Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Удар кулаком в лицо Черногории..."


Значение последних политических событий в Югославии



Программу ведет Джованни Бенси. В ней участвуют: из Загреба - хорватский журналист Владо Вурушич, редактор еженедельника "Глобус", из Белграда - Владимир Вереш - научный сотрудник Института стратегических исследований, и из Парижа - корреспондент Радио Свобода Семен Мирский.

Джованни Бенси:

Сегодня мы будем обсуждать ситуацию в бывшей Югославии, и в нынешней тоже - там происходят события, вызывающие большую озабоченность. Мы имеем в виду принятое на прошлой неделе парламентом СРЮ - то есть, государства, состоящего из Сербии и Черногории, решение об изменении Конституции, практически, для того, чтобы позволить президенту Милошевичу снова выдвинуть свою кандидатуру в июле следующего года, когда истечет срок его мандата. Это решение вызвало сильные протесты в Черногории, президент которой Мило Джуканович не в ладах с Милошевичем. Как правительство, так и парламент Черногории отвергли принятые в Белграде поправки к Конституции, ведь ее реформа предусматривает и всенародное избрание президента Югославии, что черногорцы считают для себя дискриминацией.

На опасность, заложенную в сербско-черногорском конфликте, обратил внимание и президент Чехии Вацлав Гавел во время визита в Дубровник и своих бесед с президентами Хорватии Стипе Месичем и Словении -Миланом Кучаном. На территории бывшей Югославии произошли и положительные события - например, недавнее решение Конституционного суда Боснии. Согласно этому решению, на всей территории этого возникшего после распада старой Югославии государства все три национальности - босняки, сербы и хорваты, имеют одинаковые права и обязанности в обеих образованиях, составляющих государство - Хорватско-Мусульманской федерации и Республике Сербской. Председатель Конституционного Суда Боснии Хасим Бегич подчеркнул, что это решение вступает в силу немедленно и не нуждается в ратификации парламентариями обеих названных национально-религиозных формаций.

Но, к сожалению, следы межэтнической войны, разорившей Боснию-Герцеговину еще не стерты - раны, открытые войной, еще кровоточат. На эти дни приходится пятая годовщина побоища, учиненного боснийско-сербскими войсками в Сребренице против мусульман. В течение последних недель вокруг Сараево найдено не менее 80 трупов жертв боснийской войны, находившихся в массовых захоронениях. На днях, прокурор трибунала ООН по бывшей Югославии в Гааге Карла Дель Понте сообщила, что с 1996-го года в Боснии обнаружены и исследовано более 20 братских могил, в которых находились 2 077 трупов жертв межэтнической бойни.

В Косово, как мы читаем каждый день в газетах, несмотря на присутствие сил КФОР межэтническое согласие далеко не восстановлено. Раньше албанцы были жертвами сербского насилия, а теперь эти национальные группы поменялись ролями, и все чаще и чаще страдают сербы. 6 жителей Косово албанской национальности на днях приговорены за терроризм к лишению свободы на срок от 6 до 12 лет. Нередко дома и памятники сербской культуры в Косово специально охраняются силами КФОР. Наиболее напряженная ситуация в городе Косовска Митровица и в самой Приштине. Этот сложный комплекс вопросов и составит тему нашей беседы. Первый вопрос Владимиру Верешу: можете ли вы объяснить, в чем суть реформы Конституции, и как она позволит Милошевичу, по крайней мере, попытаться продлить свое пребывание у власти. Одна немецкая газета - "Вельт" - даже писала, что Милошевич идет по стопам маршала Тито, который конституционной реформой 1974-го года обеспечил себе власть до смерти?

Владимир Вереш:

Здесь присутствуют два основных момента: во-первых, Милошевич пытается "приручить" Черногорию и восстановить свой контроль над этой федеральной республикой. По-моему, это - главная цель конституционных изменений, даже более важная, чем продление президентского срока. Милошевич пытается ограничить президента Черногории Джукановича в его действиях и сформировать такой союзный парламент и впоследствии такое правительство, которое будет соответствовать его интересам и в котором Джуканович влияния иметь не будет. Во-вторых, поскольку по старой Конституции срок полномочий президента истекает в будущем году, Милошевич очевидно решил изменить Конституцию в том смысле, чтобы обеспечить себе избрание по крайней мере еще на два срока - по нынешнему тексту конституции он может быть президентом еще 9 лет - конечно, при условии, что он будет избран на всенародных выборах, но это уже другой вопрос, который пока откладывается, но, очевидно, он уверен, что с помощью пропагандистского, политического и другого аппарата ему это удастся. Вот это, пожалуй, два основных момента этих изменений.

Джованни Бенси:

Но оправдано ли сравнение с Тито?

Владимир Вереш:

Вы знаете, у Тито была совершенно особая роль, так что вряд ли эти две политические фигуры можно сравнивать, но то, что у Милошевича есть такого рода амбиции - это несомненно. Как известно, в свое время Тито был провозглашен пожизненным президентом, но это было, когда Тито было уже, пожалуй, за 70 лет у Милошевича, очевидно, есть очень серьезные претензии на то, чтобы в течение очень долгого времени управлять государством, либо будучи президентом, либо находясь на каком-то другом посту, с которого он может контролировать развитие государства. Так что, такие амбиции у него несомненно присутствуют.

Джованни Бенси:

Черногория, как мы знаем, почти поровну разделена на сторонников союза с Сербией и сторонников независимости - по крайней мере, большей самостоятельности. Президент Черногории Джуканович выразил озабоченность в связи с конституционными переменами в Белграде, которые были отвергнуты и парламентом в Подгорице. Парламент считает, что перемены в союзной Конституции идут вразрез с интересами Черногории. Как видится эта полемика из Хорватии, и что можно думать о словах Гавела в Дубровнике. Владо Вурушич?

Владо Вурушич:

Сначала я должен сказать, что отношения между именно Сербией и Хорватией в последнее время ухудшились. Недавнее высказывание министра иностранных дел Хорватии о том, что Хорватия поможет демократическим преобразованиям в Сербии, в Белграде восприняли очень бурно и даже назвали нынешнее правительство Хорватии "фашистским". Так что, тем более, все время Хорватию обвиняют во вмешательстве во внутренние дела СРЮ, в связи с налаживанием ей хороших отношений с Черногорией. 11 мая как раз в Дубровнике состоялась встреча трех президентов: Гавела, президента Словении Кучана и президента Хорватии Месича с президентом Черногории Джукановичем. Наверное, это не понравится Белграду. Тем более, недели две назад Джуканович встретился с президентом Месичем в Дубровнике и извинился перед Хорватией и жителями Дубровника за то, что, как он сказал, "во время войны творили черногорцы в форме югославской армии". Это вызвало в Белграде большой шум и Джукановича даже обвинили в том, что он - "агент Хорватии и подлизывается к хорватам". Дело в том, что действительно в Черногории которая, по-моему, практически существует как независимое государство - там абсолютно не чувствуется, что она находится в СРЮ - единственный выход в Европу - Хорватия.

Вообще отношение политическое в Хорватии такое, что идет большой спор о том, нужны ли для самой Хорватии демократические перемены в Сербии и Черногории. С одной стороны, большинство из-за того, что происходило в последние 10 лет, думают, что то, что сейчас происходит в Сербии, означает, что "так им и надо". Мол, !с них все началось и пусть им будет как можно хуже". Но все-таки люди осознают, что если Хорватия действительно хочет войти в Европу и идти по пути демократии, то в ее соседстве все-таки должны быть демократические государства. Поэтому действительно Хорватия очень внимательно следит за происходящим в Черногории и даже, можно сказать, поставила себе задачу: демократизировать, по крайней мере, Черногорию.

Хорватия, конечно, опасается гражданской войны в Югославии или Черногории, о которой недавно говорил по хорватскому телевидению и сам Джуканович. Хорватия знает, что если случится какая-то война у ее границ, то обвалится туристический сезон, от которого много зависит, поскольку Хорватия находится в тяжелом экономическом кризисе и от нескольких миллиардов долларов, которые ожидаются от хорошо начавшегося туристического сезона, это правительство ожидает немало. В Черногории такая ситуация, что столкновения и насилие возможны, а если это действительно произойдет, то в Хорватии, наверное, тоже замедлится демократическое развитие и затруднится выход из экономического кризиса.

Джованни Бенси:

Стало быть события в бывшей Югославии привлекали внимание общественности не только на Балканах но и вообще - в Европе и на Западе. С пребыванием Милошевича в Белграде связывается продолжение конфликтов в Боснии и Косово - по крайней мере, в сознании общественности Западной Европы. Семен Мирский, как во Франции, и вообще - в ЕС, отреагировали на конституционные инициативы Милошевича. Есть ли опасения, что возможен дальнейший распад Югославии с отрицательными последствиями для мира в регионе, и как на Западе оценивается роль сербской оппозиции, о которой мы будем говорить потом?

Семен Мирский:

На Западе, и, в частности, во Франции все эти события не остались незамеченными, и опасения нового витка насилия на Балканах, включая войну внутри самой Югославии с эпицентром в Черногории, существуют. Все это считается вполне реальной возможностью, а что касается поправки к Конституции, принятой югославским парламентом, то вот что пишет на эту тему агентство "Франс Пресс" : "Эта серия поправок позволит Милошевичу продлить президентский мандат еще на один, а при желании и два дополнительных срока". Французский дипломат - специалист по Балканам прокомментировал этот маневр Милошевича так: "То, что проделал Милошевич - это удар кулаком в лицо Черногории. Удар в лицо черногорского президента Джукановича - единственного настоящего противника Милошевича в том, что осталось от Югославии".

Что касается того, как на Западе относятся к оппозиционному движению в Югославии, то вот, по-моему, хороший пример: корреспондент газеты "Фигаро", один из лучших в Европе знатоков региона - Рено Жерар посвятил развернутый репортаж сербскому оппозиционному студенческому движению "Отпор". Мне очень нравится начала его репортажа: "Представьте себе, что вы студент в стране, правитель которой развязал и проиграл 4 войны, президент признан виновным в совершении военных преступлений, врач получает 300 франков в месяц, - примерно 50 долларов, - насчитывается 40 процентов безработных и миллион беженцев, а олигархи и бывшие аппаратчики, разворовавшие государственное добро, живут в неприличной роскоши... В стране, в которой государственное телевидение одурманивает народ националистической пропагандой, а независимые СМИ закрываются одно за другим. Если вы являетесь студентом в такой стране - она называется Сербия, то у вас только два выхода - эмиграция или сопротивление. Около 200 тысяч сербов, имеющих высшее и высшее техническое образование, эмигрировали из страны за последние 10 лет. Те, кто остались, идут в ряды общественного сопротивления. Это и есть движение "Отпор"- движение сопротивления", - так пишет Рено Жерар в газете "Фигаро".

Джованни Бенси:

Тема оппозиции в Белграде, конечно, важна. Я обращаюсь к Владимиру Верешу: тот же вопрос: что думает оппозиция о поправках к Конституции и конфликте с Черногорией, который назревает? Какова, в частности, позиция движения "Отпор"?

Владимир Вереш:

Оппозиция, в основном, в подавляющей своей части поддерживает позицию Джукановича и руководства Черногории, что весьма важно. Дело в том, что до сих пор среди оппозиционных партий были довольно различные позиции в отношении возможной большей автономии или независимости Черногории. Однако, на этот раз фактически все крупные оппозиционные партии сходятся в оценке, что речь идет о попытке неконституционными средствами повлиять на положение Черногории в Югославской Федерации, и Джуканович пользуется полной поддержкой, за исключением, может быть, одной или двух оппозиционных белградских партий. Что касается ситуации в самой Сербии, то оппозиция находится в довольно странном положении. Несмотря на то, что со всех сторон растет давление в смысле ее объединения и совместного выступления оппозиционных партий, тем не менее, ее лидеры все же по некоторым важным пунктам не могут договориться, в том числе и о том, участвовать им или нет в возможных осенних муниципальных или союзных выборах.

В такой ситуации растет значение общественных движений, и, прежде всего, только что упомянутого движения "Отпор." Некоторые считают, что оно может стать ядром весьма серьезного общенародного движения, которое будет играть более важную роль и иметь большее влияние чем любая из оппозиционных партий. Что касается оппозиционных лидеров, то они себя в Югославии частично дискредитировали, и к ним избиратели и граждане не питают особого доверия, и, возможно, именно у "Отпора" есть больше шансов стать лидером какого-то оппозиционного движения, не в каком-то узком смысле, а именно в смысле всенародного движения за всеобщие политические перемены в стране.

Джованни Бенси:

Если между Сербией и Черногорией происходят такие недоразумения, то, скажите пожалуйста - господин Вурушич, как относятся в Хорватии к такому положительному явлению, как недавнее решение Конституционного суда Боснии о равноправии граждан всех трех национальностей в обеих политических- формациях, составляющих Боснийское государство?

Владо Вурушич:

С самого начала в Хорватии все время говорили, что все три народа, которые живут в Боснии, должны быть равноправны на всей территории государства и быть конституционными нациями на всей территории государства. Это помогает, потому что и сербы, живущие в Боснии, и хорваты, живущие в Боснии, практически все время смотрели на Белград или Загреб, а не на Сараево. Они все-таки не считали Боснию и Герцеговину своим государством, своей родиной. Так что это решение воспринято положительно. Это еще один шаг к тому, чтобы граждане Боснии независимо от их национальности ориентировались на столицу страны, в которой они живут.

XS
SM
MD
LG