Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетию привозят раненых при бомбардировках чеченских мирных жителей


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспонденты Радио Свобода на Северном Кавказе Андрей Бабицкий, Олег Кусов и Хасин Радуев.

Петр Вайль:

Ежедневно в больницы Ингушетии из зоны боевых действий в Чечне доставляют раненых мирных жителей. Большинство из них получили ранения, как говорят ингушские медики, в результате ракетно-бомбовых ударов по чеченским населенным пунктам. Наш корреспондент Олег Кусов побывал в одной из назранских больниц.

Олег Кусов:

Коридор на чечено-ингушской больнице позволил вывезти из населенных пунктов чеченских раненых. Их вывозят на обычных автобусах. Но, как правило, на ингушском КПП "Адлер-20" раненых перекладывают в машины "Скорой Помощи" и доставляют в больницы Назрани, станиц Орджоникидзевская и Малгобеково. Ингушские медики работают в чрезвычайных условиях. Ежедневно в больницы республики поступает по 10-15 раненых жителей чеченских селений. Житель селения Автуры Саид-Эми Саидхаджиев привез в больницу в Назрань своего 12-ти летнего сына Хусейна. Ему потребовалась срочная операция. Я говорил с Саидом в то время, когда его сын находился в операционной. Он рассказал мне о том, что его сын Хусейн попал под обстрел с воздуха, добираясь в соседний населенный пункт Шали.

Саид-Эми Саидхаджиев:

Они ехали на машине и услышали гул самолета. Решили побыстрее отъехать подальше. Самолет их быстро настиг, и они услышали взрывы. Машина перевернулась. Сын получил осколочное ранение, на одной ноге два перелома, и рука сломана. Привезли его в больницу, начали делать операцию, а тут этот же самолет кружился над Шали во время операции. Все врачи разбежались и не давали делать операцию. Мы, родители, кое-как, своими силами, оказали первую помощь и привезли его сюда.

Олег Кусов:

Ингушские беженцы говорят о том, что 80 процентов от общего количеств больных в лечебных учреждениях республики сегодня составляют мирные жители чеченских селений. Говорит заведующий отделением Назранской городской больницы Ибрагим Мурзабеков:

Ибрагим Мурзабеков:

Очень много больных, которых ждет глубокая инвалидность, это - оторванные руки, разрушенные суставы - движение уже никогда не восстановится, и по всем показаниям они подлежали ампутации, но, учитывая просьбы родственников и самих больных, мы стараемся конечности сохранить. Снаряды огромной разрушительной силы, понимаете, ракеты, надо их посылать по назначению, террористов не жалко, боевиков не жалко, их надо уничтожать. Но жалко людей, детей, стариков, женщин. Я в прошлую войну такие осколки не удалял. Это - болванки - 3 на 3 сантиметра, 3 на 4 сантиметра, пепельно-серого цвета, и раны соответствующие, пепельно-серые, с постоянной тенденцией к углублению. У меня глубокое убеждение в том, что треть живого населения, которое останется, будет в какой-то степени инвалидизирована.

Олег Кусов:

Гуманитарный коридор еще не способен пропустить всех беженцев из Чечни. Поэтому еще не известно точное количество раненых в результате бомбежек мирных селений.

Петер Вайль:

В самой Чечне наблюдается некоторое затишье. Российские войска готовятся к дальнейшему продвижению вглубь республики. Минувшей ночью по райцентру Ведено был нанесен удар тактическими ракетами. Погибли три человека. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Чечне Хасин Радуев:

Хасин Радуев:

В Чечне было необычайно тихо. Практически весь день молчала артиллерия. В небе не было слышно шума реактивных двигателей штурмовиков и бомбардировщиков. Лишь один раз, примерно в полдень самолет-разведчик совершил круг над южными районами Чечни. Но следом, вопреки обыкновению, не появились бомбардировщики. Временное затишье объясняется тем, что российские войска закрепляются на ранее занятых позициях, подтягивают новые подразделения и производят перегруппировку своих сил. Они обложили Грозный полукольцом и полностью блокировали город Гудермес. Передовые подразделения перешли через федеральную трассу "Кавказ" и продвинулись до 10 километров к югу в направлении населенного пункта Курчалой. Западная группировка вплотную подошла к Грозному. Чеченская столица в эти дни напоминает мертвый город. Большинство улиц Грозного пустынны. Сегодня я проехался по Старопромысловскому шоссе и побывал в районе аэропорта и на улице Первомайская. Нигде ни души. Это меня поразило. Словно какая-то неведомая сила в один момент забрал отсюда все живое. Даже бездомных собак не видно. Лишь вокруг Центрального рынка еще теплится кое-какая жизнь. Десяток торговцев, в основном, женщины, продают здесь разные соления, теплые вещи, воду, сигареты и домашние лепешки. Несколько автомашин двигались по центральному проспекту. Но люди, не считая военных, в городе еще остались. Главным образом для того, чтобы защитить свое имущество от мародеров. Это хорошо заметно с наступлением темноты. Во многих квартирах зажигаются свечи. Совершенно иная картина наблюдается в городах Шали, Аргун и других населенных пунктах центральной части Чечни. Они переполнены беженцами. Сегодня сюда прибывают и жители Ведено. Минувшей ночью по этому райцентру нанесен очередной удар оперативно-тактическими ракетами "земля -земля". Две из них разорвалась в центре села. Еще одна врезалась в лесной массив на окраине села. Погибли три человека. Разрушено около десятка домов.

Петр Вайль:

Только вчера российский премьер Путин заявил о планах введения визового режима на границах с Грузией и Азербайджаном, а уже сегодня рядовые милиционеры приступили к практическому воплощению еще не принятого закона. Рассказывает наш специальный корреспондент Андрей Бабицкий:

Андрей Бабицкий:

Действительно сегодня на Черненском кругу - это блок-пост, отделяющий Северную Осетию от Ингушетии, на административной границе, мы, группа журналистов, среди которых был и грузинский журналист Николай Татурия, корреспондент "Франс-Пресс", были намерены проехать во Владикавказ. Начальник поста, который вышел к нам, осмотрел грузинский паспорт Николая Татурия и заявил, что имеет все основания для его ареста. "Почему, - спросил Николай Татурия, - у нас же безвизовое пространство с Россией". "Забудьте о безвизовом пространстве, со вчерашнего дня его не существует", - заявил начальник поста. Я рассказываю это, пользуясь языком, который можно употреблять в эфире, на самом деле, вся сцена выглядела гораздо энергичнее. И начальник поста пользовался выражениями, которые, к сожалению, я воспроизвести не в состоянии. Вообще, блок-посты на территории Северного Кавказа, не только в Чечне и в Ингушетии, но фактически на всех прилегающих к зоне боевых действий территориях, стали настоящим бедствием для многочисленных мирных жителей. Можете себе представить, какой грабеж идет на этих блок-постах, и какие деньги требуют милиция с проезжающих людей. Это, фактически, через каждые несколько километров в любой республике идет фильтрация проезжающих.

Петр Вайль:

Андрей, чтобы было понятно нашим слушателям, вы сказали, что во всех северокавказских республиках, прилегающих в Чечне, через каждые несколько километров стоят блок-посты. То есть, не только около границы с Чечней, но и внутри прилегающих территорий. Так что ли?

Андрей Бабицкий:

Совершенно верно. Скажем, для того, чтобы попасть из Владикавказа в Моздок - это одна республика, Северная Осетия, мы вынуждены проезжать через Кабардино-Балкарию. В самой Северной Осетии несколько блок-постов. На границе Кабардино-Балкарии и Северной Осетии укрепленный, военизированный блок-пост. В Кабардино-Балкарии несколько постов. Несколько постов в Моздоке. Так же абсолютно везде на этих территориях. Возможно, это необходимо, будем считать, что это -милицейская операция, которая проходит для того, чтобы проверять проезжающих на предмет, не являются ли они террористами. Но в нашей стране, точно так же, как начальник блок-поста сегодня понял по-своему слова Путина, любой блок-пост умножает и воспроизводит ту античеченскую, антикавказскую политику, которая сейчас осуществляется руководством страны.

XS
SM
MD
LG