Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский комментирует ситуацию в Чечне


Программу ведет Андрей Шарый. Он беседует с лидером партии "Яблоко" Григорием Явлинским. Участвует ведущий программы Радио Свобода "Кавказские хроники" Олег Кусов.

Андрей Шарый:

В программе "Темы дня" участвует лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский. Григорий Алексеевич, я хотел бы обсудить с вами итоги года в Чечне. Послушаем комментарий, который подготовил ведущий программы Радио Свобода "Кавказские хроники" Олег Кусов:

Олег Кусов:

На протяжении всего нынешнего года боевые столкновения между российскими подразделениями и чеченскими вооруженными отрядами возникали периодически именно в тех местах, где военные наиболее часто проводили так называемые "зачистки". Уже в начале январе сего года резко осложнилась обстановка в Аргуне. Этот город находится в десяти километрах от Грозного, и, по утверждению российских военных, перешел под их контроль еще в начале второй кампании. Однако, в те дни российское подразделение не смогло справиться с чеченским отрядом без поддержки авиации. Как и прежде, противника забросали бомбами.

Подобные стычки возникали в течение года регулярно в самых крупных чеченских городах - Грозном, Гудермесе, Аргуне, - не говоря уже о горной, плохо контролируемой военными, части республики. Российские военные смогли противопоставить партизанской тактике противника лишь регулярные спецоперации, которые ещё называют "зачистками". Эффект от подобных операций, как правило, обратный. Лидеров сопротивления обнаружить во время них не удалось. Но после "зачисток" партизанское движение только множилось, поскольку именно таким образом люди пытались защититься от произвола военных. Но более всего в результате действий военных страдали мирные люди. Особенностью второй кампании в Чечне стала война российских силовых структур с мирными жителями республики. Довольно часто она служила имитацией боевых действий со стороны военных. В тоже время нет никаких сведений о боях с отрядами радикальных исламистов, военным и сотрудникам спецслужб до сих пор неизвестно, по их словам, где укрываются Шамиль Басаев и эмир Хаттаб.

Бесперспективность военной операции в Чечне стала настолько очевидной, что она не находит комментариев в последние месяцы даже у президента Владимира Путина. Глава государства, как помнится, прежде довольно часто объяснял необходимость продолжения боевых действий. Первые контакты Кремля с спецпредставителем Аслана Масхадова вице-премьером Закаевым, были восприняты как согласие Путина на начало переговорного процесса. Однако дело не пошло дальше телефонных переговоров и единственной личной встречи Закаева с Казанцевым. После встречи в московском аэропорту "Шереметьево-2", Ахмед Закаев заявил, что мирное урегулирование не может заключаться только в разоружении отрядов чеченского сопротивления. Он надеется на продолжение контактов с российской стороной и заявляет о готовности Масхадова пойти на определенный компромисс ради мира. Кремль пока не ответил на предложения чеченской стороны.

Вместо реальных шагов по стабилизации ситуации в Чечне, федеральный центр в конце года довольствовался очередной пропагандистской кампанией под названием "суд над террористом №2" Салманом Радуевым. Судебный процесс над потерявшим всякое влияние в Чечне полевым командиром, очевидно, должен был стать наглядным примером успешной борьбы с терроризмом. Однако, он никак не может повлиять на развитие событий в Чечне и рассчитан лишь на общественное мнение россиян. При этом россиянам дают возможность забыть о процессе полковника Юрия Буданова. Военные воспринимают попытки определенных сил вывести полковника из-под судебной ответственности как возможность творить беззаконие в Чечне прежними способами.

Чеченский узел завязывается все крепче и крепче. Официальная власть, как создается впечатление, уже просто не в состоянии его распутать.

Андрей Шарый:

Григорий Алексеевич, вы говорили, что Чечня - боль России, к которой население страны привыкло и которую, к сожалению, не чувствует. Как вы считаете, есть ли в российской политике силы, которые способны побудить Кремль начать действительные переговоры с представителями Чечни о заключении мира в республике?

Григорий Явлинский:

Сама Чечня является этими побудителем. Действительно ситуация заходит в тупик. Я еще раз хотел подчеркнуть, что то, что можно было предпринять, скажем, 9 ноября 1999-го года, когда мы делали заявления о недопустимости проведения таких операций в Чечне и полномасштабной войны в Чечне - сегодня ситуация очень сильно осложнилась по сравнению с тем временем, и стала очень болезненной, и найти сегодня решение чрезвычайно трудно. Однако, я попробую сделать рискованное заявление. Сегодня в вашей передаче я попробую сказать, чем рано или поздно закончится ситуация в Чечне. Она закончится, ну, не до конца, но она обязательно придет к тому моменту, когда в Москве будет проводиться совещание по Чечне, в котором будет председательствовать президент России и в котором будут участвовать Масхадов и другие некоторые политические представители Чечни, и Северного Кавказа, и там, на этом совещании, в ходе очень болезненных и трудных переговоров будет постепенное некоторое продвижение к тому, чтобы найти взаимопонимание. Все решения там, на этом совещании, будут приниматься, исходя из российской Конституции и российских законов, но как скоро российское руководство, кремлевское руководство поймет, что ничего другого в данной ситуации сделать просто невозможно, и ситуация будет просто гнить и войска, которые там оставлены, будут находиться в тяжелейшем положении, как скоро это произойдет - трудно сказать. Однако, последние месяцы все-таки дают некоторый оптимизм, потому что попытки переговоров, я например, их приветствую., то что президент Путин пошел на это - я это приветствую и поддерживаю. К сожалению, они пока кончились ничем. Ну что же, лиха беда начало, пора уже быстрее двигаться в этом направлении.

XS
SM
MD
LG