Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попытка нескольких депутатов направить процесс на Северном Кавказе в русло политического урегулирования - беспомощный романтизм?


Тему ведет Олег Кусов. Он беседовал с заместителем председателя Комитета по обороне Государственной Думы России генерал-полковником Эдуардом Воробьевым и с членом-корреспондентом РАН Русланом Хасбулатовым.

Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый:

Во вторник вечером Борис Немцов - лидер фракции СПС в Государственной Думе - встречался с президентом России Владимиром Путиным, и они обсуждали итоги поездки возглавляемой Немцовым делегации в Ингушетию, где она проводила своего рода зондаж относительно начала российско-чеченских переговоров. Российские политики продолжают активно высказываться по поводу этой поездки и по поводу самой идеи проведения переговоров. В целом она находит в Москве не очень много сторонников. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Олег Кусов:

Олег Кусов:

Миротворческие инициативы группы депутатов Госдумы России во главе с Борисом Немцовым по-прежнему находятся в центре внимания российских политиков. С осуждением миротворцев уже выступили люди из президентского окружения и ряд влиятельных губернаторов, среди которых, как это ни странно, оказался и президент Татарстана Шаймиев. Что касается коллег Бориса Немцова на Охотном ряду, то они, в основном, не спешат выражать свое отрицательное отношение к чеченской поездке. Не исключено, что многие из депутатов дожидаются реакции Кремля на эти инициативы. Резко отрицательные высказывания помощника президента Сергея Ястржембского, после которых президент Путин беседовал с Борисом Немцовым в Кремле один на один, могут в представлении многих служить лишь фоном событий. По крайней мере, сегодня на Охотном ряду поговорить на чеченскую тему можно далеко не в каждом кабинете. Но и есть и определенные высказывания. На мои вопросы ответил заместитель председателя думского Комитета по обороне генерал-полковник Эдуард Воробьев. Он считает, что время мирного диалога с президентом Чечни Асланом Масхадовым уже наступило:

Эдуард Воробьев:

Масхадова, в том числе и федеральная власть, на определенном этапе называла президентом. И этот президент - какой он не есть, а он существует. Почему мы исключаем всяческие контакты с ним? Почему не осуществлять выход и на него, чтобы понять его позицию?

Олег Кусов:

Эдуард Воробьев уверен, что федеральному центру необходимо привлекать на свою сторону мирных чеченцев

Эдуард Воробьев:

Нужно вести борьбу не столько с этими боевиками, (конечно, нужно активно отвечать на боевые действия с их стороны), сколько нужно вести борьбу за мирное население, и эта борьба должна осуществляться методами социально-политическими. Я совершенно не исключаю того, что все-таки нужно продолжать переговоры с теми боевиками, которые не являются именно преступниками - не преступили закон - не насиловали, не грабили, не убивали, которые действительно могли участвовать в боевых действиях, но не являются именно бандитами, преступниками.

Олег Кусов:

Российские силовые структуры сделали много, чтобы втянуть в войну против себя большинство чеченцев. Чеченское общество по своему характеру всегда было разноплановым. Однако, сегодня его объединяют военные. Чеченцы убеждены в их стратегической беспомощности, которая, в свою очередь, толкает военных на сугубо карательные, полицейские акции против мирных людей. Я попросил прокомментировать ситуацию в Чечне члена-корреспондента РАН Руслана Хасбулатова:

Руслан Хасбулатов:

Эта война всецело построена на сценарии Генштаба, который исходит из того, что надо эту войну растянуть в рамках теории управляемого конфликта. В то же время, вот посмотрите, один из движущих мотивов, почему им нужна эта война как долговременный фактор: знаете, что при Масхадове была тысяча домашних нефтеперегонных заводов, а теперь их более двух тысяч. А кто ими руководит? Военачальники. Вот эти генералы - разные боевики, которые при Масхадове занимались этой частной перегонкой нефти - теперь за это полностью взялись российские генералы. А зачем им уходить?.. Похищения людей, вымогательство, полное разложение того сегмента армии, который находится на территории Чечни... Как могут воевать боевики полтора года - откуда берется снаряжение? Для москвича или россиянина из глубинки - они, наверное, думают: "Ага, вот говорят, что из Азербайджана, из Грузии, и так далее". Я вам отвечаю, что даже сотая часть амуниции и оружия боевиков не поступает из Грузии и Азербайджана. Все продается с воинских складов.

Олег Кусов:

Руслан Хасбулатов убежден, что преднамеренное затягивание войны в Чечне грозит осложнением ситуации на всем юге России:

Руслан Хасбулатов:

Речь идет о сползании к геноциду. Далее, посмотрите на соседние республики - на них это тоже влияние оказывает, там тоже могут начаться подобные процессы. А если у нас между двум морями зажжется, кто будет нести ответственность? Генштаб будет нести ответственность за то, что весь Северный Кавказ запылал?

Олег Кусов:

Силы, заинтересованные в продолжении войны в Чечне, довольно влиятельны в российской властной элите. Попытка нескольких депутатов направить процесс на Северном Кавказе в русло политического урегулирования, выглядит в Москве на общем фоне беспомощным романтизмом.

XS
SM
MD
LG