Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слободан Милошевич под судом... "До скуки обычный человек"


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют специальный корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге и эксперт РС по Балканам Андрей Шарый.

Петр Вайль:

Во вторник в Гааге начался судебный процесс над бывшем президентом Сербии, а затем Югославии - Слободаном Милошевичем. В Гааге работает наш специальный корреспондент Айя Куге:

Айя Куге:

"На этом и на любом другом процессе перед Международным трибуналом судят на основе индивидуальной вины", - это важное заявление во вступительной речи процесса против Слободана Милошевича сделала генеральный прокурор Гаагского трибунала Карла Дель Понте, очевидно, отвечая на распространенные в Сербии утверждения, что в Гааге судят весь сербский народ.

Первый день заседания суда заняла речь другого прокурора - Джеффри Найса. Он подробно объяснял исторический и политический контекст конфликтов и войн в бывшей Югославии. Адвокат-консультант Слободана Милошевича Предраг Огнянович заявил для нашего радио, что Найс историю в ее короткий период, начиная с 80-х годов, излагал крайне тенденциозно, ставя Слободана Милоешвича в вакуум, где только он виноват во всех конфликтах Югославии, как будто кроме сербского лидера других национальных лидеров и не существовало. Завтра Джеффри Найс продолжит изложение обвинений, которые пока что имеют только общую форму. Слободан Милошевич может выступить по окончании речи прокуроров, в среду во второй половине дня или даже в четверг. Обвиняемый в зале заседаний часто сидел с отсутствующим выражением лица, но он все-таки внимательно слушал обвинение, порой что-то записывая. Милошевич эмоции проявил только пару раз, когда на экране показывали видеозаписи митингов конца 80-х годов, где его в Косово и Белграде как вождя приветствуют тысячи сторонников. Бывший сербский лидер в те моменты на экран смотрел с веселым удивлением и как будто гордился собой. После первого дня судебного процесса остается впечатление что, несмотря на то, что Милошевич Гаагский трибунал признавать отказывается, он все-таки готов участвовать в судебном разбирательстве.

Петр Вайль:

Процесс над Слободаном Милошевичем - самый громкий и самый главный в почти десятилетней истории Гаагского трибунала. Перед обвинением стоит сложная задача - доказать личную ответственность бывшего президента Сербии и Югославии Милошевича за развязанные в Югославии войны. Слово моему коллеге Андрею Шарому:

Андрей Шарый:

Рядовой армии боснийских сербов Дражен Эрдемович осужден Гаагским трибуналом на пять лет лишения свободы за участие в расстреле летом 1995-го года восьмидесяти боснийских мусульман, мирных жителей города Сребреница. Судьи проявили снисхождение к преступнику - потому, что действовал солдат под принуждением: если бы не убивал он, убили бы его - по приказу вышестоящих командиров. Вышестоящий командир, генерал Радислав Крстич, командир Дринского корпуса армии Республики Сербской, осужден за геноцид на 46 лет тюрьмы. Армейские подразделения под его командованием заняли Сребреницу и уничтожили почти 8 тысяч безоружных местных жителей. Приказ генерала Крстича выполнял солдат расстрельного взвода Эрдемович. Вскоре Гаагский суд рассмотрит поданную Крстичем апелляцию, в которой генерал утверждает, что он всего лишь выполнял офицерский долг и приказы - вышестоящих лиц.

Вышестоящее лицо номер один - Слободан Милошевич. Бывший президент Сербии и Югославии предстал перед Гаагским трибуналом почти через десятилетие после того, как Совет Безопасности ООН образовал судебный орган для наказания военных преступников. Суд над Милошевичем - самый громкий процесс трибунала и, похоже, жизненный вызов главного прокурора Карлы Дель Понте. Дель Понте предстоит убедить судей в том, что за преступлениями рядового Эрдемовича и генерала Крстича стоит Милошевич, что именно Милошевич ответственен за геноцид, этнические чистки, за то, что в бывшей Югославии разразились четыре войны, жертвами которых стали почти триста тысяч человек.

Почему на скамье подсудимых сидит один только Милошевич, спрашивают критики трибунала, почему рядом с ним нет глав других государств, принимавших участие в войнах? Вот ответы. Ушедший из большой политики бывший боснийский лидер Алия Изетбегович стар и болен, пару лет назад он перенес сложную операцию на сердце. По делу Изетбеговича Трибунал ведет расследование, но, по всему судя, обвинения не предъявят: главным образом не из-за слабого здоровья "деда", как называют бывшего лидера в Сараеве, а потому, что боснийские мусульмане честно выполняли обязательства по сотрудничеству с Трибуналом, выдавали обвиняемых в совершении преступлений или уговаривали их сдаваться добровольно. А трибунал не упускает возможности демонстрировать свои принципы: тот, кто сотрудничает со следствием, имеет основания рассчитывать на милосердие. Милошевич - не из того числа. Немногим, как считают, отличался от белградского лидера бывший президент Хорватии Франьо Туджман, но он уже два с лишним года как умер. Полагают, что и в отношении Туджмана прокуратура вела расследование, есть даже номер Т-35, пропущенный в общем перечне уголовных дел, и, скорее всего, бывший хорватский президент также предстал бы перед трибуналом. Понятно, что доступ к архивным документам, на основании которых можно доказать обвинения и в адрес Милошевича, и в адрес Туджмана, следователи трибунала смогли получить только после смены власти в Белграде и Загребе, да и сейчас нет уверенности в том, что им открыта вся документация.

Летом прошлого года, когда Милошевич сидел в белградской тюрьме и в Сербии горячо обсуждался вопрос о его выдаче в Гаагу, в белградской печати вдруг появились данные о преступлениях режима в Косове, о рефрижераторах, в которых перевозили для захоронения в другие районы страны трупы албанцев. После того, как Милошевича отправили в Гаагу, такого рода сведения исчезли с газетных страниц.

Вину политиков доказать сложнее, чем вину солдат и генералов - они-то лично не стреляли, а на Балканах, даже если политики отдавали приказы, то чаще всего делали это устно. Милошевича в Гааге смогут осудить только в том случае, если против него согласятся давать показания непосредственные подчиненные бывшего президента, политики и генералы, в девяностые годы находившиеся в эпицентре югославской войны. Карла дель Понте утверждает, что в распоряжении обвинения таких свидетелей хватает.

Первые процессуальные действия в отношении Милошевича едва не обернулись для прокуратуры Трибунала чувствительной неудачей. Трибунал возбудил против Милошевича сразу три дела - по боснийской, хорватской и косовской войнам. Суд поначалу отказался объединить слушания в рамках одного общего процесса. Аргументация свидетеля прокуратуры, британского историка, обосновывавшего необходимость одного суда над Милошевича существованием в Белграде единого плана создания "великой Сербии", была признана неубедительной. Я читал это выступление: аргументация историка и впрямь оказалась эмоциональной, основанной не на фактах, а на умозаключениях. Тогда Дель Понте изменила тактику: апелляционная судебная коллегия рассмотрела обращение главного прокурора, в котором необходимость объединения процессов объяснялась невероятным объемом дела: одних и тех же свидетелей, а их около трех сотен, судьям пришлось бы выслушивать по три раза. Эта тактика сработала.

Сегодня в зале заседаний Гаагского трибунала - десятки журналистов, и сюжетом о суде над Милошевичем открывают выпуски новостей все без исключения радио- и телевизионные компании. Но пройдет время, и этот интерес схлынет: во-первых, процесс продлится не меньше двух лет, а во-вторых, и этот суд наверняка подтвердит мысль, высказанную исследовательницей преступлений нацизма Ханной Арендт: "Самое чудовищное зло - банально". Это, кстати, подтверждает и вышедшая сразу после отправки Милошевича в Гаагу в Сербии книга его надзирателя из центральной белградской тюрьмы Драгиши Блануши. Блануша передал в печать свои ежедневные наблюдения над запертым в камере поверженным диктатором. Деньги он заработал немалые, но книга, вопреки ожиданиям, бестселлером не стала. На вопрос журналистов о том, что больше всего его поразило в Милошевиче, Блануша ответил так: "Он совершенно обычный. Он обычный - до скуки обычный - человек".

XS
SM
MD
LG