Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Проиграли те, кто хотел войны на Балканах"


Андрей Шарый беседует с обозревателем Службы южнославянских языков Радио Свободная Европа, белградским журналистом и политологом Срджаном Кусовцем.

Андрей Шарый:

Сербия и Черногория подписали сегодня соглашение о переустройстве прежней Югославской федерации. Соглашение предусматривает, что страны получат большую автономию в рамках нового союзного государства, которое получает название "Сербия и Черногория". Документ был подписан сегодня в Белграде президентом бывшей Югославской федерации Воиславом Коштуницей, президентом Черногории Мило Джукановичем, представителями Сербии и одним из руководителей Европейского Союза Хавьером Соланой. Как сообщил премьер-министр Сербии Зоран Джинджич, в новом союзном государстве Сербия и Черногория будут проводить единую оборонную и внешнюю политику, но экономически будут независимы друг от друга. Соглашение заключено при посредничестве Европейского Союза.

Подписанный в Белграде договор я попросил прокомментировать обозревателя Службы южнославянских языков Радио Свободная Европа, белградского журналиста и политолога Срджана Кусовца:

Срджан Кусовац:

Проиграли те, кто хотел войны на Балканах. Такой вариант все еще не был исключен на территории Черногории, потому что республика резко разделена на два лагеря: чуть больше половины населения выступало за независимость, чуть меньше половины - за союз с Сербией. То, что произошло сегодня, мне кажется единственным мудрым и логичным политическим решением.

Я глубоко убежден в том, что Югославия прекратила свое существование в 1991-м году, после выхода из состава федерации Хорватии и Словении. Сама идея общего южнославянского государства родилась когда-то в Загребе, а государство под названием Союзная Республика Югославия, созданное по воле Милошевича, существовало преимущественно для того, чтобы обслуживать политические амбиции бывшего президента. Эта Югославия, состоящая из Сербии и Черногории, к настоящей Югославии никакого отношения не имеет. Нынешний югославский президент Воислав Коштуница еще в 1993-м году заявил: "О любой Югославии нужно забыть". Конечно, словосочетание "Сербия и Черногория" может для кого-то звучать странно, но есть же Босния и Герцеговина, есть Тринидад и Тобаго. Какой срок отпустит история новому государству - другой вопрос.

Андрей Шарый:

Можно ли говорить о политическом поражении президента Черногории Джукановича?

Срджан Кусовац:

Мило Джуканович - как кошка, у которой семь жизней. Он несколько раз за свою политическую карьеру менял стратегические направления политики. С одной стороны, это свидетельство его ума и хитрости, с другой - свидетельство наивности его избирателей, но это уж судьба Балкан. В 1991-м году Джуканович вместе с Милошевичем отправился в военный поход. В 1997-м году он заговорил о независимости, и ему поверили многие. Не получилось... Единственное, чего Джукановичу удалось добиться - привлечь на свою сторону ту часть избирателей, которая выступает за союз с Сербией.

Андрей Шарый:

Вы считаете, что подписанный в среду договор полностью снимает с повестки дня вопрос о независимости Черногории?

Срджан Кусовац:

Документ, который подписан сегодня, определяет только общее направление развития политического процесса. Теперь договор должны ратифицировать парламенты двух республик и федеральный парламент. Некоторые положения договора обязательно вызовут вопросы не только в Черногории, но и в Сербии - прежде всего та часть, где говорится об отдельных монетарных системах, собственной таможенной службе, собственном рынке. Итак, вопрос номер один: ратификация в парламентах. Вопрос номер два: выработка новой конституции. Вопрос номер три: выборы на основе этой новой конституции. Так что путь еще очень долгий. Важно вот что: сегодня в подписании такого документа нуждались, помимо Европейского Союза, который демонстрирует плодотворность своей внешней политики, и Воислав Коштуница, и Мило Джуканович. В Сербии Коштуница практически остался без власти. У Джукановича связаны руки, нет простора для маневра. В итоге случилось то, что часто бывает в политике: непримиримые противники сблизили позиции и достигли компромисса. С одной стороны, какое-никакое общее государство с одним президентом, одним парламентом, кабинетом из пяти министров. С другой стороны - экономическая свобода для Подгорицы. Очевидно, Коштуница считает, что большая Сербия фактически поглотит черногорские стремления к независимости, а Джуканович уверен в том, что такое фантом-государство долго не просуществует. Многое зависит от того, какой окажется поддержка Европейского Союза новому государству, прежде всего финансовая поддержка.

XS
SM
MD
LG