Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Милошевич слишком долго обманывал народ..."


Перспективы развития Югославии после нынешней "революции".

Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: Елица Курьяк - сотрудница Института по международной политике и экономике в Белграде; Артем Улунян - доктор исторических наук, специалист по Балканам, сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии Наук; и Ашот Амирджанян - редактор немецкого телевизионного канала "Зендер фрайес Берлин".

Джованни Бенси:

Сегодня утром в Праге я купил одну из наиболее авторитетных чешских газет - "Лидове новины", и на первой полосе на весь разворот прочел заголовок, набранный крупными буквами: "В Белеграде витези револуце" - "В Белграде побеждает революция". И действительно создается впечатление, что в Югославии в эти дни повторяется, с десятилетним опозданием, то, что уже было в Чехии, в остальной Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе.

Подоплека нынешних событий известна, об этом постоянно говорилось в передачах Радио Свобода. Президенту Слободану Милошевичу, несмотря на всевозможные трюки, не удалось скрыть тот факт, что на выборах победил кандидат оппозиции, лидер Демократической оппозиции Сербии Воислав Коштуница. Сербский народ раскусил игру Милошевича и решил утвердить волю большинства настоящим восстанием: демонстранты штурмовали здание Скупщины, парламента, в центре Белграда. Милошевич потерял поддержку и Православной Церкви во главе с патриархом Павле.

По окончании штурма парламента Коштуница выступил перед толпой и постарался ее успокоить. Он объявил, что с этого момента приступает к исполнению обязанностей президента Югославии. Международные политические деятели, от американского президента Билла Клинтона до немецкого канцлера Герхарда Шредера признали победу югославской оппозиции. В частности, Клинтон и лидеры стран Европейского Союза заявили, что готовы отменить санкции в отношении Югославии.

После выступления перед народом Коштуница создал кризисный штаб, в обязанности которого входит подготовка к заседаниям нового парламента. Первое заседание Скупщины состоится, как только смогут приехать в Белград депутаты, избранные 24-го сентября. Сегодня утром Коштуница выступил по телевидению и обещал, что «никакого реваншизма и мести» в отношении прежних властей быть не должно. Он отверг возможность выдачи Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу, обвинившему его в военных преступлениях.

Сегодня в Белграде Коштуница официально введен в должность президента Югославии. Между тем, все задаются вопросом, где находится Милошевич. Есть разные слухи: что он вылетел из страны в неизвестном направлении, что находится в российском посольстве, что скрывается в бункере в деревне Беляница, в 40 километрах от города Бора на востоке Югославии, недалеко от границы с Болгарией и Румынией. Говорят, будто он попросил политического убежища у России, у Белоруссии, у Румынии и даже у Казахстана. Впрочем, Борислав Милошевич, посол Югославии в России и брат Слободана Милошевича, заявил, что последний еще находится в столице. Позднее агентства печати сообщили, что вылетевший в Белград министр иностранных дел России Игорь Иванов "отправился на встречу со Слободаном Милошевичем", предположительно в его резиденции "Белый Двор" в Белграде. Но пока нет подтверждений этой информации.

Вот об этой "победившей революции" в Югославии мы и будем говорить в нашей сегодняшней беседе. В ней участвуют: Елица Курьяк - сотрудница Института по международной политике и экономике в Белграде; Артем Улунян - доктор исторических наук, специалист по Балканам, сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии Наук; и Ашот Амирджанян - редактор немецкого телевизионного канала "Зендер фрайес Берлин". Все связаны с нами по телефону.

Итак, Елица Курьяк, Белград. Действительно ли мы имеем дело с революцией в вашей стране?

Елица Курьяк:

Трудно сказать, что это революция. По-моему, это окончание протестов, начатых еще в 1991-м году, а может быть и раньше - в 1989-м. По-моему, это окончание процесса выборов и исполнение воли народа. Но революция - это, по-моему. нечто другое, более глубокое состояние и более глубокие изменения. После этого окончания выборного процесса и победы оппозиционных сил во главе с лидером оппозиции Коштуницей нам, наверное, предстоит новая революция - изменение экономики, изменение политической системы, изменение мнений, конечно, но главное, что народ освободился от страха, что он не может ничего сделать.

Джованни Бенси:

Артем Улунян, Москва. Премьер России Михаил Касьянов заявил, что Москва не собирается предоставлять политическое убежище Милошевичу. Президент Владимир Путин, вернувшись из Индии, выступил довольно осторожно, призывая к избежанию насилия. "Россия, - сказал он, - готова протянуть руку помощи Югославии". Министр иностранных дел Игорь Иванов вылетел в Белград, где встретился с Коштуницей, которого, от имени Путиина, поздравил с победой, и, возможно, с Милошевичем. Все еще идет речь о "посредничестве". Ну, какую "руку помощи" может протянуть Россия Югославии, и в чем еще можно посредничать? Чего добивается Россия в связи с Югославией и Балканами вообще? Пожалуйста.

Артем Улунян:

Вероятнее всего, тот стремительный бросок на Балканы, который был совершен министром иностранных дел, призван, скажем так, укрепить позиции России в Югославии. Как вы уже говорили, нерешительная и во многом противоречивая предыдущая позиция не давала оснований говорить о том, что Россия влияет на события в этой стране в положительном смысле этого слова. Но поскольку факт уже свершился, и Коштуница становится главой страны, то, разумеется, Москва стремится всеми силами сейчас уже улучшить отношения с оппозицией, которая до этого подвергалась определенной критике. Мне кажется, что на данный момент российское руководство хотело бы, во-первых, сохранить свои позиции, а во-вторых - расширить свои контакты с оппозицией как таковой в Югославии. Коштуница - только один из ее представителей - есть еще Зоран Джинджич, есть и Черногория, поэтому здесь довольно широкое поле деятельности. Что касается руки помощи, то я склоняюсь к мысли о том, что, вероятнее всего, будут рассматриваться два аспекта - судьба Милошевича и отношения экономические, и, вероятно, военные. Поскольку уже проходит мысль о том, что приход к власти Коштуницы не решает многие проблемы, связанные с территориальными вопросами, в частности, с Косово. И вот, вероятнее всего, Москва постарается действовать именно в этом направлении. Посредничество будет использоваться в отношениях с Черногорией и косовском вопросе, и также вопросе личной судьбы бывшего югославского диктатора.

Джованни Бенси:

Ашот Амирджанян, Берлин. Сегодня канцлер Герхард Шредер обсудил по телефону с Путиным события в Югославии. Разговор, сообщило пресс-бюро, было "интенсивным", но подробностей не было. Шредер собирается сегодня говорить и с Биллом Клинтоном, и с французским президентом Шираком. Германия - важнейший экономический партнер России, Шредер недавно посетил Москву. Какую роль сыграла Германия в том, чтобы склонить Россию согласиться с демократическим решением в Югославии?

Ашот Амирджанян:

Думаю, что весьма существенную. Из этого можно исходить, хотя официально о деталях консультаций ничего не сообщалось. Германия больше всех в Европе заинтересована в успехе проекта "Пакт о стабильности на Балканах", - автором этого проекта после косовской войны был министр иностранных дел Германии Фишер. Это - единственная конструктивная стратегия Запада после натовской войны против Югославии, и она может по-настоящему заработать лишь при участии самой Югославии - до сих пор это было невозможно. Кроме того, смену власти в Белграде можно считать доказательством верности тактики "натовского кнута и европейского пряника". Поэтому и канцлер Шредер, и министр Фишер еще вчера обещали снятие санкций с Югославии. Поэтому я думаю, что в консультациях с Путиным такие аргументы, как перспектива 20-ти летнего контракта с Россией на поставки нефти и газа были для российского президента важнее защиты собственно уже потерянных позиций на Балканах, тем более в такой, не очень симпатичной, упряжке с Милошевичем.

Джованни Бенси:

Опять Елица Курьяк, Белград. Коштуница является лидером "Демократической оппозиции Сербии" - альянса из 18 небольших партий и движений с различными взглядами и программами. Не начнется ли скоро междоусобица с негативными последствиями для демократии? Сам Коштуница не скрывает националистических настроений. В своей речи он сказал, что "нам сейчас не нужны ни Москва, ни Вашингтон". Нет ли опасности дальнейшего ускользания в изоляционизм?

Елица Курьяк:

Что касается первой части вашего вопроса, то я скажу так: действительно, демократическая оппозиция Сербии - это 18 разных партий. Но надо иметь в виду факт, о котором говорит очень мало людей. Вы знаете, когда из оппозиции ушел Драшкович, она впервые за 10 лет начала сотрудничать на новых основах. Это первое. Второе: с февраля они договариваются о том, как им действовать, кто может занять в будущей власти какие посты, какое разделение на муниципальном уровне, на союзном. И, конечно, кто будет президентом. Эти переговоры проходили очень долго, и главное то, что Демократическая Оппозиция Сербии и все партии внутри нее уже за 2-3 месяца до выборов договорились, у кого будет какое место. И, по-моему, после этих событий они уже не будут об этом договариваться. Они уже распределили посты. Выбран новый мэр Белграда и так далее.

Что касается второй части вопроса, то Коштуница - националист, но, как я бы сказала, позитивный националист. Мы уже 10 лет смотрели на Милошевича как на националиста, который изолировал Сербию. Но Коштуница не говорит так, он говорит о том, что мы должны просто сохранить самобытность Сербии и так далее, но сотрудничать при этом с Западом. Я также должна сказать, что он немного изменил свои позиции, если сравнивать их с его заявлениями, которые он делал несколько лет назад. Он говорит о сотрудничестве с Западом, он говорит о сотрудничестве с демократическими силами в Косово, он также говорит о сотрудничестве с Черногорией. Что касается его заявления о том, что "не нужны ни Россия ни Запад", то он думал о том, что несколько недель и месяцев сербы должны сами решать свои проблемы, чтобы сохранить новую власть. Таков смысл этого его высказывания, а что касается сотрудничества, то он даже позавчера говорил, что мы будем сотрудничать. Даже вчера в первом своем обращении он говорил: "Мы тоже Запад, как и Запад находится в Сербии" . Значит, он не отрицает сотрудничества Сербии с Западом, как и сотрудничества Запада с Сербией, но все время говорит, что мы, сербы, сами должны укрепить свою власть.

Джованни Бенси:

Артем Улунян, Москва. Государственная Дума, заняв позицию, противоположную президентской, подавляющим большинством голосов отвергла предложение представителя фракции Союза Правых Сил Сергея Юшенкова о направлении приветственной телеграммы в адрес Воислава Коштуницы. Особенно критически в отношении нового югославского президента высказались коммунисты Зюганов и Селезнев. Последний заявил, что приход к власти Коштуницы - это "переворот", очевидно забыв, как пришел к власти его духовный отец Ленин. Почему так ведет себя Дума? Что представляет собой Югославия для широкого спектра российских политических партий?

Артем Улунян:

В вашем вопросе есть два аспекта: один - видимый. Традиционно коммунисты и, скажем так, националистические настроенные организации и партии в России поддерживали режим Милошевича, считая его союзником России, наиболее последовательным и наиболее естественным, в то время, как правые и либеральные партии отказывались от такой точки зрения и говорили, что, в первую очередь, необходимо иметь дело с демократическими силами Югославии. Это - внешняя, видимая сторона. Но есть и невидимая, которая, в общем, аналитиками тоже всегда имелась в виду. Левые и коммунисты всегда очень болезненно относились к проблеме геополитического расклада сил, особенно в очень конкретном случае с Югославией. Не надо забывать о том, что ситуация в Югославии всегда экстраполировались на ситуацию в России. Именно, кстати, из левого спектра политических партий активно муссировались несколько мифов: "что в Югославии отрабатывается некий сценарий против России", "что с падением Милошевича Россия теряет свои позиции на Балканах", "что взаимодействие с Милошевичем, прежде всего - прерогатива России", - и так далее. Не надо забывать, что левые партии и коммунисты активно выступают за тесные отношения между Москвой и Минском, а, как известно, в Минске тоже готовятся выборы, и тоже есть оппозиция, и отношения между властью и оппозицией там не самые ровные и мягкие.

Джованни Бенси:

Ашот Амирджанян, Берлин. Сегодня поступило сообщение, что Европейский союз собирается пригласить Воислава Коштуницу на саммит по Балканам, который состоится в Загребе 24 ноября. Победа оппозиционного кандидата в Белграде знаменует собой оттепель в отношениях между Югославией и ЕС. Как далеко может зайти эта оттепель?

Ашот Амирджанян:

Довольно далеко. ЕС готов уже в понедельник поставить на повестку дня вопрос о снятии санкций. Председатель Комиссии ЕС Проди, а также Уполномоченный ЕС по внешней политике Солана уже говорили об этом. Это тоже важно. Европа, судя по всему, готова зайти довольно далеко, и это по нескольким причинам: во-первых, речь идет об оправдании косовской войны и экономических санкций, и изоляции Югославии в глазах собственных западных граждан: "Видите, мы оказались правы, наша жесткая политика привела к краху Милошевича". Второе, более важное: быстрое снятие санкций и щедрая помощь могут помочь оказать с самого начала влияние на Коштуницу и его команду, чтобы направить их в нужное Западу русло балканской политики в контексте "Пакта Стабильности". Фишер даже готов предоставить немедленно помощь, но пока что неизвестно, в каком размере.

Джованни Бенси:

Елица Курьяк, в чем, по-вашему, была главная ошибка Милошевича? Я помню, что 10 или 11 лет назад он пользовался воодушевлением народа, я помню все эти митинги и так далее... В чем его основная ошибка?

Елица Курьяк:

Очень долго он обманывал народ. Народ терпел, терпел, в течение 10 лет его власть поддерживали такие события.ю как Дейтонский мир, Косово, бомбардировки и так далее - все эти события просто продолжили его политическую жизнь. Но он обманывал, продолжал обманывать, и просто людям надоело.

XS
SM
MD
LG