Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские подразделения не оставляют попыток взять под контроль столицу Чечни


Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шарый:

Андрей, сообщалось о том, что сегодня в течение всего дня шли ожесточенные бои практически по всему периметру Грозного. У вас есть подтверждения этих сообщений или детали?

Андрей Бабицкий:

Я думаю, что эта информация вполне может быть подтверждена теми сведениями, которые я сегодня получил от вооруженных чеченцев, связавшихся по рации с Грозным. Я нахожусь не так далеко от чеченской столицы, мы не успели уйти от нее достаточно далеко к месту назначения. Я думаю, что российские подразделения не оставляют попыток взять под контроль столицу Чечни, и, по всей вероятности, то, что происходит сейчас, можно назвать если не полномасштабным, то таким вялотекущим штурмом Грозного, который продолжается уже вторую неделю.

Андрей Шарый:

Я сейчас держу в руках сообщение агентства АФП, которое со ссылкой на французского журналиста, который говорил со свидетелями, рассказывает о резне, по-другому это не назовешь, которую российские солдаты устроили в начале декабря - тут приводятся даты - 7,8, и 9-го числа в районе селения Алхан-Юрт. Там, якобы, пьяные российские солдаты расстреляли несколько десятков чеченских мирных жителей, приводятся разные сведения - 20, 40 или 50 человек, Слышали ли вы чего-нибудь об этом и можете ли подтвердить это сообщение?

Андрей Бабицкий:

Я рассказывал об этой ситуации в эфире буквально в те же дни, когда она происходила. Действительно, в Алхан-Юрте сложилась очень тяжелая, трагическая обстановка, в связи с тем, что неподалеку от этого селения чеченские ополченцы дали бой и уничтожили значительное количество российских военнослужащих и бронетехники. Фактически, группировка Шаманова отыгралась на Алхан-Юрте за проигрыш в этом бою. Действительно, военнослужащие российской группировки не просто уничтожали, резали людей в Алхан-Юрте, они забрасывали гранаты в подвалы, убивали людей на улицах, убивали молодых людей, за которыми в жилых кварталах села была устроена настоящая охота, они блокировали Алхан-Юрт, никого туда не впускали и не выпускали оттуда в течение нескольких дней. И фактически все эти несколько дней они издевались над населением, разрушая дома и убивая жителей.

Андрей Шарый:

Подтверждаются ли данные о массовом переходе чеченцев на сторону российских войск?

Андрей Бабицкий:

Нет, эти данные циркулируют с первых дней войны, и, по сути дела, они не подтверждаются. Я могу привести лишь один пример, иллюстрирующий в принципе, что происходит. Я скажу лишь несколько слов. Мы все должны хорошо понимать, что Беслан Гантамиров - он сейчас самая яркая фигура в стане "оппозиции", как вооруженные чеченцы называют свих оппонентов, прежде всего, коммерсант. Это человек, который делает бизнес на политике. Поэтому его сегодняшнее сотрудничество с российскими войсками и политиками есть точно такой же бизнес, каким он занимался в правительстве Завгаева. Если планы Гантамирова изменятся, если он поймет, что ему выгоднее работать на другую сторону, то я думаю, что он изменит свои политические убеждения без особых усилий. Точно такая же ситуация и в Гудермесе, где, как мы знаем, муфтий Кадыров, а также окружающие его полевые командиры, сотрудничают с российскими властями. У них тоже свои, очень далекие от целей российской группировки планы, которые в любой момент могут измениться и совпасть с планами чеченского ополчения. Поэтому, все это очень непростые процессы. Давайте наблюдать за этим дальше. Все эти чеченские отряды, которые воюют против защитников Ичкерии, в любой момент могут повернуть свое оружие против российских подразделений.

Андрей Шарый:

А какова численность этих людей, хотя бы ориентировочно можно сказать?

Андрей Бабицкий:

Это, скорее, сотни и десятки.

Андрей Шарый:

Есть ли какие-то данные о потерях россйиских войск на всех фронтах чеченской войны?

Андрей Бабицкий:

Данных таких нет, такую статистику чеченская сторона вести не в состоянии, а российская сторона в пропагандистских целях тщательно скрывает истинные масштабы потерь на фронтах. Но можно предположить, что эти цифры колоссальные. По моему ощущению, я человек не военный, и мне сложно дать объективную и полную картину, но такое ощущение, что та неделя, которую я провел в Грозном, которые шли по всему периметру Грозного, унесла примерно тысячу, может, быть, чуть больше, может быть чуть меньше жизней российских военнослужащих. По заявлениям чеченских командиров, эти бои ежедневно уносили с российской стороны от ста до двухсот жизней. У меня не было ощущений, не было оснований - я был на передовых позициях, считать, что эти данные сильно завышены.

XS
SM
MD
LG