Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самоубийства политиков бывшей Югославии


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют: редактор Радио Свобода Андрей Шарый, корреспонденты РС: в Белграде - Айя Куге, и в Мадриде - Аурора Гальего.

Дмитрий Волчек:

В четверг вечером у входа в здание федерального парламента Югославии выстрелил себе в голову совершил бывший министр внутренних дел Сербии Влайко Стоилькович. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге:

Айя Куге:

Влайко Стоилькович решился на самоубийство в четверг под вечер, через три часа после принятия югославским парламентом закона о сотрудничестве с Международным Гаагским трибуналом по военным преступлениям. Стоилькович, депутат парламента, пришел в Скупщину после заседания, передал прощальное письмо одному из коллег, а потом, через пару минут, у входа в здание выстрелил себе в голову из пистолета марки "Беретта". В больницу он попал в крайне тяжелом состоянии и врачи не скрывали, что смертельный исход пациента неминуем.

Влайко Стоилькович три с половиной года руководил министерством внутренних дел Сербии, до октября 2000-го года, когда в Белграде произошли политические перемены. Он считался самым верным соратником Слободана Милошевича. Весной 1999-го года против Стоильковича были выдвинуты обвинения в Гааге за преступления, совершенные сербской полицией против албанцев в Косово. Известно, что он лично причастен к сокрытию следов преступлений - перемещении в Сербию из Косово сотни трупов убитых мирных албанских жителей, привезенных в рефрижераторах. Известно также, что бывший главный сербский полицейский полтора года назад, во время так называемой белградской революции, отдал приказ стрелять в демонстрантов, но полиция его приказу не подчинилась. В памяти многих сербов время пребывания Стоильковича на посту министра осталось как период полицейских репрессий, убийств и исчезновения без вести нескольких политических противников Слободана Милошевича.

Шестидесятипятилетний бывший министр внутренних дел уже год как грозился покончить с собой, в случае если его будут отправлять в Гаагу. Неоднократно он своим друзьям и товарищам по социалистической партии зачитывал разные версии прощального письма. Оказалось, что таких писем он подготовил несколько. Партийные товарищи Влайко Стоильковича теперь утверждают, что им не удалось его переубедить. Любопытно, что последнее письмо, перед попыткой самоубийства, Стоилькович в парламенте передал не своим коллегам по партии, а депутату радикальной партии ультранационалиста Воислава Шешеля.

Адвокат бывшего министра полиции сообщил, что он долго и подробно планировал как и где покончит с собой. Главное прощальное письмо под названием "Обращение" содержит пятнадцать страниц, написанных в течении последних девяти месецев, после выдачи в Гаагу Слободана Милошевича. Стоилькович, по словам его адвоката, сначала собирался окончить жизнь в белградском парке, у обелиска жертвам натовских бомбардировок Югославии, затем решил сделать это в зале заседаний парламента, в заднем ряду у входа, чтобы депутаты всегда помнили, что до смерти его довели предатели сербского народа. Одно из прощальных писем он оканчивает словами: "Патриоты найдут способ отомстить мою смерть".

Дмитрий Волчек:

12 апреля в номере гостиницы "Евробилдинг", в Мадриде, покончил с собой министр труда Югославии Миодраг Ковач, член Социалистической партии Черногории. Из Мадрида сообщает наш корреспондент Аурора Гальего:

Аурора Гальего:

Миодрагу Ковачу, главе делегации на Второй Всемирной конференции по проблемам старения, было 53 года. Примерно в час ночи с четверга на пятницу в администрацию гостиницы позвонили сотрудники посольства Югославии, обеспокоенные тем, что Ковач не отвечает на телефонные звонки. Испанские полицейские сообщили журналистам, что, когда они прибыли в час тридцать ночи в гостиницу, они обнаружили тело министра в ванной комнате. Ковач повесился на брючном ремне. Врачи скорой помощи подтвердили, - самоубийство. В номере найдена предсмертная записка. Представители югославского посольства сообщили испанским властям, что займутся отправкой тела в Белград сами. Приезд родственников министра в Мадрид не предвидится.

Представитель югославского посольства в Испании утверждает, что нет никакой связи между самоубийством министра труда и попыткой самоубийства бывшего министра внутренних дел Стоильковича. По одной из версий, хозяйственно-финансовой деятельностью Миодрага Ковача интересовались правоохранительные органы Югославии.

Дмитрий Волчек:

Политические самоубийства - не редкость для политической сцены Сербии. У микрофона с комментарием - мой коллега Андрей Шарый:

Андрей Шарый:

Трагедия на ступенях югославского федерального парламента - не первое самоубийство сербских политиков и военных. В 1996-м году покончил с собой выстрелом в голову из пистолета один из лидеров боснийской Республики Никола Кольевич, по образованию, кстати - литературовед, один из тонких знатоков творчества Шекспира, ставший политиком и столь трагично закончивший. В 1998-м году за сутки до вынесения приговора повесился на шнуре от электробритвы в камере тюрьмы Гаагского трибунала бывший мэр хорватского города Вуковар серб Славко Докманович, страдавший, как позже выяснилось, тяжелым психическим расстройством. Чуть больше года назад застрелился, запершись в собственной автомашине у ворот дачного участка, бывший министр внутренних дел и один из верных соратников Слободана Милошевича Зоран Соколович, который, по одной версии, был уже смертельно болен. Не раз писал соратникам прощальные письма опальный боснийско-сербский генерал Ратко Младич, выдачи которого за совершение преступлений против человечности добивается Международный трибунал в Гааге. Теперь, как говорят, Младич заявляет о том, что единственный выход для него в случае попытки ареста - самоубийство. Влайко Стоилькович и повесившийся в мадридской гостинице министр мирной специализации Миодраг Ковач, таким образом, только пополнили этот трагический список.

Почему это список вообще появился в сербской политике - предмет не для журналистского комментария, а для медицинского расследования психиатра. Но одну причину все-таки назову, хотя и опасаюсь субъективных оценок. Тупик - так можно назвать итог почти тринадцатилетнего пребывания у власти в Сербии и Югославии Слободана Милошевича, человека с крепкой нервной системой, но у которого самоубийством покончили жизнь оба родителя. Бессмысленно начатые и бездарно проигранные войны, крушение идеалов, крушение системы, поруганные жизненные ценности, полный идеологический, моральный провал. Страна развалена, отброшена назад на десятилетия, поставлена в положение изгоя, в этой стране средний гражданин пару ботинок покупает раз в одиннадцать лет. Нет выхода, жить незачем. В результате - удавка, петля, пистолет как символ спасения. Бессмысленный протест, и еще, надеюсь, хотел бы надеяться, хотя бы в некоторых случаях - стыд за содеянное и страх наказания. Политическая логика тупика, вот что страшно, не оставляет иного выхода, быть может, достойного, если речь вести об абстрактно понятом кодексе чести офицера, но весьма сомнительного в точки зрения нравственности. Советский министр внутренних дел товарищ Пуго после провала путча в августе 1991-го года застрелился не потому, что боялся тюрьмы. Маршал Ахромеев покончил с собой в кабинете начальника Генштаба не из-за того, что его грозили лишить пенсии.

XS
SM
MD
LG