Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Косово: союз НАТО выиграл войну, сможет ли он выиграть и мир?

  • Елена Коломийченко

Программу ведет Елена Коломийченко. В ней участвуют Андрей Шарый - редактор Радио Свобода, специалист по Балканам, спикер ОБСЕ по бывшей Югославии Александр Иванько и сотрудник белградского Института стратегических исследований Владимир Вереш. Приводится репортаж корреспондента Радио Свобода в Белграде Айи Куге.

Елена Коломийченко:

"Союз НАТО выиграл войну на Балканах. Но он может проиграть мир", - примерно так была озаглавлена статья о ситуации в Косово в одной из европейских газет. О событиях последних дней в Косово пойдет речь в нашем сегодняшнем разговоре. Участвуют Андрей Шарый, спикер ОБСЕ по бывшей Югославии Александр Иванько по телефону из Вены и из Белграда по телефону сотрудник Института стратегических исследований Владимир Вереш. Прежде чем начать дискуссию, послушаем репортаж нашего корреспондента в Белграде Айи Куге:

Айя Куге:

Существуют две главные точки напряженности в регионе - разделенный между сербами и албанцами город Косовска Митровица на севере Косово и крайний юг Сербии - граничащие с Косово районы Буяновац, Прешево и Медведже, где вместе с сербами проживают около 70 тысяч албанцев. Жителей Южной Сербии охватил военный психоз, хотя в отличие от Косово раньше сербы и албанцы жили там дружно. И теперь там нет открытых конфликтов между местным населением. Только отношения изменились - все молчаливы, все боятся друг друга, каждый считает, что под угрозой именно он. Сербы опасаются, что в Южной Сербии может быть разыгран косовский сценарий - начнутся вооруженные провокации, албанцы покинут свои дома, Запад провозгласит гуманитарную катастрофу и обвинит сербов в этнических чистках, НАТО войдет и присоединит область к Косово.

Албанцы в последнее время уже начали выезжать в Косово. Они говорят, что в Сербии тяжелая экономическая ситуация, что их здесь увольняют с работы, и что они постоянно чувствуют репрессии полиции. Ни для кого не секрет, что в пятикилометровой зоне на административной границе с Косово появилось от ста до пятисот вооруженных косовских албанцев, которые называют себя "освободительной армией", не скрывая, что они несут ответственность за теракты, совершенные в этом районе Сербии. Среди сербов и албанцев циркулирует версия, согласно которой Южная Сербия будет присоединена к Косово взамен Косовской Митровицы, которую вместе с богатыми рудниками получит Сербия. Косовска Митровица является единственным городом провинции, где еще остались сербы. Как они утверждают, это их последняя точка обороны. Город разделен на сербскую и албанскую части. На северном берегу реки Ибр проживают около 14-ти тысяч сербов и больше тысячи албанцев, на южном - 90 тысяч албанцев и три семьи сербских православных священников. В Косовской Митровице сербов и албанцев разделяют мутная река и ненависть. На мостах стоят КПП сил КФОР. На сербской стороне постоянно, кроме времени комендантского часа, дежурят сербские добровольцы с радиопередатчиками в руках. Когда они поднимают тревогу, считая, что возникла опасность вторжения албанцев, сразу появляются тысяч людей.

Беспорядки обычно начинаются у восточного моста. вблизи которого начинается квартал Бошнячка Махала, в котором остались албанцы. Вчера там силам КФОР не удалось создать зону безопасности и удалить сербских "охранников моста", как они себя называют. Сербы бросали во французских военнослужащих камни, те ответили слезоточивым газом и шоковыми бомбами. Ранены 15 сербов. Двое тяжело. Как сообщают международные представители, цель создания такой зоны безопасности или доверия - постепенно объединить город. У местных сербов самый большой страх вызывает вторжение албанцев, а гнев - желание международного сообщества превратить Косовску Митровицу в мультиэтнический город в ситуации, когда все остальные города стали чисто албанскими.

Елена Коломийченко:

Теперь мой первый вопрос я адресую Александру Иванько: вы только что вернулись из Косово, есть ли у вас что добавить к тому, что мы услышали от Айи Куге, как вы можете определить главные трудности, с которыми сегодня имеют дело миротворческие силы КФОР в зоне конфликта?

Александр Иванько:

Во-первых, сербы проживают не только в Митровице, я, например, был во вторник в Градчанице и общался с Момчило Трайковичем - руководителем сербской общины в Косово, очень много проживает их и в других анклавах. Говорили мы и о тех проблемах, которые стоят перед ними. В принципе ваш корреспондент прав, единственное, с чем я не согласен, так это с тем определением, что в Косовске Митровице у мостов стоят "сербские добровольцы с радиопередатчиками в руках". Насколько нам известно, это не добровольцы, а представители сербских спецслужб, которые туда достаточно спокойно проникают. Силы КФОР пытаются со всем этим бороться, но это не так просто. Ситуация в Митровице накалена. Сейчас там находятся не только французские войска, но также британские и голландские. Насколько я знаю, туда должен прибыть генерал в отставке Уилл Нэш - первый американский командир в Боснии, которому там в 1996-м году удалось очень многое. Надеюсь, что ему удастся многое и здесь.

Елена Коломийченко:

Господин Иванько, еще один вопрос: резолюция 1244 ООН предусматривала разоружение КОА. Разоружена ли она действительно на сегодня?

Александр Иванько:

Вообще на Балканах трудно говорить о разоружении, Да, часть оружия была сдана, создан так называемый Корпус защиты Косово. Кстати, я рекомендую радиослушателям найти на Интернете доклад от 3 марта Международной Кризисной Группы непосредственно о КОА, где очень подробно говорится о том, как действуют сегодня в Косово бывшие боевики этой армии. Да, оружие там еще есть, когда беседуешь с людьми, то многие честно признаются, что у них дома есть либо автомат Калашникова, либо небольшой "пулеметик".

Елена Коломийченко:

Оружие это, как в известной пьесе Чехова, когда-нибудь может или должно выстрелить?

Александр Иванько:

Но единственный способ забрать все оружие, это чтобы силы КФОР прочесали каждый дом в Косово. А речь идет все-таки почти о двух миллионах населения, на это уйдут годы. Потом то, что дом прочесан, не значит, что те же люди не купят оружие на черном рынке. Я спрашивал знакомых албанцев, они говорят, что сейчас автомат Калашникова спокойно можно купить за 300-400 марок, что могут себе позволить почти все жители края.

Елена Коломийченко:

Владимир Вереш, как видятся последние события в Косово из югославской столицы и как отвечает Белград на происходящее?

Владимир Вереш:

Что касается официального Белграда, то он действует по логике "чем хуже, тем лучше". Режим печется не столько о судьбе оставшихся в Косово сербов, сколько о том, чтобы дискредитировать ООН, силы КФОР и ускорить по возможности их уход из Косово, хотя все понимают что в принципе это нереально. Поэтому в Белграде смакуют все трудности, с которыми встречаются силы КФОР, весьма жестко обвиняют международных представителей в антисербской позиции, прежде всего, для пропаганды здесь в Сербии, чтобы создать более накаленную обстановку и усилить поддержку народом режима. Как и в прежние годы положение сербов в Косово используется прежде всего в интересах режима для создания обстановки, которая нужна ему в Белграде для укрепления власти.

Айя Куге:

Господин Вереш. вы несколько раз употребили слово "режим", а оппозиция?

Владимир Вереш:

Ну, оппозиция находится, конечно, в очень трудном положении. С одной стороны она противостоит теперь власти более-менее объединенно, с другой - Косово -весьма деликатный вопрос, и некоторые оппозиционные партии затрудняются занять четкую позицию. Некоторые оппозиционные партии тоже осуждают действия международных представителей, учитывая однако, что в происходящем виновен и режим. Но очевидно опасаясь потери голосов избирателей оппозиция все еще не в состоянии занять по Косово четкую позицию. Она очевидно боится быть обвиненной в недостаточном патриотизме и так далее. Здесь это считается серьезным обвинением, поэтому я думаю, что в ближайшем будущем оппозиции будет нужно занять более ясную и твердую позицию не только по Косово, но прежде всего, по отношению к поступкам белградской власти и режима по отношению к косовскому вопросу.

Елена Коломийченко:

Андрей Шарый, по-вашему, что еще остается в арсенале международного сообщества для умиротворения ситуации в Косово и в частности в Косовской Митровице? Давайте коротко попытаемся сравнить Косово и Боснию. Ведь в Боснии уже после выборов не очень получается мультиэтническое сообщество. Этнические общины как были так и остаются разделенными.

Андрей Шарый:

Я думаю, что главное оружие мирового сообщества в Косово и на Балканах вообще - это терпение, решительность и одинаковый подход ко всем сторонам конфликта. Я не совсем согласен относительно того, что мирная жизнь в Боснии не очень хорошо налаживается. Можно сказать и так, но за пять лет прошедшие после подписания Дейтонских договоренностей, ситуация в Боснии изменилась очень сильно, если мы примем во внимание то, какой она была до начала войны. Если говорить о Косово и Боснии, то механизм этих войн один и тот же. Я обращу внимание вот на что: за 42 месяца войны в Боснии погибло 250 - 300 тысяч человек, по разным данным, и эта война во многом выработала свой ресурс, не говоря о том, что интересы людей, которые хотели воевать, были удовлетворены - был совершен территориальный раздел Боснии. Когда международное сообщество активно подключилось к окончанию этой войны, то она во многом уже исчерпала свой ход и останавливалась.

В Косово все было по-другому. Именно это одна из причин, по которой в Косово погибли "только" 10 или 15 тысяч человек, хотя и это - громадная цифра. Если бы союз НАТО не вмешался в эту операцию, эта цифра была бы значительно больше. Неделю примерно назад в Сараево состоялся футбольный матч между мусульманской и хорватской командами из Мостара - в Мостаре они играть еще не могут, этот город, как и Косовска Митровица разделен, там были жестокие столкновения во время войны, там река, и ситуация такая же, как в Митровице. И чтобы люди вместе съездили в столицу и поиграли на одном поле в футбол потребовались пять лет. Это говорит о тех проблемах, которые стоят перед Балканами - какие силы КФОР могут помочь людям вместе играть в футбол? Поэтому ожидать легкого и быстрого решения ситуации в Косово не приходится. Потребуются годы и годы, чтобы мировое сообщество заставило сербов и албанцев, вернее, сербских и албанских экстремистов отказаться от своих целей и создать условия для того, чтобы эти два народа могли жить вместе.

Елена Коломийченко:

Александр Иванько, осенью в Косово намечаются выборы, чего от них можно ожидать с учетом доли албанского и сербского населения. Ведь может получиться так, что представители сербов и вовсе не будут представлены во власти и это только дальше будет накалять обстановку? Каковы надежды на предстоящие выборы?

Александр Иванько:

Я буду говорить о том, за кого в первую очередь проголосуют албанцы. По опросам общественного мнения, большинство албанцев проголосуют против КОА и ее политических лидеров. Так, по данным одного из опросов, только 13 процентов опрошенных будут голосовать за политические партии, состоящие из бывших членов КОА, а 45 готовы голосовать за Ибрагима Ругову - одного из пацифистских лидеров Косово. Он сегодня не появляется в Приштине на телеэкранах и его не цитируют в газетах, но он продолжает оставаться самым влиятельным лицом в этой провинции. Тут, я думаю, важно проанализировать, за кого проголосуют албанцы.

Да, пока сербы не участвуют ни в каких официальных структурах, созданных в провинции ООН. Мы беседовали на эту тему с господином Трайковичем. Они поставили для своего участия ряд условий. Одно из них - создание собственных СМИ, а тут, кстати, уже кое-что делается. С 6 марта в Косово распространяются оппозиционные издания из Белграда, в частности, две газеты - "Данас" и "Блиц", чего не было раньше. Насколько я понимаю, как только условия будут выполнены, сербские руководители в Косово могут согласиться, наверное, принять участие в совместных структурах.

Елена Коломийченко:

Господин Иванько, как решается проблема возращения беженцев в свои жилища?

Александр Иванько:

Она сейчас никак не решается. Чтобы ее решить, надо, по крайней мере, добиться какого-то уровня примирения. В Боснии первые беженцы стали возвращаться через полтора года после окончания войны. Сейчас говорить о каком-то возвращении тоже, наверное, слишком рано. Группа албанцев пыталась вернуться в Косовску Митровицу, и мы знаем, чем все это закончилось. Андрей прав, для того, чтобы сыграть один футбольный матч прошло пять лет, а мы хотим, чтобы в Косово после того, что произошло, сейчас сербы и албанцы держась за руки вместе пели песни, но этого, конечно, не будет. Потребуется время.

Елена Коломийченко:

Как в Белграде относятся к перспективе проведения в Косово выборов, как к этому относятся югославская власть - режим, и как на это смотрят оппозиционеры?

Владимир Вереш:

Режим, я думаю, будет всячески препятствовать участию сербов в этих выборах - он занял ясную позицию в этом отношении. Более того, два дня назад в Белграде было сделано довольно жесткое официальное заявление даже в адрес министра иностранных дел России Игоря Иванова, потому что тот, в принципе, в Лиссабоне поддержал идею проведения выборов в Косово. Было заявлено, что это - вмешательство во внутренние дела Сербии, что выборы могут состояться только с согласия Белграда и быть организованы им, и что у сил КФОР нет никаких прав проводить эти выборы. Сербы же в Косово разделены на две группировки. Одни находятся под прямым влиянием Белграда, и они на эти выборы, естественно, не пойдут. С другой стороны, политическая группировка, которую возглавляют Трайкович и епископ Артемие, склоняется принять участие в выборах, учитывая, что только принимая участие можно будет обеспечить участие сербов в организации самоуправления в Косово. Это будет и серьезный вопрос для столкновения между белградским режимом и оппозицией, поскольку она склоняется к поддержке Трайковича, и, можно предположить, будет за то, чтобы сербы приняли участие в выборах и это станет камнем преткновения не только в Косово, но и здесь в Белграде.

Андрей Шарый:

Я подумал вот о чем: в 1913-м году Косово вошло в Сербию, примерно тогда же была организована Албания в нынешних ее границах. Так вот, с той поры 80 с лишним лет сербы имели возможность построить там какое-то подобие этнического мира, но ничего не получилось. Ситуация сложилась так, что после окончания последней косовской войны албанцы получили шанс продемонстрировать свою государственную мудрость. Пока они им, судя по всему, тоже не воспользовались и строительства многонационального общества, сколько бы албанские лидеры не заявляли, что пытаются сделать это, не происходит. На самом высоком уровне и США, и Россия, и ЕС, и ОБСЕ заявляют, что радикализму в Косово места больше не будет. Однако, до той поры пока не сложится понимание этого в головах самих албанских лидеров, и тех, кто, как сказал Александр Иванько, имеет свой "пулеметик" в доме и тех, кто его уже сдал, эти заявления имеют мало смысла. Пока этого понимания не будет, разговоры о мире в Косово останутся только разговорами. Нужны терпение, решимость и время.

XS
SM
MD
LG