Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выдача Милошевича Гаагскому трибуналу близится


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге и корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин, который беседовал с сотрудником Филадельфийского института внешней политики Майклом Раду.

Андрей Шарый:

Югославские власти объявили о начале процесса, связанного с экстрадицией бывшего президента страны Слободана Милошевича Международному трибуналу в Гааге. Однако, бывший югославский лидер не будет выдан Международному трибуналу до начала работы конференции по оказанию помощи балканскому региону, которая открывается в пятницу в Брюсселе. Об этом заявил во вторник в Белграде президент Югославии Воислав Коштуница. Он подкрепил свое заявление словами о том, что принятый на днях указ правительства о выдаче военных преступников не может быть выполнен в столь быстрые сроки, так как обвиняемый имеет право на апелляцию. Во всех этих юридических хитросплетениях мы попросили разобраться корреспондента Радио Свобода в Белграде Айю Куге:

Айя Куге:

Предполагалось, что для выдачи любого гражданина Югославии, обвиняемого Гаагским трибуналом, понадобится от двух до трех недель - с того момента, когда обвинительные документы трибунала получит окружной суд. В постановлении правительства Югославии в статье 13-й сказано, что "на заседании судебной коллегии присутствуют обвиняемый и его адвокат, которые в случае положительного решения о выдаче имеют право подать жалобу в течение восьми дней, окончательное решение должен принять Верховный суд в течение 15 дней". Согласно этой статье, Слободан Милошевич мог бы быть отправлен в Гаагу не раньше, чем через 10 дней. Уже известно, что заседание окружного суда по его делу состоится в среду. Однако, во вторник в Белграде вдруг появилось другое толкование процедуры выдачи обвиняемых Международному трибуналу. Эту новую версию подтвердил и один из адвокатов Слободана Милошевича. По его словам, срок для подачи жалобы только три дня - потому что будет применяться та процедура Уголовного кодекса, которая ранее в подобных случаях применялась против иностранных граждан. Действительно, в постановлении правительства о сотрудничестве с Гаагским трибуналом есть статья, позволяющая такую возможность, но в какой-то скрытой форме.

Так получилось, что во вторник президент Югославии Воислав Коштуница, который по образованию юрист, категорически исключил возможность, что Слободан Милошевич мог бы быть отправлен в Гаагу до пятницы, когда в Брюсселе начинается международная конференция финансовых доноров, предоставляющих помощь Югославии. Коштуница сообщил, что такой короткий срок выдачи не предусмотрен законом. Однако, премьер-министр Сербии Зоран Джинджич в то же время заявил, что для экстрадиции Милошевича не понадобится больше трех дней, и что бывший сербский лидер мог бы оказаться в заключении в Гааге в пятницу. Защитники Слободана Милошевича обратились в Конституционный суд Югославии, утверждая, что постановление правительства противоречит Конституции. Но эта жалоба не задержит выдачу трибуналу бывшего президента. Неизвестно также, когда будет заседать Конституционный суд. Ряд ведущих белградских юристов считает, что Конституция позволяет экстрадицию югославских граждан Международному трибуналу, потому что этот суд основан ООН - членом которой является Югославия. Согласно их толкованию, для выдачи обвиняемых Гаагскому суду не нужен никакой специальный закон или постановление. Правительственный указ только облегчает и разъясняет процедуру экстрадиции - считают некоторые белградские эксперты. Их оппоненты утверждают, что выдача обвиняемых трибуналу производится по политическим мотивам.

Андрей Шарый:

Выдача Слободана Милошевича Международному трибуналу, что называется, экспериментальный шаг, который может обернуться неожиданными последствиями и для Югославии и для Балкан. Таково мнение известного американского политолога -сотрудника Филадельфийского института внешней политики Майкла Раду. С ним беседует наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин:

Еще совсем недавно мало кто мог предсказать такой поворот в судьбе бывшего югославского лидера. Как вы оцениваете сенсационное решение нынешних югославских властей передать бывшего президента Международному трибуналу?

Майкл Раду:

Я думаю, что, в конце концов, такой шаг мало чем поможет Югославии. Очевидно, что непосредственным поводом для решения о выдаче Милошевича стало финансовое давление Соединенных Штатов, отказавшихся участвовать в обсуждении вопросов оказания материальной помощи Югославии до тех пор, пока Слободан Милошевич не будет выдан трибуналу, но это лишь одно из соображений, которыми руководствуются новые демократически избранные лидеры страны. Они надеются, что такой шаг повлечет за собой расширение связей с Западом со всеми вытекающими политико-экономическими плюсами, они хотели бы, чтобы выдача Милошевича и его соратников, обвиняемых в серьезных военных преступлениях, подвела черту под неприятным прошлым. Но я опасаюсь, что Белграду придется расплачиваться за лучший международный имидж ухудшением внутриполитической ситуации. Прежде всего, выдача Милошевича Международному трибуналу придаст ему, потенциальному военному преступнику, ореол жертвы даже в глазах тех сербов, которые выступали против него, и это способно спровоцировать новую нестабильность в стране. Так что правительство Югославии серьезно рискует, совершая логический, с точки зрения международных отношений шаг.

Юрий Жигалкин:

Как известно, у Международного трибунала, созданного решением ООН, было много скрытых критиков, считавших, что его попытки предать суду военных преступников, с практической точки зрения, контрпродуктивны. Сами судьи критиковали западных миротворцев, не желавших арестовывать подозреваемых. Может ли будущий процесс над Милошевичем помочь трибуналу утвердить себя в качестве уважаемой и легитимной международной юридической институции?

Майкл Раду:

У меня есть серьезные сомнения по этому поводу. Я лично не испытываю никакого сочувствия к Милошевичу, на мой взгляд, он преступник, заслуживающий серьезного и показательного наказания. Но я не уверен, что международный суд с не очень определенными рамками полномочий будет самым подходящим арбитром акций Милошевича. Прежде всего, трибунал действует на шаткой юридической основе. В свое время он отказался рассматривать обвинения, выдвигавшиеся в адрес НАТО, бомбившего Югославию, отказавшись объяснить свои соображения. Что, если адвокаты Милошевича начнут на процессе задавать вопросы, скажем, о законности действий международного сообщества, активно сотрудничавшего с Милошевичем, когда ему требовалась поддержка Белграда для прекращения войны в Боснии? Этот процесс может сулить неприятности многим людям. Так что я продолжаю думать, что наилучшим выходом в такой ситуации был бы суд над Милошевичем, проведенный в Белграде. Это было бы актом искупления, суд над Милошевичем, проведенный его согражданами, сербами.

Андрей Шарый:

Я замечу в конце этой темы, что американский политолог Майкл Раду - известная и уважаемая в США и за пределами этой страны фигура, однако, он представляет только одну точку зрения на вопрос об экстрадиции Слободана Милошевича и перспективах суда над ним в Гааге, в ближайшее время нам очевидно еще и еще раз придется возвращаться к этой теме, и мы будем знакомить вас со всем спектром мнений специалистов, связанным с сотрудничеством Югославии и других балканских стран с Международным трибуналом по наказанию военных преступников.

XS
SM
MD
LG