Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация на Балканах через год после начала косовской операции НАТО


Программу ведет Ефим Фиштейн. В ней участвуют: Александр Иванько - эксперт ОБСЕ по балканским странам, Андрей Шарый - обозреватель Радио Свобода, специалист по Балканам, Агнеш Геребен - венгерская журналистка.

Ефим Фиштейн:

Александр Иванько сейчас находится в купе поезда и связан с нами по мобильному телефону. Александр, по какой территории вы проезжаете, какие пейзажи за окном?

Александр Иванько:

Я проезжаю по Венгрии и еду в город Сегед, где в рамках Пакта Стабильности на Балканах будет проводиться встреча с представителями сербской оппозиции и мэрами ряда сербских городов.

Ефим Фиштейн:

Но вы въехали в Венгрию со стороны Югославии?

Александр Иванько:

Нет, со стороны Австрии, я работаю в штаб-квартире ОБСЕ в Вене и направляюсь в город Сегет.

Ефим Фиштейн:

Когда вы были последний раз в Косово?

Александр Иванько:

Десять дней назад.

Ефим Фиштейн:

Темой нашей дискуссии и будет Косово. Исполняется год с момента начала самой крупномасштабной военной операции за всю историю НАТО. Господин Иванько, подводя итоги первого года, какой тон избирают ваши коллеги-эксперты, радостный, торжествующий, трезвый, или же - тяжелого похмелья?

Александр Иванько:

Я бы сказал, что трезвый. Очень много проблем, с которыми столкнулись как представители ОБСЕ, так и гражданская администрация ООН в Косово. Проблемы самые обычные - нужно создавать с нуля полицию, нужно создавать гражданскую администрацию, нужно собирать налоги, собирать таможенные пошлины, регистрировать предприятия, разбираться с собственностью, то есть проблем -вагон и маленькая тележка. Кроме того существуют и гораздо более сложные проблемы с национальными меньшинствами, которые сегодня очень часто подвергаются нападениям со стороны косовских албанцев, в первую очередь, это сербы. Поэтому, надо решать и эти вопросы.

Ефим Фиштейн:

Вы, собственно говоря, назвали все те вопросы, которые действительно причиняют головную боль международному сообществу. Но вначале вы упомянули и Пакте стабильности. А ведь год назад этот Пакт был одним из самых существенных элементов урегулирования косовского кризиса. Массированные капиталовложения специального фонда, созданного партнерами по военной операции, должны были помочь создать в Косово хозяйственную и гражданскую инфраструктуру, причем не только в Косово, но и в соседних странах. И вот на днях в столице Венгрии состоялась конференция потенциальных получателей этой помощи и щедрых доноров. Собственно говоря, и вы сейчас едете на некоторое продолжение конференции о Пакте стабильности. Агнеш Геребен - другой участник нашей передачи, следила за работой этой конференции в столице Венгрии - Будапеште. Агнеш, судя по выступлениям участников, насколько успешно проводится в жизнь это образцовое мероприятие?

Агнеш Геребен:

Конференция закончилась в субботу, в прошедшую субботу -18 марта. В ее работе участвовали премьер-министры семи стран - соседей Югославии, и еще "министр иностранных дел Европейского Союза" Хавьер Солана, новый Генеральный Секретарь НАТО лорд Робертсон и господин Хумбах, комиссар этого Пакта, "управляющий" помощью Югославии. Он потребовал от участников встречи для того, чтобы они могли участвовать в долгожданных капиталовложениях по восстановлению многострадального региона, принятия ряда антикоррупционных законов и законов по защите интересов западных фирм в регионе и дал на это странам - участницам конференции 18 месяцев.

На будапештской встрече, кстати, по просьбе премьер-министра Румынии речь шла о приоритетной задаче восстановления дунайских мостов и вообще о восстановительных работах, и в этой связи премьер-министр Румынии в осторожной форме попросил субсидий для его страны, пострадавшей больше всего из-за того, что торговым путем через Дунай уже столько времени нельзя пользоваться. Но в этой просьбе Румынии вежливо было отказано. Вообще, страны - участницы конференции надеются на участие в этих, скажем прямо, доходных капиталовложениях, но довольно мало надежд на то, что они получат тот кусок этого "торта", который хотят, тем более, что там сам "торт" пока еще не совсем готов. Мы слышали на конференции, что полтора миллиарда "евро" на эти восстановительные работы пока еще не собраны. Они будут собраны на донорской конференции 29-30 марта в Брюсселе.

Ефим Фиштейн:

Иначе говоря, им было сказано: "Создайте законы, которые обеспечат доходность капиталовложений, а потом мы начнем вкладывать капитал". Я вас правильно понял?

Агнеш Геребен:

Скорее, речь идет о том, что представители международных организаций представляют интересы членов НАТО и ЕС, и больших фирм в этих странах. Совершенно ясно, что такие сложные законы, как законы о защите иностранных капиталовложений нельзя принимать в столь короткие сроки. За это время деньги уже пойдут в бывшую Югославию, и, скорее всего, в пользу западных фирм. Речь идет об этом, о защите экономических интересов стран - членов НАТО и ЕС. Я этим объясняю, что господин Солана в субботу в Будапеште вообще не пожелал разговаривать с прессой. Беспочвенные мечтания тут неуместны, скажем так.

Ефим Фиштейн:

Наверное, наиболее емкое обобщение, подводящее итоги истекшего года на Балканах, мне довелось прочитать в газете "International Herald Tribune". Оно даже было вынесено в заголовок: "Союз НАТО выиграл войну, но проиграл мир". Андрей Шарый, как вам видятся глубинные причины того, что происходит на земле уже после блестящей победы в воздухе?

Андрей Шарый:

Я тоже процитирую заголовок. Только сегодня я прочитал в одной из западных газет другой эпитет: "В Косово победило меньшее зло", Еще так можно охарактеризовать итоги этого года. А ваш вопрос - на него можно дать много ответов. Я выберу произвольно то, что мне кажется самым важным. Я думаю, что одна из главных проблем, которые стоят сейчас перед Косово, и значение которой недооценивается даже и журналистами, заинтересованными, естественно, в наиболее броских иллюстрациях того, что происходит в этой югославской области вот в чем: на мой взгляд, главное - ликвидация безвластия и беззакония и создание системы гражданской власти. Эта проблема недооценивается и не понимается, к сожалению, белградской властью, не всегда она понимается Москвой и российскими СМИ.

Об этом говорил Александр Иванько. Я проиллюстрирую его слова вот чем: в Боснии, где ситуация во многом похожа на косовскую, военная часть миротворческой операции была завершена довольно быстро, но гражданская продолжается до сих пор. В целом разоружение албанских формирований в Косово тоже закончено, хотя оружие кое-где и остается, но вот что касается создания гражданских структур власти, того, с чем люди встречаются каждый день, того, что обеспечивает им нормальную жизнь, что самое главное - с этим плохо, и это - причина многих трагедий, причина того, что прогресса в Косово до сих пор нет. А то, что происходит в Косовской Митровице - теракты, изгнание людей - во многом это следствие такой проблемы, которую пока решить не удается. Прежде всего ее не удается решить потому что в Косово десятилетиями действовала репрессивная система сербской власти, которая не подразумевала наличие албанцев как таковых, как граждан этой страны. Их изгоняли с работы, арестовывали, лишали средств к существованию, не было образования на албанском языке - фактически ничего.

Албанцы создали свою параллельную систему подпольной власти. Все взрослые жители страны добровольно платили налоги, существовали подпольные школы, подпольные университеты, подпольное правительство. 800 тысяч косовских албанцев живет в Европе. Для Косово это мощнейшая финансовая организация. Там и террористы, и какие-то искренние революционеры, и люди, которые хотят стать президентами - крайне разношерстная и разобщенная, но мощная сила. И вот вся эта совокупность факторов пытается каким-то способом отстоять свои интересы в Косово. Каким образом отбросить радикальные элементы среди косовских албанцев, нащупать сотрудничество с теми людьми, которые действительно заинтересованы в том, чтобы Косово было многонациональной мирной областью - вот одна из задач. А когда мы говорим о практических задачах, то, например, приезжает в Косово отряд международных полицейских. Они должны обеспечивать порядок в отдельной деревне. Они не знают языка, они не имеют того контакта с населением, который имеет, говоря в советских терминах, "участковый милиционер". Они не могут ходить за каждым человеком и каким-то образом обеспечивать его безопасность, что, к сожалению, приходится делать в отношении сербов, которые живут еще во многих анклавах в Косово. На создание этой системы уйдут еще месяцы и годы, и ожидать быстрых успехов абсолютно нереально. Поэтому мне кажется, что только после ликвидации системы безвластия и создания новой системы гражданской власти можно будет говорить о предпосылках формирования в Косово какого-то мирного государственного образования.

Ефим Фиштейн:

Наверное, в принципе подобных проблем можно было ожидать, тем более, что международное сообщество уже сталкивалось с ними в ходе умиротворения конфликта в Боснии. В принципе, были ли просчитаны заранее, при подготовке военной операции, эти ее последствия на земле?

Андрей Шарый:

У меня нет ответа на этот вопрос, может быть, у Александра Иванько есть больше информации. Мне кажется, что опасность вот этого безвластия была все же недооценена. Я бы так ответил на этот вопрос, потому что, видимо, такого всплеска ненависти со стороны албанцев к сербам те, кто планировал операцию не ожидали. Но вот еще что: давайте вернемся на год назад, когда операция начиналась и планировалась. Я думаю, что во многом то стечение обстоятельств, которое привело союз НАТО к использованию военной силы, было вызвано не только тем, что вдруг - хлоп, взяли и использовали самолеты, чтобы навести порядок. Ведь есть еще такой мощный фактор, как режим Слободана Милошевича, который совершенно издевательски вел себя по отношению к международному сообществу. Ведь Милошевича принудили к подписанию соглашения с албанцами о создании параллельной системы образования на албанском языке - оно провалилось Американский посредник Ричард Холбрук в октябре 1998-го года подписал с Милошевичем соглашение о нормализации ситуации в Косово - оно провалилось. Трехнедельные переговоры в Рамбуйе, куда Белград прислал абсолютно театральную, марионеточную делегацию провалились. Милошевичу не раз и не два давали понять, чем чревата его политика в Косово. Конечно, был эмоциональный элемент, конечно, многое из того, что сейчас происходит, тогда, наверное, и невозможно было принять во внимание, но очевидно, что если и не вина, то ответственность за то, что происходит в Косово, конечно, несут и те, кто руководит миротворческой операцией.

Ефим Фиштейн:

Александр Иванько, в нашей беседе вы представляете международную общественность. В последнее время в высказываниях различных ответственных лиц международных организаций слышится настораживающий разнобой. Сегодня, скажем, газеты печатают заявление Главнокомандующего НАТО Уэсли Кларка о том, что целью международного сообщества по-прежнему является создание мультиэтнического общества. Хотя, буквально накануне можно было прочитать высказывание отчаявшегося Бернара Кушнера, международного администратора провинции, о том, что "этническое разделение Косово неизбежно, ибо это -свершившийся факт, и международному сообществу пора принять это к сведению". Так какова все-таки официальная позиция международных организаций по этому, да и по другим сопутствующим вопросам? Руководствуется ли еще кто-то резолюцией ООН, которая как-то определила статус провинции?

Александр Иванько:

Я могу говорить только за ОБСЕ и могу сказать, что да, мы руководствуемся резолюцией № 1244, мы пытаемся как-то содействовать возвращению сербских беженцев в Косово, пытаемся создать в Косово отдельные СМИ на сербском языке, ведем переговоры с сербским меньшинством, пытаемся создать какое-то подобие мультиэтнического общества. Но, действительно, проблем очень много. Андрей правильно подметил, что мы говорим о ситуации в провинции, где в течение последних 10 лет не было никакой гражданской власти, была военная, полицейская, были различные подпольные структуры, подпольные школы, университеты, но власти как таковой не было. И в этом главное отличие Косово от Боснии. В Боснии какие никакие, но все-таки были определенные структуры управления, на которые можно было опереться. В Косово таких структур нет, приходится их создавать с нуля. И сами понимаете, что за семь-восемь месяцев нельзя создать гражданское общество там, где в течение 10 месяцев мы видели только кровь и плач, а людей выгоняли из их домов.

Ефим Фиштейн:

Но в Боснии и спустя много лет гражданское общество, по крайней мере, соответствующее меркам, которыми мы руководствуемся, не сложилось. Но вот что я хочу спросить: была ли собственно говоря резолюция, Совета Безопасности ООН № 1244 искренней позицией международного сообщества или какой-то игрой слов, исходя из того, что на земле все получилось не совсем так, как мы думали? Придется ли эту резолюцию заменять какой-то новой, которая как-то иначе определит статус Косово?

Александр Иванько:

Пока, насколько я знаю, о замене резолюции речи нет. Резолюция, естественно, учитывала политические интересы всех постоянных членов Совета Безопасности, в первую очередь - США и России, которые несколько по-разному оценивают ситуацию в Косово и вообще на Балканах. Эти интересы были учтены в резолюции, и сейчас ее приходится внедрять. Это не так просто, как и не просто внедрять Дейтонскую резолюцию в Боснии. Дейтон -это компромисс, а компромиссы всегда очень сложно пытаться внедрить в Косово, или вообще, где-либо на Балканах.

Ефим Фиштейн:

Одно очевидно: в большей степени, чем до начала военной операции, все соседи Сербии по всему периметру границ страны, включая даже отстающую по многим показателям Албанию и югославскую республику Черногорию, сегодня ориентированы, демократически ориентированы на включение в западные структуры. Может быть, это - косвенный позитивный результат гуманитарной интервенции, которая имела место год назад. Может быть, рано или поздно это пустит корни и принесет плоды и в Сербии?

Андрей Шарый:

Я думаю, что, прежде всего, это зависит от ситуации в самой Сербии. Потому что сейчас, особенно после ухода с политической сцены Туджмана в Хорватии, стало еще более очевидно, что историческое время режима Милошевича прошло, и что его сохранение у власти - злой исторический анекдот. Очень многое, фактически все, что будет происходить в Косово в ближайшие годы, зависит не от того, удастся ли международному сообществу уговорить лидера косовских албанцев Хашима Тачи разоружить тот или иной отряд боевиков, над которыми он скорее всего и не имеет контроля, а почти все будет зависеть от развития политической ситуации в Сербии. Когда Милошевич уйдет от власти и только тогда - остается надеяться, что это произойдет мирным путем, можно будет говорить, что на Балканах никто не плюет против ветра, а именно этим в последние годы занимается сербский режим. И я думаю, что только после этого ситуация изменится коренным образом. До тех пор ожидать успеха миротворческой операции просто нереально.

Ефим Фиштейн:

Дай Бог, чтобы это произошло как можно скорее!

XS
SM
MD
LG