Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Москва, как и Запад, не заинтересована сейчас в победе Милошевича на этих выборах..."


Значение и возможные последствия выборов в Югославии, назначенных на 24 сентября.

Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге; обозреватель московской газеты "Коммерсантъ" Геннадий Сысоев; советник представителя ОБСЕ по свободе СМИ Александр Иванько.

Джованни Бенси:

Через несколько дней, в воскресенье, в Союзной Югославии, состоящей из двух республик - Сербии и Черногории, будут проходить парламентские и президентские выборы, а также выборы в местные органы самоуправления. Многие люди, как в Югославии, так и в других странах, смотрят на эти выборы с большой дозой скептицизма. Предвыборная кампания проходит в хаотичной атмосфере: оппозиция обвинила правящие партии в обмане при сборе подписей для выдвижения кандидатов в президенты. Правящие партии в Черногории, группирующиеся вокруг президента Мило Джукановича, будут бойкотировать голосование. Режим Милошевича прибегает к демагогическим приемам пропаганды, вроде инсценировки "заочного процесса" над лидерами государств, которые в прошлом году участвовали в бомбардировках Югославии из-за Косово. Кроме того, многое указывает на то, что аппарат югославского президента Слободана Милошевича попытается подтасовать итоги выборов. К тому же, Милошевич по конституции не имел бы право еще раз выдвинуть свою кандидатуру, но он добился от послушной ему Скупщины (парламента) изменения конституции, что дает ему право дальше оставаться президентом, если он выиграет на выборах: Черногория эту меру не признала, и это одна из причин объявленного бойкота.

У власти в Белграде трехпартийная коалиция, но она во многом - "семейное дело": в нее входят Социалистическая партия Милошевича, партия "Югославские левые", которой руководит его жена Мирьяна Маркович, и Радикальная партия, ультранационалистическая и по многим признакам близкая к фашизму, во главе которой находится Воислав Шешель. Однако, на днях эта партия порвала с режимом, обвинив в "безудержной коррупции" группировку вокруг Мирьяны Маркович и в предвыборных интригах партию Милошевича.

Расстановка кандидатов теперь такова: Милошевича выдвигают его же Социалистическая партия Сербии, Социалистическая народная партия Черногории и, конечно, "Югославские левые". 18 партии и группировок, объединившихся в Демократическую Оппозицию Сербии (ДОС) выдвигают главного оппозиционного кандидата Воислава Коштуницу. Другая оппозиционная партия, "Сербское Движение обновления", возглавляемая Вуком Драшковичем, избрала своим кандидатом Воислава Михайловича, внука повешенного коммунистами лидера четников во время Второй Мировой Войны Драже Михайловича. И, наконец, радикалов представляет Томислав Николич. Но основной поединок будет между Милошевичем и Коштуницей. Прогнозы неблагоприятны для нынешнего президента. Опросы общественного мнения показывают, что на стороне Коштуницы известный перевес, а Милошевич вряд добьется большинства. Однако, министр информации Югославии Горан Матич подверг сомнению эти опросы.

Вот о значении и возможных последствиях предстоящих выборов в Югославии мы и будем говорить в нашей сегодняшней беседе. В ней участвуют, связанные с нами по телефону: наш белградский корреспондент Айя Куге, Геннадий Сысоев - обозреватель московской газеты "Коммерсантъ", много лет работавший корреспондентом в Югославии, а также из Вены - Александр Иванько - советник представителя ОБСЕ по свободе СМИ. Он, в частности, занимается вопросами информации в Югославии.

Итак, Айя Куге в Белграде. Милошевич известен как поборник сербского национализма, во имя которого он поддержал, некоторые говорят - развязал, войну в Боснии-Герцеговине. Но Коштуница тоже националист. Он резко критикует Запад, осуждает бомбардировки прошлого года, нелестно отзывается о Соединенных Штатах. В интервью греческой газете "Катимерини" он сказал: "Я не могу ни объяснить, ни оправдать то, что союз НАТО сделал в Косово". В чем тогда разница между Милошевичем и Коштуницей?

Айя Куге:

Нынешний президент Югославии - авторитарный самовластный политик, которого я бы даже не называла "националистом". Слободан Милошевич действительно в некоторые периоды разжигал сербский национализм, но только с целью укрепления своей власти. Воислава Коштуницу, наоборот, можно считать националистом, но его национализм не агрессивный, а умеренный. Это, скорее, какой-то "патриотический национализм", если так можно сказать. Коштуница никогда не разжигал ненависть к другим народам, никогда не наживался на своем национализме и не сотрудничал даже с так называемыми "профессиональными патриотами". Коштуница - по характеру недоверчивый, сдержанный, и большинство сербов, особенно после натовских бомбардировок, разделяет его недоверие к Западу, но у него нет глубокой антизападной ориентации, как у других сербских националистов.

Да, Коштуница часто проявляет нетерпимость к западным политиками, критикует внешнюю политику США, но одновременно он ориентирован именно к западной демократии. Воислав Коштуница - образованный, умеренно консервативный серб, и несмотря на свой национализм он -демократ. Коштуница ведь и стал кандидатом от Объединенной Сербской Оппозиции только потому, что опросы общественного мнения показали, что именно он, как человек, не скомпрометировавший себя, которому чужды громкие слова и высокопарные цели, отвечает потребностям людей.

Коштуница по своему складу личность - противоположная Милошевичу, и важно то, что он отражает в данный момент настроения большинства граждан Сербии. Надо еще отметить, что его поддерживают и партии национальных меньшинств - мусульмане из округа Санджак и венгры из Воеводины. И, может быть, важно, что именно сегодня стали известны последние результаты опроса общественного мнения, проведенного белградским Институтом общественных наук. Оказывается, что согласно этому опросу 41 процент граждан Сербии на выборах готовы поддержать Коштуницу, и 20 - Милошечиа. Очень важно то, что если бы состоялся второй тур президентских выборов, Коштуницу поддержали бы две трети сторонников Вука Драшковича и даже 25 процентов избирателей, которые в первом туре хотят голосовать за кандидата в президенты от Радикальной партии Воислава Шешеля. Это, конечно, еще не результаты голосования, и многое может случиться, однако, оптимизм вызывает тот факт, что кажется, что в Сербии действительно происходят глубокие перемены в настроении избирателей.

Джованни Бенси:

А теперь вопрос Александру Иванько: средства массовой информации в Югославии почти полностью под контролем власти. Оппозиционные СМИ влачат жалкое существование. Какую роль сыграли печать и телевидение в предвыборной кампании? Были ли попытки официальных и официозных СМИ дискредитировать, очернить оппозицию?

Александр Иванько:

Да, такие попытки были. Мы не раз сообщали о них в нашем еженедельном бюллетене о положении журналистов в Сербии, который издает представитель ОБСЕ по свободе СМИ. В частности, один из министров сербского правительства - Иван Маркович, отозвался о газете "Блиц", одной из самых популярных в Сербии, как о газете "предательской"; не раз проводились различные "мероприятия" против журналистов. За последние 4 недели полицией Сербии были задержаны свыше 380 человек. Это не только члены оппозиционных партий и студенты из движения "Отпор", но и студенты из независимых СМИ. Так что, наступление на свободу слова ведется по всем параметрам. Оно ведется непосредственно со стороны белградского режима. Мы внимательно следим за ситуацией, хотя как-то реагировать пока не можем, кроме, как через публичные заявления, так как у ОБСЕ нет представительства в Сербии, и она не приглашена для наблюдения за выборами.

Джованни Бенси:

Министр иностранных дел России Игорь Иванов на днях заявил в канадской столице Оттаве, что Москва выступает "за уважение суверенитета и территориальной целостности Югославии, отказ от политической и экономической изоляции Белграда и недопустимость сербско-черногорского конфликта". Россия и в прошлом, при Ельцине, часто действовала как покровительница Сербии. Каковы интересы и планы России в этом регионе? Заинтересована ли Москва в победе Милошевича? И как будут развиваться российско-югославские отношения в случае победы оппозиции? Пожалуйста, Геннадий Сысоев.

Геннадий Сысоев:

Можно с уверенностью утверждать на основе фактов и анализа позиции, которую занимает МИД России, что Москва не заинтересована сейчас в победе Милошевича на этих выборах, так же, как и Запад. Другой вопрос - по каким причинам. Вы упомянули заявление Иванова о том, что Москва заинтересована в сохранении Югославии в том или ином облике, это - краеугольный камень нынешней политики Москвы и ее позиции в отношении Балкан и Югославии. Москва хотела бы, чтобы СРЮ сохранилась в том или ином облике, и в Москве прекрасно понимают, что условием для этого является уход Милошевича с политической сцены, поскольку победа Милошевича, реальная или ложная - с трудом можно представить себе, что он может реально победить, значит -подтасовка выборов и ложная победа Милошевича приведут к резкой дестабилизации обстановки в Югославии; к тому, что Черногория рано или поздно проведет референдум и отделится от Югославии, и так далее. Произойдет распад Югославии, что абсолютно не отвечает интересам России. Поэтому, хотя бы с этой точки зрения, Россия заинтересована в том, чтобы к власти в Белграде пришли политические силы, не столь одиозные, как Милошевич, и которые пользовались бы если не поддержкой, то хотя бы пониманием как со стороны России, так и со стороны Запада. Тогда Россия получит еще одну выгоду - у нее не будет необходимости постоянно сталкиваться своими интересами с Западом из-за того, что делает или не делает правительство в Белграде. Поэтому если победит кандидат от оппозиции - Коштуница , то я думаю, что это будет наиболее приемлемым и важным для России исходом выборов. Другое дело, что, естественно, можно задать вопрос: почему Россия прямо об этом не говорит? Но это - особенность российской дипломатии, в том числе и высокие дипломаты говорят одно во время переговоров, что подтвердило, в частности, недавнее заседание контактной группы, где позиции России и стран Запада в отношении Югославии были абсолютно идентичны, а другое дело - то, что говорится на публичных выступлениях.

Джованни Бенси:

Да, и ЕС призвал избирателей Югославии голосовать за лидера оппозиции. Опять вопрос к Айе Куге в Белграде: в Югославии есть две больные точки: Черногория и, прежде всего, Косово. В первой республике правящие партии хотят бойкотировать выборы. Косово находится под администрацией ООН, но теоретически - часть Югославии. Выборы будут проходить и в Приштине. Как, по-вашему, будут развиваться конфликты с этими двумя регионами? За кого проголосуют косовары? Каковы шансы на действительное отделение Черногории?

Айя Куге:

Как будут развиваться отношения Сербии с Косово - прогнозировать рано. Косово, кажется, на долгий срок оказалось под эгидой международного сообщества. Неясно, как югославские власти будут проводить там выборы. Для них в Косово совершенно нет условий, но Белград, проводя их, желает продемонстрировать, что область осталась в составе Югославии. С другой стороны, Косово для Милошевича всегда было главным ресурсом для кражи голосов. Теперь не надо будет удивляться, если официальный Белград сообщит, что даже и албанцы проголосовали за Слободана Милошевича. А как будут развиваться отношения Сербии и Черногории - сомневаюсь, что кто-то может дать ответ на этот вопрос. Здесь очень много факторов, которые влияют на то, каким будет будущее Черногории, станет ли она самостоятельной, или останется вместе с Сербией.

Сербская демократическая общественность огорчена тем фактом, что руководство Черногории активно бойкотирует выборы, поддерживая таким образом косвенно Милошечича, давая его режиму большие возможности победить на выборах. У меня неприятное ощущение вызывает то, что тем силам в Черногории, которые желают отделиться от Югославии, так же, как и косовским албанцам, выгодна новая победа Милошевича - это ускорило бы достижение ими самостоятельности, хотя не исключено и то, что в таком случае белградский режим мог бы развязать в Черногории новый кровавый сценарий

Джованни Бенси:

Геннадий Сысоев, опять процитируем Игоря Иванова: "Россия считает, - сказал он, - что пока нет условий для проведения подлинно свободных и демократических выборов в Косово". Государственная Дума планирует послать наблюдателей, которые будут следить за выборами в Югославии. Есть ли в России, как и на Западе, сомнения в демократичности голосования, не только в Косово, но и вообще во всей Югославии?

Геннадий Сысоев:

Я думаю, что есть. Пару недель назад, когда в Москве проездом был министр иностранных дел Югославии Йованович, и Игорь Иванов встретился с ним в аэропорту для краткой беседы, несмотря на то, что потом об этом сообщали белградские СМИ, суть их разговоров сводилась к одному: Иванов настоятельно рекомендовал белградским властям пригласить на выборы международных независимых наблюдателей, хотя бы из таких организаций, как ОБСЕ, ЕС и так далее. На что министр иностранных дел Югославии, очевидно выполняя настоятельные рекомендации своего шефа, ответил отказом. Он не прислушался к совету Игоря Иванова. После этого на прошлой неделе Иванов подписал вместе со своими коллегами по контактной группе из западных стран специальное заявление по Югославии, в котором сказано, что "все подписавшие заявление страны будут оценивать выборы в СРЮ в соответствии с признанными международными стандартами". Эти стандарты известны, и тем самым фактически уже за 10 дней до проведения выборов Россия, в лице Игоря Иванова, признала, что они не могут считаться демократическими и свободными, и поэтому у международного сообщества будет полное право признать их незаконными.

Джованни Бенси:

Александр Иванько, как восприняли в ОБСЕ случаи преследования журналистов в Югославии, например - дело Мирослава Филипповича, осужденного на семь лет лишения свободы, якобы, за шпионаж?

Александр Иванько:

Преследуют журналистов в Югославии уже достаточно давно. После принятия небезызвестного сербского Закона об информации в октябре 1998-го года дело Филипповича наиболее сложное. Он в Сербии единственный, кстати, журналист, приговоренный к длительному тюремному заключению, к семи годам за "шпионаж". Мы участвуем в международной кампании, которая организована целым рядом неправительственных организаций, пытаемся как-то облегчить участь Филипповича, выступаем за его немедленное освобождение, но пока успеха достичь не удается.

Джованни Бенси:

Организация, в рамках которой вы работаете, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе - ОБСЕ, распространила заявление, в которой говорится, что Белград отказался сотрудничать с этой организацией при проведении выборов. Значит, не будет наблюдателей от ОБСЕ? Как вы расцениваете это решение Белграда? Вероятно, оно усиливает сомнения в демократичности выборов?

Александр Иванько:

Да, совершенно верно, мы получили официальное уведомление о том, что мы не приглашены для наблюдения за выборами, поэтому представителей ОБСЕ во время выборов в Югославии не будет.

Джованни Бенси:

Как в дальнейшем ОБСЕ собирается развивать свои отношения с Югославией?

Александр Иванько:

В первую очередь, это зависит непосредственно от ситуации в Югославии. На данный момент она не является действительным членом ОБСЕ - с 1992-го года ее членство в ОБСЕ прекращено. Вопрос о ее возвращении в ОБСЕ поднимался уже не раз, но это зависит, во-первых, от правительства Югославии, и во-вторых - от того, как поведут себя те, кто будет избран на выборах 24 сентября.

Джованни Бенси:

Каково сейчас настроение в Белграде - преобладает оптимизм или пессимизм? Айя Куге?

Айя Куге:

Преобладает оптимизм, и вообще, мне кажется, когда я разговариваю с людьми, что как будто все готовы голосовать против Милошевича, но есть и другой факт: последний опрос показал, что 43 процента граждан Сербии не желают говорить открыто, за кого они будут голосовать.

XS
SM
MD
LG