Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Шаткий и трудный путь Сербии к демократии..."


Возможные итоги выборов в Югославии

.

Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге; корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский; специалист по Югославии, редактор Пражской Студии Радио Свобода Андрей Шарый.

Джованни Бенси:

Вчера, в воскресенье, граждане Союзной Республики Югославии, состоящей из двух республик - Сербии и Черногории, пришли к урнам, чтобы избрать новый состав парламента и нового президента. Если никто из кандидатов в президенты не получит абсолютного большинства, через две недели состоится второй тур выборов. Но сегодня, на следующий день после первого тура, обстановка весьма запутана. Поступают крайне противоречивые сообщения. Уже о явке избирателей нет ясности: оценки колеблются между 55-ю и 70-ю процентами имеющих право голоса. Окончательные результаты выборов, кажется, станут известны лишь завтра во второй половине дня, но уже теперь, на основе частичного подсчета голосов, обе стороны, власть и оппозиция, претендуют, что они выиграли. Выбор стоял между нынешним президентом Слободаном Милошевичем, поддерживаемым Социалистической партией и партией "Югославские левые" под руководством его жены Мирьяны Маркович, и лидером "Демократической оппозиции Сербии" - Воиславом Коштуницей. В Черногории правительство призвало бойкотировать выборы, а в Косово, находящемся под администрацией НАТО и Европейского союза, фактически проголосовали только члены сербского меньшинства, между тем, как албанцы игнорировали выборы.

Итак, сегодня утром картина выглядела так: по данным оппозиции, основанным на подсчете части голосов, лидирует Коштуница, набрав 57 процентов голосов, между тем как Милошевича поддержали только 33 процента. Совсем другие данные сообщили представители власти: тоже на базе частичных результатов они утверждают, что Милошевич якобы набрал почти 47 процентов голосов, а Коштуница - лишь 38 с лишним процентов. Коштуница впереди также по данным ультранационалистической Радикальной партии: на основе 20 процентов подсчитанных голосов, согласно этой партии, около 46 процентов избирателей поддержало лидера оппозиции, а примерно 38 процентов - нынешнего президента. Эти цифры только ориентировочны и могут быстро меняться: другие источники, а порой даже те же самые, называют другие цифры.

Что Коштуница лидирует, подтвердила и действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Австрии Бенита Ферреро-Вальднер. Сам Коштуница, выступая на пресс-конференции в Белграде, объявил о своей победе, называя ее "победой народа". Центральная избирательная комиссия, со своей стороны, до сих пор не опубликовала никаких официальных данных. Есть даже сведения, что в середине ночи ее работа была прекращена из-за конфронтации, вызванной разногласиями между ее членами. Ряд журналистов были высланы из Югославии накануне выборов. Наблюдатели от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) не были допущены к контролю за избирательными операциями. Но, тем не менее, за ходом этих операций следили разные независимые организации, югославские и иностранные. Кроме того, по словам заместителя председателя сербского парламента Владимира Стамбука, на участках побывали 250 наблюдателей из 52 стран, хотя он не сказал, каких. Но отчеты этих наблюдателей тоже противоречивы. Согласно одним, отмечались серьезные нарушения порядка проведения выборов, согласно другим - нарушений было сравнительно мало. Так например, уже упомянутая председатель ОБСЕ Ферреро-Вальднер заявила, что выборы "были далеки от демократических". Напротив, по мнению министра иностранных дел России Игоря Иванова, выборы "прошли без каких-либо серьезных нарушений". Выборы в Югославии стоят и на повестке дня московских переговоров между российским президентом Владимиром Путиным и германским канцлером Герхардом Шредером.

Вот об этом комплексе вопросов, о выборах в Югославии и их внутренних и международных последствиях мы и будем говорить в нашей сегодняшней беседе.

Итак, Айя Куге, Белград: цифры, которые я назвал, вероятно, уже порядочно устарели. Какие есть новые данные? И какая доля правды в сообщении о том, что премьер-министр Югославии и шеф черногорской Социалистической народной партии (поддерживающей Милошевича) Момир Булатович якобы подал в отставку?

Айя Куге:

В Белграде появилась днем информация из штаба Демократической оппозиции. По его данным, Коштуница набрал 55 процентов голосов, а Милошевич - 34. Это - данные на основе подсчета больше 50 процентов голосов. Рано утром Социалистическая партия сообщала, что Милошевич набрал 44 процента голосов, а Коштуница - 41. Независимое радио "021" передает, что, якобы, у них появилась достоверная информация о том, что в 10 часов вечера социалисты собираются объявить такие результаты, чтобы потребовался второй тур выборов. Информацию о Булатовиче опроверг вице-президент его партии - он сказал, что информация совершенно неточная. Ее передало черногорское агентство "Монтена - Факс". Оно утверждало, что Булатович якобы подал в отставку, потому что ему не удалось с помощью военной верхушки обеспечить себе в Черногории еще 100 тысяч голосов.

Андрей Шарый:

Было отмечено, что эти выборы в Югославии имеют "исторический", даже "роковой" характер. О чем идет речь? Как они могут влиять на будущее не только Сербии и Югославии, но всего балканского региона в целом?

Выборы, в первую очередь, представляют собой референдум в поддержку или против Слободана Милошевича. Конечно, главный вопрос выборов -сменится ли власть в Югославии, сменится ли политическая система в этой стране. Сейчас во всем мире много говорят о том, кто - Коштуница или Милошевич, станет новым президентом Югославии, но мало кто говорит о выборах в югославский парламент. Президент - личность, символ и основное значение придается этому. Но не менее, а может, даже и более важны выборы в федеральный югославский парламент, поскольку власть сосредоточена в первую очередь там. Если Милошевичу не удастся довести до конца свою кампанию подтасовки и обмана народа, и международной общественности, которая уже является фактом, то у него остается запасной путь - он может перенести большую часть полномочий в югославский парламент, где у его партии шансы несколько выше, чем на выборах президента, и таким образом совершить еще один маневр и удержаться у власти. Я хотел бы еще заметить вот что: Сербия остается единственной страной региона, где в течение последнего десятилетия не произошли серьезные политические изменения. Сербия - страна, которая совершенно удивительным образом пережила это бурное десятилетие бархатных и иных революций без сколько-нибудь серьезных экономических и политических изменений, и превратилась, таким образом, в тормоз для всего региона. Это становится очевидным - достаточно взглянуть на экономическую ситуацию в стране, на то, как там живут люди. Именно поэтому от исхода этих выборов зависит будущее не только Сербии, о и всей Юго-Восточной Европы.

Джованни Бенси:

А теперь обращаюсь к Семену Мирскому во Франции. Какова первая реакция в Европейском союзе на выборы в Югославии? Что пишут, в частности, французские газеты? В какой мере результаты выборов могут повлиять на отношение ЕС к балканским вопросам?

Семен Мирский:

ЕС под председательством Франции в официальном коммюнике уже заявил, что Милошевич потерпел поражение и что все его попытки удержаться у власти, заявляя, что именно он победил на выборах - не что иное как попытки обмануть мировую, и прежде всего югославскую общественность. Аналогичное коммюнике опубликовала и ОБСЕ. В самой энергичной форме позиции ЕС сформулировал министр иностранных дел Великобритании Робин Кук, заявивший: "Мы располааем надежными доказательствами того, что Милошевич потерпел поражение на выборах. Народ Сербии в большинстве своем проголосовал против Милошевича". Обращаясь к Милошевичу глава британской дипломатии сказал: "Я говорю сегодня Милошевичу следующее: "Будьте, наконец, честны со своим народом, перестаньте обманывать его и уйдите. Дайте Сербии возможность выйти из тюрьмы, куда вы посадили собственный народ... - и еще. - Мы знаем, что Милошевич готов сфальсифицировать результаты выборов, но это ему не удастся сделать, ибо его поражение слишком велико и не может быть скрыто с помощью манипуляции".

Агентство "Франс Пресс" опубликовало предварительные результаты: за лидера оппозиции Коштуницу проголосовало 57 процентов сербских избирателей, за Милошевича -33. Как пишет в сегодняшнем выпуске газеты "Фигаро" один из лучших специалистов по Балканам Рено Жерар, "Милошевич прекрасно знал, что поддержка, на которую он мог рассчитывать, таяла как снег на солнце. В последние 2 недели его режим подавал признаки крайней нервозности. За это время белградские власти выдворили из Сербии десятки иностранных журналистов, а полиция совершала налеты на молодежные оппозиционные организации. Паранойя белградских властей достигла пика в субботу, когда белградский МИД созвал аккредитованных в столице иностранных дипломатов и заявил им, что сербская оппозиция имеет план: провозгласить в одностороннем порядке свою победу, затем бежать в Черногорию провозгласить там югославское правительства в изгнании, которое немедленно было бы признано США... Но каков бы ни был исход этого кризиса. Милошевич уже проиграл баталию. За 13 лет своего правления он ни разу не оказывался перед соперником, достойным этого названия, а сейчас таковой есть, и его зовут Воислав Коштуница", - пишет Рено Жерар на страницах "Фигаро".

Джованни Бенси:

Это все, конечно, теории заговоров. Айя Куге, Белград. Какие сведения есть из Косово и Черногории? Можно предвидеть, как отразятся результаты выборов на судьбе этих двух регионов?

Айя Куге:

На Черногории эти результаты, конечно, отразятся, именно потому что в Черногории, насколько известно, проголосовало не более четверти населения. Это дает большие возможности главному противнику Милошевича - президенту Джукановичу, служа сигналом того, что, как бы, как на референдуме черногорцы проголосовали против Милошевича. Но те черногорцы, которые голосовали, которые не бойкотировали выборы, голосовали, как и предполагалось, главным образом за Милошевича. С другой стороны, результат Черногории на Сербию, на окончательные итоги президентских выборов мало повлияет. И я не думаю, что будут предприниматься какие-то решительные шаги... Что касается Косово, то известно, что там победил Милошевич. Но голосов там, в общем, мало. Насколько известно, в выборах участвовало около 40 тысяч сербов и 8 албанцев. Когда я спросила знакомую из Косово, почему там сербы все еще голосуют за Милошевича и разве они поддерживают его политику, когда он их предал и продал, она ответила: "Да, это так, но что делать, когда мы его любим".

Джованни Бенси:

Айя, еще дополнительный вопрос: что известно о нарушении порядка голосования? Есть ли более точные данные?

Айя Куге:

Как дело будет обстоять во время подсчета голосов - неизвестно. Но надо учитывать, что до сих пор Центральная Избирательная Комиссия вообще не сообщила никаких результатов - это о чем-то говорит. Но если посмотреть на сам процесс голосования в Сербии, то, кажется, не было так уже много нарушений правил, чтобы это повлияло на результаты. Другое дело - Косово и Черногория, где, в принципе, условия голосования были нерегулярными.

Джованни Бенси:

Андрей Шарый, вы раньше работали корреспондентом в Загребе. Хорватия - вторая по значению республика бывшей Югославии. Сербско-хорватский конфликт имеет исторические размеры. Что могут означать для Хорватии итоги выборов в Югославии, также в контексте балканской проблематики?

Андрей Шарый:

В Хорватии, как и во всех странах региона и большинстве стран мира, конечно, ждут ухода Милошевича от власти, хотя с возможным приходом Воислава Коштуницы там не связывают особенно радужных надежд. Впрочем, я думаю, что в регионе и мировой общественности есть понимание того, что любой политик лучше, чем Милошевич, однако, если Коштуница придет к власти, ему быстро вспомнят... Сейчас его стыдливо называют "умеренным националистом", но эти националистические идеи ему вспомнят, вспомнят, что он в свое время тепло здоровался с Радованом Караджичем, выяснится, что у него нет серьезных качеств лидера, харизмы и если он станет президентом, он будет президентом довольно управляемым. За спиной его маячит фигура тоже достаточно противоречивого политика -Зорана Джинджича. Но это все разговоры завтрашнего дня, а сейчас, конечно, очевидно, что вот такой водораздел проходит на линии Милошевич - Коштуница, и в соседних Хорватии, Словении и Боснии однозначно высказываются в поддержку сербской оппозиции. Хотя еще раз повторяю, после запятой указывают, что "надо еще будет посмотреть, какая будет эта оппозиция". Самое резкое высказывание о Коштунице принадлежит одному из советников боснийского лидера Алии Изетбеговича - Мирзе Хайричу, который как раз перечислил по пунктам минусы, которые ожидают его страну и мусульман в случае прихода Коштуницы к власти. Хорваты сегодня, кстати, начали совместные с американцами учения на юге Адриатического моря. Формально эти учения, конечно, не связываются с выборами, но всем понятно, что чтобы не говорили политики и генералы, это дополнительный фактор давления. Хорваты опасаются, что развитие событий в Югославии может обернуться драматическим образом. Президент заявил, что армия должна быть приведена в состояние боевой готовности, но, в общем, балканский регион сейчас находится в состоянии вооруженного ожидания.

Джованни Бенси:

Итак, все, что происходит в Сербии, конечно, влияет и воздействует на ситуацию во всем взрывоопасном балканском регионе, где, между прочим, и конфликт в Боснии и Герцеговине заморожен, но нельзя сказать, что он полностью принадлежит к прошлому. Я обращаюсь к Семену Мирскому: Воислав Коштуница, кандидат в президенты от оппозиции, заявил, что в случае победы на выборах, при всех изменениях в политике, не выдаст Слободана Милошевича Международному трибуналу по бывшей Югославии в Гааге, который издал ордер на арест югославского президента по подозрению в совершении преступлений против человечности. Итак, могут ли влиять нынешние выборы на проблему выявления и наказания военных преступников в Боснии или в Косово? Каково мнение в Европе?

Семен Мирский:

Мнение такое, что результаты выборов совсем не повлияют на вопрос выдачи военных преступников в первую очередь Милошевича, или, если и повлияют, то крайне мало. Как сказал сегодня обозреватель французской радиостанции "Франс Инфо" "заявление Коштуницы не должно вызывать удивления - удивить могло бы диаметрально противоположное высказывание". Почему французский комментатор и не только он исключают возможность выдачи Милошевича Гаагскому трибуналу? Прежде всего, из-за довода национализма - он, как известно. есть во всех странах, но в Сербии усилен тысячекратно.

Джованни Бенси:

Андрей Шарый, вы думаете, что в случае победы Коштуницы ситуация в Югославии будет стабильной?

Андрей Шарый:

Нет, я так не думаю. Во-первых, уход Милошевича - еще не факт, даже если он проиграет выборы это не значит, что уходит в прошлое его система, и в-третьих, даже если сам Милошевич и его окружение и уйдут в прошлое в ближайшее время, Сербии предстоит пройти очень много и догнать соседей по региону на этом, как бы это очень выспренно не звучало, очень шатком и трудном пути к демократии, так что, перед сербским народом еще стоят очень сложные задачи.

XS
SM
MD
LG