Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Встреча российских и чеченских депутатов в Магасе


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Олег Кусов, на Северном Кавказе - Хасин Радуев, в Ставрополе - Борис Сибирский; а также эксперт Радио Свобода по Северному Кавказу Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый:

"Военного решения чеченской проблемы не существует. Необходимо незамедлительно начать поиск политических путей урегулирования конфликта", - говорится в протоколе по итогам встречи депутатов Государственной Думы с представителями Чечни, состоявшейся в Ингушетии 23 декабря. Ее участники намерены продолжать консультации со всеми заинтересованными лицами для достижения мира в Чечне и обеспечения гарантий безопасности населению республики. Однако, в Москве эта инициатива депутатов натолкнулась на, мягко говоря, очень холодный примем. Над темой работал мой коллега Олег Кусов:

Олег Кусов:

В минувшую субботу группа депутатов Государственной Думы России - Борис Немцов, Асланбек Аслаханов и Сергей Ковалев по собственной инициативе встретилась в Ингушетии с группой депутатов парламента Чеченской Республики Ичкерия. Депутаты говорили о том, что военного решения чеченской проблемы не существует. Поездка в Ингушетию и разговоры о мире с чеченскими парламентариями получили большой резонанс среди российских политиков. Первая официальная оценка поездки депутатской группы в Ингушетию заключалась в понедельник в заявлении помощника президента России Сергея Ястржембского. "Группа депутатов во главе с Борисом Немцовым не имела мандата Кремля на переговоры с представителями чеченского парламента образца 1997-го года", - подчеркнул президентский помощник. Он считает, что люди в Чечне, которые могут воздействовать на непримиримых, найдут расположение Кремля только, когда будут склонять вооруженных чеченцев к капитуляции. Ястржембский полностью исключает диалог с непримиримыми чеченцами, поддерживая силовое решение чеченской проблемы. Член Совета Федерации от Чечни Ахмад Завгаев и мэр Грозного Бислан Гантамиров в своих оценках пошли еще дальше. Первый выразил сомнение в том, что анонимные собеседники российских парламентариев действительно приезжали в Назрань с добрыми намерениями, а второй назвал Бориса Немцова и его коллег "политическими диверсантами". Официальная Москва устами своих политиков вновь категорически выступила против любых миротворческих контактов с представителями чеченских властей. Лидер фракции СПС Борис Немцов, напротив, убежден, что иного пути разрешения чеченского кризиса не существует. В беседе с журналистами в своем рабочем кабинете он удивился столь агрессивной реакции на миротворческие инициативы группы депутатов:

Борис Немцов:

Государственная Дума, причем не обязательно это должен быть СПС, обязана делать все для того, чтобы начался политический процесс. Мы хотим совместными усилиями решить проблемы. Я не знаю, чего они обижаются - видно, как они ее решают - они ее решить не могут. Они вместо борьбы с террористами борются с женщинами и стариками. Одна ошибка - я Ястржембскому не позвонил, это правда. Видимо, надо было позвонить также и его водителю - я так понимаю...

Олег Кусов:

Лидер фракции СПС убежден, что Кремль запутался в своих действиях на территории Чечни:

Борис Немцов:

Там идет генерация партизанской войны. Она генерируется каждый день. Например, убили пятерых студентов - их семьи и родственники, в том числе и дальние, стали партизанами. В течение 10 минут они стали партизанами. Когда этих террористов, как они сами говорят, может, 1-2 тысячи, а 15 тысяч - партизане, которые в любой момент сложат оружие, если увидят, что можно нормально жить. Просто их толкают к этому... В 2001-м году политический диалог все равно точно будет начат. Забудут, как Немцов ездил, кто там еще ездил - Ковалев... Я вам гарантирую и могу объяснить, почему: как только общественное мнение ( а оно сейчас сильно меняется) будет не в плюс, а в минус ставить Путину войну в Чечне, он захочет диалога. Но зачем ждать? Это же еще тысячи жертв... Я хочу напомнить, в связи с чем сказал Путин свои слова "замочим в сортире", которые помнят все: он сказал их в связи с Басаевым и Хаттабом. Он их замочил?! Вот конкретно этих двух людей он замочил?! Вы понимаете, что мы бесславно там завязли, и чем дальше, тем хуже.

Олег Кусов:

Беседа депутатов-миротворцев с чеченскими парламентариями продолжалась в Магасе почти 4 часа. В составленном по окончании беседы протоколе говорится, что пришло время налаживать политический диалог между федеральным центром и сторонниками президента Чечни Аслана Масхадова. По сути, группа депутатов Госдумы и чеченского парламента предложила сделать то, что еще год назад предлагали многие чеченские политики: если уж воевать, то только с вооруженными чеченскими отрядами, а не с мирными чеченцами, которых в республике было большинство.

Борис Немцов:

Я обращу ваше внимание: пункт третий, абзац четвертый: "Совместная борьба с терроризмом, бандитизмом, религиозным экстремизмом". Формулировка их. Они считают, и Хож-Ахмед Ериханов говорил об этом отдельно, что если бы не провокационные бандитские действия этих граждан, то катастрофы можно было бы избежать.

Олег Кусов:

У лидера фракции СПС есть свои предложения и по выстраиванию системы власти в Чечне:

Борис Немцов:

Не надо лицемерить, и надо назначить там генерал-губернатора. Это было бы честнее. Например, назначить генерала Трошева - это честнее, чем Кадырова назначать - они его все равно за своего не считают. Второй пункт: вот в начале следующего года истекают полномочия Масхадова и парламента. Значит, надо вести разговор о государственном обустройстве Чечни. Моя позиция: Чечня должна быть парламентской республикой. Почему? Из-за тэйпового устройства. Президент всегда будет представлять какой-то отдельный тэйп, и всегда будут раздоры - плохо. Парламент сможет коалицию по-чеченски в каком-то смысле сохранить, и спокойствие тоже.

Олег Кусов:

Эти предложения Борис Немцов намерен представить президенту Владимиру Путину. Встреча группы депутатов-миротворцев и президента намечена на вторник - 26 декабря. Борис Немцов не скрывает того, что постарается убедить президента Путина в необходимости завершать боевые действия, ибо военная операция в целом провалилась - об этом Немцов размышлял в своем рабочем кабинете на Охотном ряду вместе с небольшой группой журналистов:

Борис Немцов:

Я убежден, что там просто нет и не может быть никакого военного решения. Разговоры про боевой дух вооруженных сил это ложь. Если армия там не воюет, а я хотел бы подчеркнуть, что она не воюет, то она постепенно деградирует, потому что у армии есть функция. Если армия не стоит в казармах, то значит, она выдвинута и участвует в каких-то действиях. Эту функцию армия, на мой взгляд, в целом как-то - можно по-разному оценивать - она уже выполнила. Сейчас они что делают - они просто стоят в городах. Они делают "зачистки", иногда еще какие-то действия, но они не воюют. Сейчас очень опасный момент в судьбе вооруженных сил...

Олег Кусов:

О том, как проходила встреча депутатов Государственной Думы России с чеченскими парламентариями в Ингушетии, рассказывает находящийся в Назрани корреспондент Радио Свобода Хасин Радуев:

Хасин Радуев:

Группа депутатов Государственной Думы России, представляющая фракцию СПС, провела в Ингушетии в общей сложности чуть более суток. За это время Борис Немцов, Павел Крашенинников. Сергей Ковалев и депутат от Чечни Асланбек Аслаханов побывали в двух палаточных лагерях чеченских беженцев в станице Слепцовская и в поселке Карабулак, они встречались также с рабочими одного из заводов в Назрани и с российскими солдатами и офицерами, несущими дежурство на КПП "Кавказ-1" на административной чечено-ингушской границе. Но главное событие, ради которого они собственно и приехали в Ингушетию, произошло в здании ингушского парламента в субботу вечером в новой столице Ингушетии - Магасе. Это была встреча с депутатками избранного в 1997-м году парламента Чечни. Она проходила за закрытыми дверями. Чеченцы не пожелали появиться перед телекамерами, так как откровенно опасались того, что на обратном пути они будут арестованы и брошены в какой-нибудь зиндан. По словам Бориса Немцова, встреча продолжалась около 4 часов. Говорили о том, как остановить войну, и в итоге подписали протокол из 5 пунктов. В нем записано, что решение чеченского вопроса не возможно силовыми методами. Стороны пришли к единому мнению, что войну надо заканчивать, необходимы мирные переговоры, а с чеченской стороны в них должны участвовать представители президента правительства и парламента республики Ичкерия - власти, избранные народом в 1997-м году.

Встреча с российскими депутатами 6 чеченских парламентариев была санкционирована Асланом Масхадовым, и более того, на ней присутствовал его личный представитель Хож-Ахмед Ериханов - неизменный участник всех мирных переговоров, начиная с 1995-го года. В своих последних выступлениях Аслан Масхадов подчеркивал, что ему подчиняются все полевые командиры, в том числе и имеющий наибольшее влияние среди чеченских вооруженных отрядов Шамиль Басаев. Таким образом, контакты с российскими депутатами были одобрены и другими чеченскими полевыми командирами. Что касается полномочий группы российских депутатов, то и Немцов, и Крашенинников, и Ковалев подчеркивали, что они с чеченцами переговоров не вели, но встреча заранее готовилась, и что об этом в известность были поставлены руководители исполнительной власти России.

Хотя подписанный в Магасе документ - далеко не начало мирных переговоров с Масхадовым, и до остановки боевых действий дело еще не дошло, пророссийски настроенные чеченские чиновники жутко перепугались. Бислан Гантамиров назвал, к примеру, действия Бориса Немцова и других российских депутатов "политической диверсией" и даже связал встречу в Магасе с активизацией действий чеченских отрядов в Грозном. Большинство же чеченцев, с кем удалось пообщаться на эту тему, восприняли известие о встрече в Ингушетии с надеждой на окончание войны.

Олег Кусов:

Почти одновременно с мирными инициативами депутатов от фракции СПС с заявлениями выступили губернатор Ставропольского края Александр Черногоров и бывший губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко. Они, пока еще робко, но призвали федеральный центр к диалогу с президентом Асланом Масхадовым. О том, как эту инициативу восприняли в Ставропольском крае, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Ставрополе Борис Сибирский:

Борис Сибирский:

Губернатор Ставропольского края Александр Черногоров заявил, что Ставропольский край никогда не прекращал диалога с Чеченской Республикой. На уровне правительственных делегаций край плодотворно работал с масхадовским кабинетом министров. По мнению губернатора, главным фактором здесь всегда была не политика, а экономика. Подписан даже договор о сотрудничестве в торгово-финансовой сфере. "Новая власть Чечни тоже хочет закупать у нас продукты, Чечня не прочь бы и пригласить наших строителей для восстановления разрушенного", - сказал губернатор. К тому же, Черногоров все еще надеется на возвращение долгов по электроэнергии, так что темы для диалога найдутся. Наконец, если мы торгуем с соседями, они вряд ли будут нападать на приграничные станицы Ставрополья...

Спикер Законодательного собрания Ставропольского края Александр Шиянов, напротив, подчеркнул, что найти путь к полному прощению и примирению пока невозможно - Ставрополье должно получить статус особой приграничной территории и как можно скорее. "Последние теракты в Пятигорске и Невинномыске заставили нас вспомнить о Буденновской трагедии - нашествии банды Басаева. Мы не должны повторять своих ошибок, поэтому давайте поставим нормальный заградительный кордон, а потом уже будем говорить с чеченцами о мире на Северном Кавказе, причем говорить исключительно при участии Москвы, или хотя бы представительства президента в Южном округе", - заявил Александр Шиянов.

Олег Кусов:

Следующая встреча представителей фракции СПС и чеченских парламентариев должна состояться в середине месяца. Пока не верится, что уже тогда позиция Кремля в отношении переговоров будет отличаться от нынешней.

Андрей Шарый:

В завершение темы комментарий Андрея Бабицкого:

Андрей Бабицкий:

Мирные переговоры уже давно перестали восприниматься как долгосрочный и перспективный политический проект. Возникая, эта тема раз от разу теряет в легальности, приобретая все более отчетливый привкус абсолютной необязательности и даже маргинальности. Если еще год назад относительно встречи Павла Крашенниникова с одним из представителей Масхадова в Ингушетии высказывались предположения, что она, дескать, могла быть так или иначе, возможно косвенно, санкционирована Кремлем, то сегодня сам термин "мирные переговоры", в ельцинские времена прочно "прописавшийся" в официальном политическом словаре, окончательно переселился в почти диссидентский лексикон.

Сохраняющаяся инерция свободно-направленной политической инициативы еще оставляет некоторое пространство для разговора о политическом урегулировании чеченского конфликта, но, очевидно, что попытки наладить диалог с вооруженными чеченцами воспринимаются Кремлем как нечто среднее между преступлением и глупостью. Логика этой позиции должна рано или поздно привести власть к решению наложить запрет на контакты с "врагом".

Все это не означает, что идея переговоров для Москвы не существует вовсе, как это следует из официальных заявлений российских чиновников. Представители Путина и Масхадова за последний год несколько раз встречались и обсуждали различные проблемы, однако, эти встречи носили неизменно закрытый характер. Таким образом, несмотря на публичные декларации, Кремль не исключает возможности переговоров, однако, только по собственной инициативе и в сугубо секретном режиме. Это - родовое свойство новой власти, держать под спудом темы, болезненные для общества, для того, чтобы оставаться хозяином положения, единственным распорядителем окончательных решений.

В одной из российских газет проскользнуло сообщение о том, как был задержан один из соратников Масхадова - Турпал-Али Атгериев. Он, якобы, был вызван в Москву для участия в переговорах и арестован сотрудниками ФСБ прямо на летном поле. Даже, если это не так, то подобная акция не вызвала бы удивления. Она вполне укладывается в представления о поведении власти в путинскую эпоху. Любое публичное обсуждение чеченской темы должно жестко соответствовать скудным параметрам официальной версии происходящего. Как и в советские времена, информация о реальных проблемах, связанных с военными действиями, скрыта от общественного мнения. Доступ к ней получают лишь сотрудники спецслужб, которые разрабатывают свои специфические решения. В итоге, любые мирные инициативы - лишь слабый отголосок минувшей ельцинской эпохи, когда общество, негативно оценивавшее те или иные действия власти, имело возможность вести с ней диалог и корректировать эти ее решения, используя СМИ и оппозиционные политические силы.

Сегодня власть замкнута на собственной императивности. Она предлагает обществу свои рецепты, полагая их окончательными и не подлежащими обсуждению.

XS
SM
MD
LG