Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Южная Сербия - атмосфера на грани мира и войны


Айя Куге, Белград:

Побывавший на административной границе Сербии с Косово корреспондент Радио Свобода Айя Куге рассказывает о своих впечатлениях.

В Южной Сербии - на административной границе Косово -атмосфера на грани мира и войны. По городу Буяновац едут военные грузовики, полицейские машины, бронированные джипы разных международных миссий. Днем там обычно спокойно, а ночью со стороны близлежащей пятикилометровой зоны безопасности слышна стрельба, порой гремит артиллерия. В зоне, которая только называется "демилитаризованной", разместились вооруженные албанцы из "Освободительной армии Прешево, Медведже и Буяноваца". В конце ноября албанские паравоенные формирования заняли большую часть этой зоны в Прешевской долине. Месяц назад считалось, что число албанских боевиков там не превышает тысячи. Однако, в последние дни некоторые источники утверждают, что под ружьем в этой зоне уже более 10 тысяч вооруженных людей. Точные данные могут быть известны только международным силам из Косово - КФОР. Ведь их вертолеты постоянно наблюдают за передвижением албанских формирований в горах. Порой ночью они освещают их прожекторами...

Югославские военные не доверяют войскам КФОР и подозревают, что миротворцы сотрудничают с албанскими экстремистами. В понедельник, когда у Буяноваца велись жесточайшие перестрелки между находящимися в горах албанцами и сербскими силами, впервые было зарегистрировано, что албанцы имеют безоткатную артиллерийскую установку...

Я побывала в двух горячих точках: у деревни Лучаны и у села Великий Тырновац. Там сербские полицейские и военные спецназа от албанских траншей и бункеров удалены всего на пару сотен метров. Невооруженным глазом видно, как по Лучанам гуляют мужчины в черных комбинезонах с автоматами в руках. В Великом Тырноваце проживает около 9 тысяч албанцев. Село находится в паре километров от центра Буяноваца. Предполагается, что в Тырноваце разместился политический штаб "освободительной армии". Возле линии разграничения везде зарыты югославские танки и артиллерия. Сербские полицейские и военные жаловались мне, что они не понимают новой политики Белграда. "Какие переговоры с террористами?! Мы в состоянии в течение пяти часов освободить зону", - заявил полицейский - беженец из Косово. Его коллега, прибывший сюда из Центральной Сербии, заметил: "А что потом - не можем же мы всех их истребить".

Рядовые военные растеряны и огорчены тем, что отвечать на стрельбу албанских экстремистов разрешается только, когда огонь сильный - прямым попаданием по их позициям. У КПП вблизи Тырноваца лежала собака, тяжело раненная в позвоночник. На мой вопрос полицейским, почему они не прекратят ее мучений, те ответили: "Стрелять нельзя, а могут быть проблемы, потому что собака албанская"...

С местными албанцами вступить в открытый разговор трудно. Они про политику говорить не хотят, впечатление такое, что боятся. Однако, в Буяноваце во взаимных отношениях сербов и албанцев не чувствуется такой ненависти, как в Косово до войны. Кровь еще не пролита. Сербы даже признают, что во времена Милошевича албанцы из Южной Сербии считались неполноценными гражданами, и их основные права были ограничены, даже и законами. С одной стороны, местные сербы надеются, что все разрешится без войны, но с другой, многие заявляют, что "демократию можно строить в Белграде, а не в Буяноваце, где албанское население составляет 60 процентов, поддерживают "освободительную армию" и желают присоединения к Косово".

Албанские политические лидеры, с которыми я беседовал, выступают за инициативу белградского правительства приступить к переговорам. Но они считают, что общины Прешево, Буяноваца и Медведже должны получить территориальную и политическую автономию, и что отсюда нужно полностью отвести сербские войска и полицию.

XS
SM
MD
LG