Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало новой эпохи в жизни Югославии


Итоговый информационный час Радио Свобода ведет Петр Вайль. Тему ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Белграде - Айя Куге; в Париже - Семен Мирский; в Риме - Ирина Стоилова; в Бонне - Евгений Бовкун; в Москве - подготовивший репортаж из Государственной Думы России Михаил Соколов.

Андрей Шарый:

Совершенно очевидно, что для Воислава Коштуницы и сербской оппозиции сейчас очень важно обеспечить мирный процесс передачи власти, и обеспечить ему легитимность. Любопытно в этой связи, что, скажем, Милошевича "поверженным диктатором" называют только в Западной Европе и США, и то, в основном - в газетах, а новый официальный Белград предпочитает терминологию "Президент СРЮ", - они по-прежнему считают Милошевича президентом, а Коштуницу называют "новоизбранным президентом Югославии". ЕС намерен оказать Югославии помощь. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский:

Семен Мирский:

В понедельник, 9 октября в Люксембурге соберутся министры иностранных дел 15 стран-членов ЕС на совещание. Первым пунктом повестки дня будет отмена санкций против Югославии. Министр иностранных дел Франции Ведрин, сделавший это сообщение, добавил, что в дни, предшествовавшие падению режима Милошевича, он неоднократно говорил по телефону с лидером сербской оппозиции Воиславом Коштуницей. Есть все признаки того, что страны Европы намерены не скупиться на помощь Югославии после ухода Милошевича и не только открыть каналы экономической помощи - уже раздаются голоса о новом "плане Маршалла", но и вступить в тесное политическое сотрудничество с новым режимом.

Андрей Шарый:

Я замечу, что режим санкций против Югославии очень сложен: существуют санкции ООН, санкции ЕС, санкции США, они относятся к очень большому числу вопросов, связанных с экономической деятельностью, запретом на путешествия для членов правительства режима Милошевича, запретом на инвестиции в экономику страны. Существуют так называемые "внешняя" и "внутренняя" стены санкций. В понедельник, вероятнее всего, ЕС ограничится снятием запрета на поставки топлива и энергоносителей в Югославию и снимет запрет на воздушное сообщение с ней. Об остальном речь пойдет позже. Вероятнее всего, непременным условием для окончательного снятия санкций с Югославии станет ее сотрудничество с Гаагским трибуналом, а в этом отношении намечаются большие проблемы. Позиция Международного трибунала, где свергнутого президента Югославии собираются судить, как военного преступника, подвергалась новым нападкам со стороны тех, кто хотел бы благополучно отправить Милошевича на покой. Но представители Международного Суда твердо заявляют о своем намерении довести дело до конца. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Бонне Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун:

Главный обвинитель Гаагского трибунала Карла Дель Понте сообщила журналистам, что официальных ходатайств от каких-либо стран или международных организаций о прекращении судебного расследования не поступало, и Гаагский трибунал не потерпел бы попыток вмешательства в свои дела. "К тому же, остановить процесс до того, как он начался просто невозможно. Милошевич и его сообщники должны быть задержаны и преданы правосудию", - сказала она. Обвинение, как известно, предъявляется также президенту Сербии Милютиновичу и трем другим единомышленникам свергнутого белградского диктатора.

Идею о прекращении юридического преследования Милошевича выдвинул Уполномоченный ООН по делам бывшей Югославии, бывший министр иностранных дел Чехии Иржи Динстбир. Неофициальные запросы подобного содержания поступили в суд от некоторых европейских политиков, в том числе и из Москвы, а также от представителей сербской оппозиции. В Гааге это трактуют, как попытку лидера демократических сил Коштуницы установить первый контакт с Западом, чтобы наиболее быстрым и легким путем избавиться от Милошевича. Пока смещенный президент отсиживается в бункере, он может рассчитывать на обещание Коштуницы не выдавать его международному трибуналу. Уехать Милошевич боится, опасаясь, что его арестуют или похитят в пути.

Существует также вероятность, что загнанный в угол Милошевич ввиду наследственной предрасположенности покончит с собой - так поступили когда-то его родители. Это осложнило бы многие задачи демократического движения Югославии. С другой стороны, безнаказанное бегство его в какой-нибудь оазис благополучия вместе с неправедно нажитыми миллионами могло бы послужить примером для подражания и другим диктаторам, желающим уйти от ответственности. Поэтому Гаагский трибунал не только не отменит суд над Милошевичем, но и предъявит ему новые обвинения в развязывании четырех балканских войн, унесших жизни четверти миллиона человек. Об этом сегодня в Гааге заменил заместитель главного обвинителя Грехем Блэвит.

Андрей Шарый:

Перспективы предоставления Милошевичу политического убежища сегодня категорически отмела Россия, устами Игоря Иванова и премьер-министра Михаила Касьянова. Белорусским чиновникам задавали такой вопрос, и премьер-министр Белоруссии заявил, что он может быть рассмотрен, но пока никто с такой просьбой не обращался...

Мир прекрасно знает, кто такой Милошевич, но не до конца понимает, кто такой Коштуница. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Риме Ирина Стоилова:

Ирина Стоилова:

Италия стала первой страной, официально признавшей Воислава Коштуницу в качестве нового президента Югославии. В четверг поздно вечером Кошгтуница встретился с послом Италии и выразил свою благодарность как за поддержку со стороны Италии во время предвыборной кампании, так и за ее линию невмешательства. В последние дни итальянская дипломатия имела активные контакты с Москвой, чтобы убедить ее признать победу Коштуницы на выборах. В телевизионной передаче заместитель министра иностранных дел Италии Раньери отозвался положительно о новом президенте Югославии, подчеркивая две главные его заслуги: то, что он объединил оппозицию вокруг своей ясной программы; и то, что он пытается освободить страну от диктатуры Милошевича только демократическими методами. Политические обозреватели в Италии, однако, не смотрят на Воислава Коштуницу с безоговорочным энтузиазмом. Не надо забывать что Коштуница националист, хотя и более умеренный, и именно в этом и секрет его почти всенародной поддержки - говорят они.

По сравнению с другими лидерами оппозиции, такими, как Драшкович или Джинджич, Коштуница не замечен с туманном сотрудничестве с бывшим режимом - это подчеркивают большинство итальянских газет. Миланская "Коррьере Делла Сера" опубликовала интервью с Ибрагимом Руговой. В нем лидер косовских албанцев говорит, что Коштуница - крайний националист и не позволит независимости Косово, поэтому его победа для албанцев не обещает ничего хорошего... По мнению комментаторов, понадобится еще время, чтобы выяснить политический облик нового президента, однако, сегодня, главное - то, что он дал основания надеяться на будущую интеграцию Югославии в западноевропейские структуры.

Петр Вайль:

Андрей, личность Коштуницы начинает как-то проясняться. Хотя, конечно, он известен внешнему миру гораздо меньше, чем тот же Вук Драшкович или Зоран Джинджич. Но часто о политике говорит не столько его личность, сколько его программа. В чем состоит программа Коштуницы?

Андрей Шарый:

Эта программа только-только намечается, однако, по заявлениям Коштуницы можно судить о том, что он собирается сделать. Прежде всего, как я заметил.ю новая власть стремится обеспечить собственную легитимность. Первое.ю что обещал сделать Коштуница - еще раз пересчитать избирательные бюллетени, чтобы подтвердить, что он по закону и по заслугам стал президентом страны. Ключевое положение программы Коштуницы - заявление об "отказе от реваншизма" и намерении проводить политику национального единства. Понятно, почему он это заявляет - он не хочет раскола в общества, все-таки треть граждан все еще в той или иной степени выступает за сохранение власти Милошевича. Коштуница заявил, что никто не будет наказан, никто не попадет под суд, и, в общем, это вызывает много практических вопросов, и я думаю, что вскоре эти положения могут подвергнуться существенной ревизии. Пока, однако, понятно, по каким причинам он об этом говорит, и в этой связи можно заметить, что многие структуры режима Милошевича уже перешли на сторону Коштуницы.

Одним из очень важных условий для новой власти будет переустройство отношений с Черногорией для сохранения Югославии. Переговоры, видимо, будут вестись на основе специальной концепции, которую полтора года назад руководство Черногории выдвинуло, но на которую не было получено ответа официального Белграда. Были по этому поводу переговоры лидеров сербской оппозиции и президента Черногории Джукановича, на которые возлагал надежды Коштуница, но сейчас ситуация несколько изменилась, поскольку Джуканович в недостаточной степени поддерживал Коштуницу во время предвыборной кампании. Сербская оппозиция сейчас делает ставку на бывших союзников Милошевича из Народной Социалистической Партии Черногории, и Коштуница заявил, что новым премьером Югославии может стать ее лидер. И с Черногорией будет еще много проблем. Наконец, Коштуница намерен каким-то новым способом защищать интересы сербов в Косово и добиваться возвращения Косово в конституционную систему Югославии.

В программе Коштуницы пока очень много популистских обещаний: он обещает отменить льготы всем чиновниками, жесткий курс динара, обеспечить выплату пенсий и пособий... Но в этом для такого политика в данной ситуации ничего странного нет.

Что касается внешней политики, то для Коштуницы важно быстро добиться снятия санкций. Он заявил, что Югославия намерена вступить в созданный мировым сообществом "Пакт о стабильности в Юго-Восточной Европе", и с этой целью он, вероятно, поедет в конце ноября в столицу Хорватии Загреб на саммит. Любопытно, что Коштуница очень сильно разделяет позицию по отношению к Югославии со стороны Западной Европы и США. Он, видимо, пытается играть на противоречиях западных союзников, очень сильно критикует США, считает их главными виновниками акции НАТО против Югославии в минувшем году, и я думаю, что в случае реального прихода Коштуницы к власти отношения Вашингтона и Белграда будут строиться очень непросто, и там будет очень много проблем, и посмотрим, насколько удачной будет попытка Коштуницы ставить на Западную Европу.

Что касается отношений с Россией, то пока все совершенно неясно. Коштуница был обижен до самого недавнего времени очень прохладной реакцией Москвы на его приход к власти и как будут развиваться события - пока сказать трудно

Главное, на что обращают внимание - это негативное отношение Коштуницы к Гаагскому трибуналу и его отказ выдать Слободана Милошевича. Это все связано с его заявлениями о том, что он не намерен проводить политику реваншизма. Однако, вскоре после того, как Коштуница реально займется управлением своей страной, кое-что может быть ревизовано и здесь. В целом, программу Коштуницы можно охарактеризовать как демократическую, но путь этой демократии будет очень и очень сложным, даже если сравнивать Югославию с Россией, или с такими странами региона, как Хорватия или Македония.

Петр Вайль:

События в Югославии обсуждают политики всего мира, в том числе и российские. В четверг Владимир Путин сделал весьма неопределенное заявление, а в пятницу во второй половине дня стало известно, что Игорь Иванов - министр иностранных дел России от имени Путина поздравил Воислава Коштуницу с победой, и с опозданием Россия тоже подключилась к этому процессу. А тем временем российские политики обсуждали проблему Югославии очень оживленно. В кулуарах Государственной Думы побывал корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов:

"Переворотом" решил назвать события в Белграде спикер Думы Геннадий Селезнев. Ответила ему фракция СПС. Депутат Сергей Юшенков призвал власть признать президентом Югославии Воислава Коштуницу

Сергей Юшенков:

Нет правового пути выхода из диктаторского режима в демократический. Любой диктатор цепляется за власть до последнего, используя, в том числе, и военные ресурсы, которые у него имеются. Россия бы сделала очень мудро, если бы поздравила Коштуницу с победой и охладила бы головы некоторых генералов, которые пытаются силовым способом сохранить власть Милошевича...

Михаил Соколов:

Идею обращения поддержали лишь 34 депутата. Владимир Жириновский утверждал, что для Москвы выгодно сохранение у власти Милошевича. А коммунисты настаивали на переговорах между Милошевичем и оппозицией.

Геннадий Зюганов:

Если разделится армия, то это всегда большая война. Я надеюсь, что как раз визит Иванова поспособствует тому, чтобы сели за стол переговоров и искали развязку.

Михаил Соколов:

Официальная позиция исполнительной власти в Думе была представлена вице-премьером Валентиной Матвиенко: "Ситуация в Югославии - внутреннее дело этой страны".

Валентина Матвиенко:

Россия делает все, что в ее силах, чтобы помочь мирному разрешению ситуации...

Михаил Соколов:

Столько сделавший для Милошевича экс-премьер Примаков молчал, зато его коллеги по ОВР оказались более дальновидными. Александр Коржаков заявил, что стоит "признать революцию", а бывший директор ФСБ Николай Ковалев считает случившееся массовым выступлением народа и он заметил, что Россия безнадежно запаздывает с реакцией на события в Югославии. Коммунисты Зюганов и Селезнев упорно рассуждали о "белградской толпе, подогретой спиртным и наркотиками..."Нужна легитимизация новой власти.ю и тут важна роль России", - заявил вице-спикер Думы Владимир Лукин:

Владимир Лукин:

Единство страны, плюс гладкий плавный переход к демократической структуре, нужно сделать, чтобы Россия в рамках этого перехода выглядела достойно и была вместе с народом, а следовательно не потеряла бы свое влияние на развитие ситуации а увеличила бы его; и третье: нужна координация деятельности с западными партнерами.

Михаил Соколов:

После визита Игоря Иванова с Белграда можно оценивать, как это у Кремля получается. Но одно реалистическое решение уже принято: признано, что Слобродан Милошевич не может больше править страной.

Петр Вайль:

О пресс-конференции Игоря Иванова в Белграде рассказывает корреспондент Радио Свобода в югославской столице Айя Куге:

Айя Куге:

"Слободан Милошевич намерен играть важную роль в политической жизни Югославии", - об этом заявил на пресс-конференции в Белграде министр иностранных дел России Игорь Иванов. Он подтвердил, что встречался днем с Милошевичем. По словам Иванова, Милошевич выразил стремление искать законные пути решения кризиса и избежать применения силы. А новый президент Коштуница заявил на встрече с Игорем Ивановым, что "Югославия свои проблемы будет решать самостоятельно, но в случае необходимости Россия будет в числе первых, к кому он обратится".

Петр Вайль:

Комментирует Андрей Шарый:

Андрей Шарый:

Мне кажется, что подтверждаются многие сделанные в последние дни предположения, в частности, о том, что заявления о победе, звучавшие на белградских улицах, пока несколько преждевременны. Если сербская оппозиция настаивает на легитимности своего прихода к власти, а именно на таком пути, к счастью, она остановилась, то пока речь идет лишь о признании победы Воислава Коштуницы в первом туре президентских выборов. Я думаю. что это Милошевич вынужден будет признать, и он таким образом будет отстранен от поста президента Югославии. Что касается его дальнейшего ухода от власти, то этот процесс, если он будет развиваться в рамках закона, будет долгим, сложным, и неизвестно когда он закончится и когда начнется. Основной центр власти в Сербии а не в Югославии. Сейчас Югославская Федерация - очень относительное понятие, и там нет никаких, по большому счету, властных функций. То, что Милошевич - президент Югославии, дало ему возможность просто внеконституционными способами перетянуть власть с республиканского уровня на югославский. Несколько лет назад он занимал пост президента Сербии, а потом, когда по Конституции уже не мог занимать этот пост, перепрыгнул в кресло президента Югославии. Существует парламент Сербии, где подавляющее большинство голосов у представителей левых партий. Так что существует этот центр власти, существует армия, существует полиция, существует большое количество государственных структур и существуют в конце концов две крупных партии - Милошевича - социалисты, и "Югославские левые" его супруги Мирьяны Маркович.

Речь идет не только о том, что есть Милошевич, его семья и кучка близких людей - нет, есть целый клан, слой сербского общества, получавший прямые выгоды от участия в этой власти, и это - сотни тысяч человек. Вопрос в том, смогут ли они неожиданно прозреть - так, как прозрели журналисты из агентства "ТАНЮГ", называющего себя теперь "народным агентством" и поклявшиеся всегда проводить демократическую политику журналисты из газеты "Политика" - или же эти люди будут продолжать сопротивление. Весь опыт развития Сербии, где демократических решений принималось очень мало, и в очередной раз для смены власти, пусть и на более хорошую, прибегают, пусть частично, но все-таки к силовым методам - этот опыт говорит, что путь к уходу Милошевича от власти может быть значительно труднее, чем это сейчас кажется лидерам оппозиции, которым, чтобы претендовать на роль ведущей силы в югославском обществе, надо, прежде всего, сохранить единство.

XS
SM
MD
LG