Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"В ближайшее время рассчитывать на то, что Москва будет активно действовать в Сербии, или в Югославии в целом, не стоит"


Поездка лидеров сербской оппозиции в Москву.

Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге, специалист по Балканам, корреспондент Радио Свобода в Москве Виталий Портников; российский историк-балканист - доктор Артем Улунян.

Андрей Шарый:

Лидеры сербской оппозиции приехали 29 мая в Москву на переговоры с руководством России. В Белграде эта поездка была широко разрекламирована, как одно из средств борьбы со Слободаном Милошевичем. Однако, Кремль не продемонстрировал намерений сближаться с противниками режима. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге:

Айя Куге:

До поездки в Москву лидеры сербской оппозиции не обнародовали ни конкретной цели, ни плана этого визита. Инициатор поездки - лидер "Сербского Движения Обновления" Вук Драшкович только дал понять, что делегация будет принята на самом высоком уровне. А многие независимые наблюдатели до последнего момента сомневались в том, что оппозиционная делегация вообще поедет в Россию. Ведь известно, что два лидера крупных оппозиционных партий - Зоран Джинджич и Воислав Коштуница в Москву отправлялись, скажем так, неохотно. Впечатление такое, что они поехали только для того, чтобы не разрывать провозглашенного, но сомнительного единства сербской оппозиции.

"Россия была тюремным лагерем, а сейчас Москва выглядит как Париж", - заверял Вук Драшкович публику в субботу на митинге в Белграде. Он сообщил, что сербская оппозиция обратится за помощью к России, чтобы такие же демократические перемены, какие осуществлены там, стали возможными и в Сербии. Драшкович заявил, что он призовет Москву не поддерживать правящий в Югославии режим, который терроризирует своих граждан. Здешние независимые эксперты опасаются, что плохо подготовленная поездка представителей сербской оппозиции в Москву могла бы обернуться против нее. В Белграде прогнозируют, что если даже оппозиция получит поддержку Кремля - уровень пониже ее не интересует, то это будет только в общих категориях: "Мы за демократию, мы против применения силы".

С другой стороны, беда в том, что такая психологическая поддержка Москвы обычно больше эффекта вызывала у сторонников официального Белграда, чем у сторонников оппозиции, большинство которых ориентируется на западные ценности. "Бессмысленная поездка", "грубая дипломатическая ошибка", "нереальные ожидания" - так в разговоре со мной визит представителей сербской оппозиции в Москву оценили два видных белградских эксперта по международным отношениям. Они признались, что им не удалось объяснить растерянному Вуку Драшковичу, что вместо того, чтобы настаивать на встрече с руководством России, надо разрабатывать конкретную стратегию борьбы с режимом Слободана Милошевича, не рассчитывая на то, что кто-то в Кремле взмахнет волшебной палочкой и Сербия станет демократической. Пока три лидера оппозиции находятся в Москве, в Белграде приостановлены все манифестации протеста, а это вызывает недовольство многих граждан.

Андрей Шарый:

Итоги визита лидеров сербской оппозиции в Москву подводит Виталий Портников:

Виталий Портников:

Пожалуй, еще ни один визит сербских оппозиционных лидеров в российскую столицу не выглядел так плохо подготовленным, как нынешний приезд Вука Драшковича, Зорана Джинджича и Воислава Коштуницы. Как известно, раньше приезды сербских оппозиционных лидеров, даже и не вместе, а поодиночке, сопровождались широким кругом встреч с представителями различных российских политических партий и организаций, представителями властных структур. Не стоит, возможно, даже напоминать о приездах "тройки триумфаторов"- Драковича, Джинджича и Весны Пешич в столицы европейских стран в дни студенческих демонстраций, но можно хотя бы вспомнить о последнем визите Вука Драшковича в российскую столицу - список участников встречи во время того визита был переполнен именами известных представителей российской политической элиты. Сегодня все было по другому, хотя Вук Драшкович говорил о достижениях России в деле демократизации общества, очевидно, рассчитывая на понимание со стороны российских властей.

Вук Драшкович:

Я надеюсь, что будет помощь из России. Россия - не Сербия. Я был бы очень счастлив, если бы у нас были такие права человека, какие сегодня существуют в России...

Виталий Портников:

Тем не менее, в Государственной Думе России участникам делегации из Белграда удалось встретиться лишь с членами Комитета по международным делам нижней палаты российского парламента. Руководителем российской делегации на этой встрече была заместитель председателя Комитета Александра Буратаева, которая лишь заметила, что "членам Комитета было интересно выслушать мнение представителей сербской оппозиции". Председатель Комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Рогозин в этой встрече участия не принимал. Свою поддержку стремлениям представителей сербской оппозиции установить в Сербии демократический режим выразили лишь представители СПС и фракции "Яблоко". Довольно странной была ситуация и со встречами сербских оппозиционеров в российском МИД. Накануне отъезда в МИД Вук Драшкович заявил, что в 16 часов у него назначена встреча с министром иностранных дел Российской Федерации Игорем Иваноым. Однако, сам Иванов в 16 часов находился на встрече премьер-министров Российской Федерации и Португалии, и на прямо поставленный вопрос о возможности его встречи с Драшковичем заявил, что ничего об этом говорить не будет.

Лидеры сербской оппозиции в МИД были приняты заместителем министра Александром Авдеевым. По мнению наблюдателей, это далеко не тот дипломат, который может посочувствовать их сообщениям о происходящем в Сербии и предложениям по изменению ситуации. Среди других собеседников лидеров сербской оппозиции были главы соответствующих департаментов МИД, однако, вряд ли это - тот уровень, на который рассчитывали Вук Драшкович и его коллеги.

Андрей Шарый:

Репортажи корреспондентов Радио Свобода из Белграда и Москвы слушал по телефону российский историк-балканист Артем Улунян. Сейчас он на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода. Доктор Улунян, накануне приезда лидеров сербской оппозиции в Москву председатель Комитета Государственной Думы по международным отношениям Дмитрий Рогозин заявил, что "Россия все-таки должна сохранять политику равноудаленности от обеих центров противостояния в Белграде", - то есть, от режима Слободана Милошевича и от лидеров оппозиции. Как вы оцениваете такое предложение?

Артем Улунян:

Вообще, Рогозин - человек во многом лояльный нынешней власти. Вполне естественно, что он будет выполнять линию, которая ныне существует в Москве. Москва сейчас не заинтересована в ухудшении отношений с Западом, поскольку Косово является тем пробным камнем, на котором может коваться или наоборот разбиваться некая форма союза с Западом. Естественно, что в дальнейшем, в ближайшее, во всяком случае, время, рассчитывать на то, что Москва будет проводить некую активную работу в Сербии, или в Югославии в целом, не стоит. Более того, необходимо подумать и о другом: в Москве очень внимательно отслеживают поведение самой оппозиции - насколько она консолидирована, влиятельна, и, самое главное, насколько она сориентирована именно на решение проблем Югославии в целом. И здесь могут возникнуть определенные проблемы, так как Москва имеет определенные отношения с Белградом. Ради каких-то отношений с оппозицией она вряд ли пойдет на их ухудшение. Здесь есть несколько факторов, которые будут влиять на позицию Москвы в дальнейшем.

Андрей Шарый:

Похоже, что внутриполитическая ситуация в Сербии зашла в тупик, поскольку несмотря на все те призывы к лидерам сербской оппозиции, которые раздаются из толпы - призывы к бунту, фактически, к топору - эти призывы, конечно, нельзя одобрить - но несмотря на это никакой конструктивной политики в общем не просматривается. Есть ли на ваш взгляд какие-то рецепты решения проблемы?

Артем Улунян:

Рецепты давать из Москвы гораздо проще, чем вырабатывать их на месте. Но мне кажется, что до сих пор сербская оппозиция так и не смогла выработать некую форму, которая противостояла бы всевозможным официальным системам восприятия мира. Она в какой-то момент консолидировалась с Белградом, в частности, в период косовских событий, в то же время она заняла некую особую позицию после них. На данный момент, мне кажется, имеет смысл говорить только о том, что перед оппозицией стоят два главных вопроса: первый - политический, фактически - противодействие режиму Милошевича, используя внутренний ресурс, разумеется не при помощи топора или насилия, а демократическим способом, чтобы привлечь внимание общественности. Я думаю, что в таком случае гарантирована поддержка сербской оппозиции даже Западом. Он в таком случае в какой-то момент может простить ее некоторую "национальную эйфорию" в период косовского конфликта.

Второй момент - это, разумеется, продолжение действий Запада в отношении Милошевича. Как мы знаем, он продолжает оставаться человеком, разыскиваемым Гаагским трибуналом, и сочетание этих факторов может дать в конечном счете положительный эффект, и Югославия, в конце концов, может стать Югославией без Милошевича, нормальной Югославией, а сербская оппозиция, в конечном счете, может стать той политической силой, которой она должна стать в нормальном государстве. Но в ее нынешнем виде она не может эффективно противостоять режиму Милошевича.

XS
SM
MD
LG