Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готова ли демократическая Россия помочь демократической Сербии в момент, когда Милошевич ждет с рукой на пистолете?


Из Белграда о ситуации в Югославии рассказывает корреспондент Радио Свобода Айя Куге. Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль обсуждает тему с редактором Радио Свобода, специалистом по Балканам Андреем Шарым.

Айя Куге:

Демократическая оппозиция Сербии положительно относится к инициативе Владимира Путина посредничать при разрешении кризиса, возникшего после выборов в Югославии, однако, официальное решение о том, поедет ли Воислав Коштуница в Москву, еще не принято. Представитель оппозиции Йованович утверждает, что Слободан Милошевич на кремлевский ковер вступать не собирается, потому что у него нет доказательств своей правоты. Сербская оппозиция через несколько дней после выборов обратилась к Москве с просьбой участвовать в повторном подсчете голосов и отправила Владимиру Путину дипломатической почтой копии протоколов голосования, но ясного ответа не получила. Тем временем, официальный Белград ежедневно повторяет, что Россия выступает за проведение второго тура президентских выборов.

Когда в понедельник в Белграде специальный посланник министра иностранных дел России Владимир Чижов заявил, что "кризис в Сербии нужно разрешить во втором туре выборов, результаты которых должны признать оба кандидата", бурно отреагировали даже демонстранты на улицах сербских городов. Белградские аналитики, в целом, разделяют мнение, что такая позиция России является изменчивой и даже лицемерной. В выдержанном в резких тонах редакционном комментарии белградской независимой газеты "Данас" под названием: "Путин бережет Милошевича", - делается вывод, что речь идет вовсе не об изменчивости, а о константе внешней политики Кремля. В этом комментарии говорится, что в последнее время Москва более или менее открыто заигрывает с Милошевичем, чтобы во внутриполитических целях создать противостояние с поддерживающим Коштуницу Западом. Другая статья на эту тему во вторник появилась в независимой газете "Глас Явности" под названием: "Сербская вера в Россию". В статье комментатор выражает надежду, что сдержанная реакция Путина на события в Сербии отражает деликатность ситуации в России, ее отношения с остальными великими силами, и, вероятно, еще и желание исследовать подробнее настроения масс в Сербии.

"Готова ли демократическая Россия помочь демократической Сербии в момент, когда Милошевич ждет с рукой на пистолете"? - этот вопрос ставит комментатор газеты "Глас Явности".

Петр Вайль:

Андрей Шарый, российские дипломатические представители призвали обоих кандидатов на пост президента Югославии принять участие во втором туре выборов. О том же говорят и представители Греции, и другие тоже. Почему бы вообще Коштунице не согласиться на второй тур, если он уверен в своей победе так, как об этом заявляет?

Андрей Шарый:

Я думаю, что Коштуница, как и другие лидеры сербской оппозиции уверен не только в своей победе в первом туре выборов, но и в том, что если вдруг на тех же условиях, на которых состоялся первый тур, состоится и второй, то у Милошевича будут все возможности, чтобы в очередной раз фальсифицировать голосование, он будет готов лучше к объемам этих фальсификаций и фактически можно сказать, что исход выборов был бы предрешен еще до их начла - Милошевич провозгласит себя президентом, и, судя по опыту, который сейчас накопила югославская Центральная Избирательная Комиссия, эти голоса никто считать и не будет. Все это, кстати, накладывается и на особенности сербского балканского политического создания, когда политические бойцы крайне неохотно идут на уступки. Никто не отказывается от с таким трудом завоеванной победы, и это, если говорить о политической технологии, в равной степени относится и к оппозиции, и к нынешнему, пока еще официальному, сербскому лидеру Милошевичу.

Я бы обратил внимание на то, что, как, к сожалению, в последние годы часто бывало на Балканах, ситуация сейчас стремительно загоняется всеми без исключения ее участниками в тупик, и дело движется к драматической развязке. Потому что, на мой взгляд, единственным легитимным способом выхода из ситуации является сейчас требование проверить, насколько законным был первый тур выборов. Такая возможность есть. Для этого нужно образовать международную комиссию, и пусть она подсчитает, посмотрит избирательные бюллетени, поговорит с Центральной Избирательной Комиссией, убедится в том, кто прав - оппозиция или Милошевич...

Петр Вайль:

Но таким образом затягивается весь процесс, а, в общем, насколько я понимаю, все заинтересованы в скорейшем разрешении проблемы, и если эта невнятность в противостоянии Милошевича и Коштуницы продолжится, то это ведь может быть чревато какими-то очередными конфликтами, вплоть до кровопролития. Так ведь?

Андрей Шарый:

Вы правы, ситуацию нужно разрешать быстро, но то, что происходит сейчас, это только приближение драматического конца - потеряно уже несколько дней, и, в общем, достаточно бесплодно, и со стороны Запада, и со стороны России, поскольку Россия, настаивая на том, чтобы состоялся второй тур президентских выборов, фактически узаконивает результаты первого, объявленные югославскими властями, а есть серьезные основания сомневаться в них. Западные страны, говоря о том, что Милошевич должен немедленно уйти от власти, прекрасно понимают, что он этого не сделает. Милошевич зажат в угол, он под обвинением Международного Гаагского трибунала, и как только он оставит власть, Милошевич окажется на скамье подсудимых, тем более, что международное сообщество - я имею сейчас в виду западные страны - требует от Коштуницы немедленной его выдачи. Коштуница вчера заявил, что западные страны только мешают ему требованием немедленной выдачи Милошевича, поскольку загоняют того еще дальше в угол и делают для него невозможным уход от власти. Беда в том, что каждый здесь руководствуется какими-то своими представлениями о справедливости, и у каждого есть аргументы в защиту своей позиции. На деле, как это уже неоднократно бывало, получается, что ситуация все больше и больше скатывается в какую-то совершенно неуправляемую плоскость.

Петр Вайль:

Да, Милошевич загнан в угол. Но он загнан туда в таком абстрактно-политическом смысле - он по-прежнему президент, и вроде бы он контролирует то, что принято называть силовыми структурами - армию, спецслужбы, полицию - так ли это?

Андрей Шарый:

Я думаю, что это правда... С армией могут быть вопросы, поскольку большая часть армии - призывники, молодые ребята из тех же сербских и черногорских городов и сел, поэтому их лояльность Милошевичу может быть поставлена под сомнение. Что касается полиции, то там, на мой взгляд, ситуация совсем другая: дело в том, что основу так называемых спецподразделений полиции, аналогов российского ОМОНа, составляют так называемые "несербские сербы" - это сербы-беженцы из Косово и Боснии, молодые ребята, которые участвовали в боевых действиях в Косово и в Боснии, они вернулись после проигранных войн в Сербию, у них нет жилья, нет возможности зарабатывать деньги, их рекрутировали в полицию, и им не давали гражданства Югославии, они не граждане Югославии. В то же время, они получают довольно приличные, по тамошним меркам, деньги, живут в отдельных казармах, и главное: они не чувствуют себя "своими". Местное население из-за того, что в Сербии они все-таки пришельцы" относится к ним с большой долей скепсиса, и вот на них, я думаю, Милошевич может полагаться.

Что касается высшего руководства армии и полиции, то я думаю, что Милошевич полностью контролирует их деятельность - он еще в начале 90-х годов провел основательную чистку командования армии и полиции, и с тех пор занимается этим регулярно. Поэтому я думаю, что причин беспокоиться за лояльность полиции и спецслужб у него нет. С армией ситуация может быть другая, и поэтому Милошевич не хочет сейчас какого-то обострения ситуации, которое привело бы к большим гражданским столкновениям - использовать армию для подавления народных выступлений он, судя по всему, все-таки не хотел бы.

XS
SM
MD
LG