Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судить Милошевича будут, вопрос - кто?


Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин:

Обвинения, выдвинутые в адрес Слободана Милошевича югославскими правоохранительными органами и Международным Гаагским трибуналом по наказанию военных преступлений, анализирует Андрей Шарый:

Андрей Шарый:

Гаагский трибунал обвиняет Слободана Милошевича в организации этнических чисток в Косово и возлагает на него политическую ответственность за развязывание косовского кризиса. Представители Трибунала сообщили также, что готовятся новые обвинения в адрес бывшего сербского лидера - связанные с его деятельностью в период войн в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Милошевич Гаагский трибунал не признает и сотрудничать с его следствием не намерен. Однако в том случае, если он все же окажется в Гааге и судебный процесс против него состоится, нет оснований надеяться на мягкость приговора: пожизненное заключение.

Правоохранительные органы Сербии и Югославии выдвинули против Слободана Милошевича обвинения в злоупотреблении служебным положением и коррупции. В обвинительном заключении, предъявленном в минувшую пятницу, фигурирует цифра 100 миллионов долларов. Обвинения группируются по трем основным позициям: перевод государственных средств на банковские счета Социалистической партии, нарушения при заполнении документации на покупку дома, в котором живет сейчас Милошевич - он неправильно указал сумму доходов, и, возможно, нелегальный вывоз валюты и золотых слитков за границу. По первому обвинению Милошевичу грозит наказание до трех лет тюремного заключения. По второму - до пяти лет, третье - куда серьезнее, но его очень трудно обосновать, поскольку до сих пор, насколько известно, не удалось обнаружить за границей банковских счетов на имя самого бывшего сербского и югославского президента. Ключевой свидетель по этому обвинению - бывшая председатель Национального банка Югославии Борка Вучич - сама уже находится под арестом и дает какие-то показания. Нынешний глава нацбанка Младжан Динкич несколько недель назад вел переговоры с властями Кипра, именно эта страна, как полагают, оказалась главным адресатом переводов нелегальных средств, и предоставил тамошним правоохранительным органам список из 17 подставных фирм, на счета которых сотрудники Милошевича переводили деньги. Некоторые такие сотрудники арестованы - это, в основном, финансовые работники министерств среднего и высшего звена, которым прежние югославские власти позволяли красть, чтобы они своими именами прикрывали куда более внушительные кражи ближайшего окружения Милошевича. В случае с Кипром, Южной Африкой, Россией, Китаем, Швейцарией, Австрией и некоторых других странах, куда Милошевич - или сотрудники Милошевича - переводили украденные у народа деньги, речь идет о куда более серьезных суммах - называют цифру до 5 миллиардов долларов. Но, еще раз повторю, все эти обвинения довольно шаткие, нуждаются в очень кропотливой и длительной проработке, и, не исключено, не будут подтверждены, и не будут выдвинуты вовсе.

Итак, Белград намеревается судить бывшего президента за воровство, Гаага - за совершение военных преступлений. Могут ли Белград и Гаага договориться, учитывая, что Югославия подвергается немилосердному давлению требующего решительных действий Запада и особенно Соединенных Штатов, обусловивших предоставление экономической помощи Белграду арестом Милошевича до 31 марта? Как ни отрицает сербский премьер Зоран Джинджич очевидную связь фактов, утверждая, что имело место простое совпадение, понятно, что первые попытки арестовать Милошевича в ночь с пятницы на субботу - это политическая уступка Белграда Вашингтону.

К концу апреля, как ожидается, югославский парламент примет закон о сотрудничестве с международными органами правосудия (то есть, с Гаагским трибуналом). Вероятно, будет снят нынешний запрет на выдачу югославских граждан этим органам международного правосудия. Речь в данном случае идет не о Милошевиче, а о тех двух десятках лиц, "рыбешке помельче", которые также обвинены в совершении военных преступлений, но скрываются пока в Сербии или Черногории. В ответ Белград вправе рассчитывать на встречные шаги: начато расследование преступлений, совершенных косовскими албанцами против мирных сербских жителей и представителей других национальных меньшинств в Косово. Насколько мне известно, в документах этого следствия фигурируют имена известных полевых командиров Косовской освободительной армии.

Шаг за шагом, позиции Белграда и Гааги будут сближаться, и, не исключено, что может быть достигнуто принципиальное соглашение об организации судебного процесса над Милошевичем на территории Югославии, но при участии следователей Международного трибунала. Нечто подобное, в других масштабах, правда, уже было - в Боснии и Герцеговине, например, судили арестованных местными властями боевиков за совершение военных преступлений, а Гаагский трибунал осуществлял над этими судами нечто вроде надзора.

Ситуация вокруг ареста и суда над Слободаном Милошевичем очень запутана еще и потому, что здесь тесно переплетены интересы права и политики, причем зачастую политики не публичной, а политики, основанной на закулисных договоренностях. Несколько лет назад заместитель генерального прокурора Гаагского трибунала австралийский юрист Грэхем Блювитт дал такой ответ на мой вопрос о том, как сильно деятельность этого судебного органа связана с политикой. "Нам приходится действовать в политической атмосфере", - сказал Блювитт. Сейчас эта атмосфера сгустилась, похоже, донельзя.

XS
SM
MD
LG