Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наташа Кагаловская встретилась в Лондоне с корреспондентами газеты "Уолл-Стрит Джорнэл"


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк:

Принимая корреспондента "Уолл-Стрит Джорнэл" в своем доме в самом дорогом районе Лондона - Кенсингтоне, за легким ланчем из отварной лососины, паштета и белого бургундского вина Наташа Кагаловская рассказала о своей жизни, и о том, в какой обиде на банк оставили ее эти, по ее словам, неоправданные подозрения в неких незаконных действиях. До недавнего времени, до ухода с поста вице-президента "Банка Нью-Йорка" по собственному желанию, Кагаловская была главой восточноевропейского отдела банка, в чьем ведении находились счета компании "Бенекс", переводившей из России миллиарды долларов, выяснением происхождения которых сейчас занимаются спецслужбы нескольких стран. Ее стремительное восхождение от должности клерка в маленьком банке "Ирвинг Траст", купленного "Банком Нью-Йорка" до роли самого известного в Москве западного банкира, у которого держали американские счета 300 российских компаний и банков началось, по сути дела, со случайной встречи с Борисом Ельциным в 1990-м году, в аэропорту, когда они оба вылетали в Вену. Ельцин спросил ее тогда: " Почему бы вашему банку не открыть московский офис"? Деловитая и легко завязывающая контакты с людьми Кагаловская вскоре сумела оттеснить тогдашнего начальника восточно-европейского отдела банка Владимира Голицына и с полным доверием "Банка Нью-Йорка" поехала завоевывать Россию. Обаятельной 37-летней женщине сопутствовал полный успех. Она смогла привлечь для банка клиентов, плативших до 750 тысяч долларов в год за обслуживание их счетов. Кагаловская утверждает, что ничего незаконного она не совершала, и что все это был обычный нормальный банковский бизнес. В том, что касается ее подчиненной Люси Эдвардс, чей муж был владельцем компаний, переводивших российские доллары через "Банк Нью-Йорка", то у Кагаловской с ней, якобы, были сложные отношения. Она, по словам Кагаловской, трудно поддавалась контролю, и однажды даже получила выговор за занесение трат мужа в свои командировочные расходы. Наташа Кагаловская не берется рассуждать о том, кто ответственен за отсутствие контроля за операциями российских компаний, и о том, не была ли эта бесконтрольность, как подозревают следователи, умышленной. В отличие от Эдвардс, которая была уволена, Наташа Кагаловская ушла из банка сама. Ей не было предъявлено никаких формальных обвинений и не брошено упреков со стороны "Банка Нью-Йорка", хотя люди, знакомые с делом, говорят, что банк "Сити-Бэнк" сообщил, что в августе на счета Кагаловской были переведены 600 тысяч долларов с офф-шорных счетов. Кагаловская говорит, что это - деньги ее мужа, необходимые для повседневных расходов - ведь он остался единственным работником в семье.

XS
SM
MD
LG