Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Югославская голова по-прежнему рискует стать одноглазой..."


Проблемы взаимоотношений новой Сербии и Черногории.

Тему ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге и черногорский политолог Милан Попович.

Андрей Шарый:

В среду в Белграде должна была состояться если не историческая, то символическая встреча: за один стол приглашены новый президент Югославии Воислав Коштуница, президент Черногории Мило Джуканович, который уже два года не появлялся в федеральной столице и президент Сербии Милан Милутинович, ближайший и надежнейший соратник Слободана Милошевича, которого в компании двух продемократических политиков совсем недавно и представить себе было невозможно. Заседания в таком формате предусмотренного Конституцией страны и созданного для решения всякого рода стратегических задач Верховного совета обороны в полном составе не проводилось с той самой поры, как Джукановичу, поведшему свою республику прочь из авторитарной системы Слободана Милошевича, стала заказана дорога в Белград. От этой встречи ждут многого, и прежде всего, начала диалога о будущем югославской федерации. Позицию черногорской стороны на таких переговорах характеризует независимый политолог из Подгорицы Милан Попович:

Милан Попович:

У Сербии и Черногории очень трудное наследство военного национализма и самоуничтожения. Поэтому переход к новому качеству отношений будет очень трудным и очень долгим. Падение режима Милошевича - первое условие устранения конфликтов между двумя республиками. Теперь появилось больше шансов на то, что спор о будущем государственности будет решен мирным путем. Вариантов, на мой взгляд, всего лишь два: либо две полностью независимых республики, либо очень мягкий конфедеративный союз.

Андрей Шарый:

Но судьбе угодно было распорядиться так, что Мило Джуканович в среду в Белград не поедет. Он попал в автокатастрофу. Но не только поэтому перспективы отложенного уже заседания Верховного Совета обороны не представляются блестящими. Из югославской столицы сообщает наш корреспондент

Айя Куге:

Порой кажется, что трещина, которая образовалась в отношениях между Сербией и Черногорией при режиме Слободана Милошевича, после победы Демократической Оппозиции Сербии увеличивается. Когда весь мир приветствовал белградскую революцию, черногорские государственные СМИ упражнялись в злорадных комментариях о "хаосе и беспорядках в Белграде, которые организуют сербские националисты, поддерживающие Коштуницу". Президент Черногории Мило Джуканович не приехал на инаугурационную церемонию нового президента Югославии, а черногорское руководство его, в лучшем случае, называет "избранным представителем демократической Сербии". Официальная Подгорица упорно придерживается принципиальной позиции о том, что югославские власти являются нелегитимными. Под этим предлогом правящая в Черногории коалиция не только бойкотировала президентские и парламентские выборы, но активно мешала свободному проведению этих выборов на территории Черногории.

Не увенчалось успехом попытки сербской оппозиции уговорить черногорское руководство общими силами убрать Милошевича. Ответ был: "Милошевич - ваш, и это - ваше дело". Никакой не секрет, что Мило Джуканович уже давно выбрал курс на самостоятельность Черногории, и демократические перемены в Белграде ему не на руку. После победы Коштуницы президент Черногории заявил, что возможны переговоры с Сербией о пересмотре отношений между двумя членами федерального государства на основе платформы, представленной Подгорицей в августе прошлого года, или Черногория станет независимым государством.

Два дня назад Джукановича посетил представитель югославского президента Зоран Джинджич и предложил ему возможность назвать будущее государство "Союзом Сербии и Черногории", с тем, чтобы общими были только армия, денежная система и внешняя политика. Как мне стало известно из достоверных источников, Джуканович ответил, что "черногорская платформа уже устарела, и потому Подгорица, учитывая прежний опыт, желает иметь собственную денежную систему и внешнюю политику". Джуканович лишь согласился участвовать в работе Верховного Совета Обороны, назвав его "временным". Тем временем, президенту Югославии Воиславу Коштунице приходиться опираться на оппозиционную Черногорскую Социалистическую Народную партию. Черногорию в югославском парламенте представляют депутаты этой партии, которая раньше была политическим партнером социалистов Милошевича. В последние дни есть все больше признаков того, что в Социалистической Народной Партии верх над белградским крылом Момира Булатовича возьмет умеренное крыло из Подгорицы во главе с его однофамильцем Предрагом Булатовичем. Неофициально стало известно, что Воислав Коштуница готов доверить ему пост премьер-министра Югославии. Предраг Булатович заявил, что он согласен на любой состав кабинета министров, даже и на правительство экспертов, если оно будет иметь международную поддержку.

Андрей Шарый:

Неожиданный приход к власти в Белграде блока "Демократическая Оппозиция Сербии" поставил перед Мило Джукановичем сложные вопросы. Он, конечно, рад поражению Милошевича, но инерция независимости по-прежнему толкает официальную Подгорицу к разрыву отношений с Белградом. Джуканович не хочет лезть в сербские политические игры, свою задачу он, опытный, несмотря на молодость политик, в свое время - один из доверенных сотрудников Слободана Милошевича в Черногории, видит только в сохранении и укреплении своей власти. Отсюда - например, не принятый многими, в том числе и западными странами, отказ в предвыборной поддержке сербским товарищам по оппозиционной борьбе, отсюда, вероятно, и ревность, вызванная тем, что Коштуница прямо на глазах превращается в фаворита западных столиц и Черногория уже не может рассчитывать, например, на получение льготных кредитов только в обмен на обещание не торопиться с проведением референдума о независимости. Но у Мило Джукановича есть и объяснения причин своей политики. Вот что говорит об этом, и о личности Воислава Коштуницы, политолог Милан Попович.

Милан Попович:

Я читал комментарии в прессе с очень критической оценкой заявлений Мило Джукановича о том, что он не признает Коштуницу президентом. Но эти оценки основаны на неправильных посылках. Черногорский парламент на следующий же день после внесения поправок в конституцию Белградом провозгласил: ни одно правовое и политическое последствие этих изменений Подгорицей признано не будет. Одно из таких последствий - выборы 24 сентября, другие последствия - появление президента так называемой СРЮ Коштуницы и парламента так называемой СРЮ. Позиция большинства граждан Черногории относительно событий в Белграде такова: с одной стороны - чувство большого облегчения и политическое признание нового руководства во главе с Воиславом Коштуницы. С другой стороны - нельзя ожидать от Черногории согласия хотя бы с одной политической конструкцией, оформленной после государственного антиконституционного переворота, совершенного по воле Милошевича. Я надеюсь, что очень быстро это поймут и в Белграде, и в мировых столицах.

Коштуница - не просто сербский националист, он - сербский националист в негативном смысле этого понятия. Он всегда относился к числу тех, кто критиковал Милошевича за то, что тот проиграл все свои войны, а не за то, что он их начал. Коштуница - образованный культурный, порядочный человек, но его политическая программа и программа его Демократической партии содержат те идеи, которые в прошедшее десятилетие кровавого распада общего государства соревновались с практикой режима Милошева, но не были этой практике альтернативой. Однако я не хочу сказать, что так все останется и впредь. Сербия не та, какой была ранее, международное сообщество тоже здорово изменилось. Я думаю, что агрессивный сербский национализм исчерпал себя, и есть все основания полагать, что Коштуница совершит политическую эволюцию и будет уважать политические реалии.

Андрей Шарый:

С Миланом Поповичем я встречался несколько месяцев назад в Подгорице, и тогда он приятно удивил меня взвешенной оценкой сербско-черногорских отношений. Теперь страсти, похоже, накалились еще больше - вопреки ожиданиям. Коштуница, конечно, не авторитарный Милошевич, но, что называется, жесткий государственник. Отменяя первым своим декретом таможенную блокаду Черногории, введенную два года назад Белградом в наказание непослушному Мило, новый югославский президент заявляет: "Я не позволю Черногории выйти из состава Югославии, и это не имеет ничего общего с прежними планами создания Великой Сербии". Когда-то Слободан Милошевич патетически заявлял: "Две наших республики - это два глаза одной головы". Милошевича вроде уже нет. Но югославская голова по-прежнему рискует стать одноглазой!

XS
SM
MD
LG