Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интенсивно заработал гуманитарный коридор на чечено-ингушской границе


О ситуации в районе чечено-ингушской границы рассказывают корреспонденты Радио Свобода Андрей Бабицкий и Олег Кусов. Программу ведет Савик Шустер.

Олег Кусов:

Сегодня гуманитарный коридор на чечено-ингушской границе интенсивно заработал во второй половине дня. Из Чечни в Ингушетию перешли 1300 человек, столько же людей перешли границу в обратном направлении. Час назад президент Ингушетии Руслан Аушев поставил этот факт себе в заслугу. Он сказал, что активизировать военных на границе ему удалось только после неоднократных обращений к руководству Министерства обороны России. В свою очередь, военные на границе говорят, что они тщательно следят за тем, чтобы границу не пересекали люди, похожие на боевиков.

Савик Шустер:

В 9 километрах от границы с Ингушетией вглубь чеченской территории на автотрассе "Кавказ" расположен российский блок-пост. Оттуда передает специальный корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий:

Андрей Бабицкий:

Именно здесь, на повороте на станицу Асиновская, и находится головная часть огромной, растянувшейся, по свидетельствам очевидцев, на 17 километров очереди беженцев, пытающихся попасть в Ингушетию. Возле самого поста толпа в несколько тысяч человек. Ее сдерживают подразделения Внутренних войск и ОМОНа. Вдоль дороги, насколько хватит взгляда, стоит врытая в землю российская бронетехника. На самом посту колючая проволока, скрученная спиралью и уложенная в несколько рядов на дороге. На бронемашинах, сжимающих дорогу с двух сторон, автоматчики. Дула направлены в толпу, которая жмется к колючей проволоке с той, ичкерийской стороны. Только здесь несколько тысяч человек в состоянии глубокого шока ожидают своей очереди на проезд. Для всех них существует один медпункт. Здесь же формируются автобусы. Кому посчастливится стать его пассажирами, тех сначала повезут на фильтрацию в пост "Кавказ 1", а потом пропустят в Ингушетию. В маленьком автобусе, имеющем всего 27 посадочных мест, набивается в три-четыре раза больше. Пожилой российский офицер помогает последней молоденькой чеченке с тремя детьми забраться в автобус, в котором уже не осталось мета. Он бережно берет каждого ребенка и поверх голов передает его внутрь автобуса. "Осторожно, - говорит он при этом. - Это маленькие дети, не раздавите". Потом неимоверным усилием он заталкивает в машину женщину. Он явно устал объясняться с беженцами, и на все жалобы монотонно отвечает: "Я ничем не могу вам помочь". Заместитель министра внутренних дел России, показавшийся сегодня перед беженцами, посмотрел на них с интересом, но издалека. Сопровождавший его ингушский офицер страшно кричал на людей, требуя, чтобы они приблизились к российскому чиновнику и попытались донести до него свою беду. Но напуганные люди все так же жались к колючей проволоке, не смея сделать ни шагу вперед. За долгие дни голода, холода, болезней и смертей они как раз поверили в то, что они - аборигены, местные индейцы при владычестве Кортеса, и что право на голос они потеряли окончательно. На обратном пути зловещий блок-пост "Кавказ" - три крохотных вагончика. Это на языке военного коменданта района Хрулева называется: "Таможня, Пункт ГИБДД и Отдел дознания, которое проводят сотрудники ФСБ". При всем желании, даже при наличии доброй воли, нельзя пропустить через это узкое горло больше нескольких сотен человек в день.

XS
SM
MD
LG