Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины нынешних событий в Югославии и некоторые сведения о Воиславе Коштунице


Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль беседует с редактором Радио Свобода, специалистом по Балканам Андреем Шарым.

Андрей Шарый:

В Белграде, судя по всему, происходит народная революция. Режим Слободана Милошевича очень близок к своему концу. Этого конца добивалась не только сербская оппозиция, но об этом в последние дни и недели говорили многие западные лидеры, особенно, после того, как, что доподлинно уже известно, Милошевич проиграл в первом туре президентских выборов Воиславу Коштунице ,после чего и начались все эти многочисленные демонстрации в Белграде и по всей Сербии, потому что Милошевич отказывался признать победу кандидата от оппозиции. Сначала был назначен на воскресенье второй тур выборов. Потом в среду Конституционный Суд Сербии отреагировал на жалобу демократической оппозиции и, не объяснив причины, признал выборы несостоявшимися. Судя по тому, что заявил один из членов Избирательной Комиссии, были предусмотрены новые выборы. Все это и привело к противостоянию на улицах столицы Югославии.

Петр Вайль:

Андрей, насколько едина сербская оппозиция, от лица которой выступает Воислав Коштуница?

Андрей Шарый:

Нужно сказать, что, по моему мнению, сербская оппозиция далеко не едина. Оппозиционный блок, который возглавляет Воислав Коштуница, состоит из 18 партий и одного профсоюза. и он смог объединиться за несколько недель до объявленной режимом Милошевича предвыборной кампании. Фактически это были досрочные выборы. По Конституции Милошевич может оставаться у власти до середины следующего года. И это, кстати, один из возможных вариантов развития событий, если ему удастся каким-то непонятным образом удержаться у власти. Сербская оппозиция на протяжении многих лет много раз пыталась объединяться. Как казалось, у нее были признанные лидеры - такие, как Зоран Джинджич и Вук Драшкович. На сей раз им договориться не удалось, и Драшкович выступал на выборах отдельно со своей партией "Сербское Движение Обновления", и эта партия с треском проиграла выборы. Джинджичу удалось сколотить большой оппозиционный блок, лидером которого и является Коштуница. В Белграде поговаривают, что на самом деле ниточками из политической тени управляет именно Джинджич, а Коштуница, который не имел прежде политической харизмы и считался политиком второго ранга, только выполняет указания Джинджича. Однако, было видно во время предвыборной кампании, как Коштуница день за днем набирал силу и превращался в лидера, и сейчас у него есть, если говорить чисто тактически, прекрасная возможность продемонстрировать свои качества лидера.

Петр Вайль:

Что известно о личности Воислава Коштуницы, как личности, что это за человек?

Андрей Шарый:

Он юрист, специалист по конституционному праву, был в умеренной оппозиции к социалистическому режиму, в 1992- м году, после распада Югославии, возглавил небольшую и очень малочисленную до сих пор Демократическую Партию. Коштуница представляет редкое и новое явление на сербской политической сцене - это человек, который никогда не заявлял ничего громкого, никогда ни к кому не присоединялся, и политическая совесть его чиста. Он до сих пор живет в центре Белграда, в небольшой двухкомнатной квартире вместе с женой Зорицей, у него несколько кошек и собак, и, как говорят, Коштуница по несколько лет носит один и тот же костюм - я читал о нем такие вещи, и это привело к нему народ. На фоне многих сербских политиков, как находящихся еще у власти, так и тех, кто на нее претендует, Коштуница отличается, что называется, личной честностью - он не нажился на войне, ничего не украл; это - человек, который говорит тихим голосом, университетский преподаватель. Мало кто верил в то, что из него получится что-то серьезное, но сербская оппозиция смогла объединиться и предложить его в качестве альтернативы тому типу сербского политика, который до сих пор был привычен, и вот, как мы видим, из этого какой-то толк получился.

Политические взгляды Коштуницы не очень понятны. Он -сербский националист, неоднократно выступал в начале 90-х годов с довольно националистическими заявлениями, но, как удачно сказал президент Хорватии Стипе Месич, его национализм носит юридический характер, и есть надежда, что он будет развивать политический процесс в рамках закона. В ходе предвыборной кампании Коштуница пользовался довольно жесткой антиамериканской и антинатовской риторикой, поэтому все опасения российских политиков, которые считают, что при Коштунице Сербия немедленно попросится в НАТО, я думаю, беспочвенны, потому что сейчас не может стать президентом Сербии политик, который будет призывать к дружбе с нынешней американской администрацией. У сербов все-таки еще очень свежи воспоминания о прошлогодней военной акции НАТО против Югославии.

XS
SM
MD
LG