Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские финансовые институции превращают свою страну в жертву и заложника


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с профессором Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

Профессор Голдман, первые обвинения, вынесенные в деле, потрясшем американскую банковскую систему, выглядят незначительными. Разговор идет об отмывании преступных миллиардов, а трех людей, по сути дела, обвиняют лишь в том, что они занимались переводом денег, не имея на это права.

Маршалл Голдман:

Да, обвинения выглядят чисто техническими. Обвиняемым инкриминируется финансовое преступление - ведение операций без требуемых в таких случаях лицензий. Но не надо забывать, что они могут повлечь наказание в виде заключения в тюрьму на срок от 10 до 15 лет, серьезные штрафы, конфискации имущества, и, помимо всего прочего, «волчий билет», для профессионала-финансиста это серьезно. Однако, главное значение этих обвинений, я полагаю, в другом. Сама нью-йоркская прокуратура отметила, что они представляют из себя завершение лишь начальной стадии расследования. Следствие сейчас находится в следующей стадии - выяснения происхождения этих денег. И все выглядит так, как будто у следователей есть некие улики, позволяющие связать эти деньги с преступным миром. Так что эти обвинения - скромное начало, но это только начало.

Юрий Жигалкин:

В тоже время, ныне обвиняемая Люси Эдвардс не так давно подала в суд на «Банк Нью-Йорка», требуя компенсации за незаконное, по ее словам, увольнение. То есть, одно из главных действующих лиц этого дела не то, что не считает себя виновным, оно требует извинений от банка и, по сути дела, от властей?

Маршалл Голдман:

Ее имя так часто мелькало в прессе в негативном контексте, что она, скорее всего, была вынуждена предпринять контрмеры, подав в суд на «Банк Нью-Йорка», считая, что инкриминируемые ей проступки или недоказуемы, или не являются поводом для увольнения. Кстати, необходимо помнить, что вынесение обвинений еще совершенно не означает, что человек виновен - в этом будет разбираться суд. Но, очевидно, что теперь ей будет труднее защищаться. Я думаю, что у нее и ее мужа есть серьезный повод для беспокойства. В конце концов, эти обвинения уже были представлены Большому жюри, и оно решило дать ход делу.

Юрий Жигалкин:

Из своих источников я знаю, что это дело заставило американские банки не только отказаться от новых российских клиентов, но банки закрывают счета старым клиентам, среди которых, как мне сказали, даже Центральные банки нескольких республик СНГ. Как вы считаете, захочет ли кто-нибудь в такой ситуации иметь дело с Россией?

Маршалл Голдман:

Меня сильно беспокоит то, что, преследуя ежеминутную прибыль, россияне, и среди них ведущие российские финансовые институции, превращают Россию в жертву и заложника. Они должны понять, что репутация для западных банков важнее активов, предоставляемых им российскими клиентами. Никто из западных финансистов не хочет быть объектом полицейских расследований, и не может позволить себе быть подозреваемым. В условиях рыночной экономики вы не можете жульничать и обманывать окружающих, если намереваетесь быть в бизнесе и завтра.

Юрий Жигалкин:

Газета «Уолл-Стрит Джорнэл» сообщила сегодня о еще одной нити, потенциально связывающей окружение Бориса Ельцина с подозрительными деньгами. Как выяснило следствие, со счетов Дьяченко в «Банке Нью-Йорка» переводились сотни тысяч долларов на швейцарские счета компаний «Belka Energy», «East Coast Petroleum» и «Runicom». Связь с «Руникомом» особенно подозрительна, поскольку этой компании принадлежат 10 процентов акций «Сибнефти», которая, якобы, тоже переводила деньги на офф-шорные счета Дьяченко и с них.

XS
SM
MD
LG