, специально подготовленные люди набросились на него, будучи вооружены металлическими прутами, он довольно сильно пострадал. На другого мусульманского лидера, очень противоречивого политика Фикрета Абдича, тоже, как заявляют, готовилось покушение. В 1996-м году была арестована группа заговорщиков, которые как раз готовились подорвать его из миномета. В начале 90-х годов против президента Хорватии Туджмана во время предвыборного митинга тоже, якобы, было совершено покушение. Тогда хорватам очень нужно было показать, что сербы не хотят жить с хорватами, и во время митинга нашли человека, который, якобы, целился в Туджмана из пистолета. Потом оказалось, что в пистолете нет патронов, но, тем не менее, этот случай с покушением вошел во все хорватские учебники истории. Самым серьезным действительно покушением, иначе это назвать нельзя, было покушение на македонского президента Киро Глигорова, который буквально несколько дней назад ушел с этого поста. Осенью 1996-го года у его президентского дворца взорвалась машина, начиненная взрывчаткой, а президентский кортеж в это время проезжал мимо. Глигоров был очень серьезно ранен, перенес несколько операций и потерял один глаз, но, тем не менее, несмотря на почтенный возраст, смог как-то восстановиться и вернуться к руководству страной. Организаторов этого покушения так и не нашли. Был болгарский след, сербский след, просто какие-то внутриполитические распри, арестовали несколько человек, но обвинения собрать не смогли. В новейшей политической истории бывшей Югославии это - единственный подтвержденный и доказанный случай покушения на жизнь главы государства, однако, к сожалению, это преступление осталось не раскрыто.

XS
SM
MD
LG