Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путь из Чечни в Ингушетию


Хасин Радуев, Назрань:

В центре города Шали с раннего утра каждый день собираются таксисты. Они вывозят беженцев на чечено-ингушскую границу. Желающих рисковать жизнью ради того, чтобы заработать немного, и их знают в лицо. Юсуп, средних лет мужчина, ежедневно совершает один рейс из Шали до станицы Асиновская. С ним я договорился, что стану его пассажиром. Я хочу увидеть все своими глазами и проделать путь беженца. Наш видавший виды ЕРАЗик с трудом трогается с места, и у меня появляется сомнение - доедем ли вообще. Мы отправляемся в путь. На этот раз Юсуп вывозит семь человек. Он, если повезет, заработает 1050 рублей - стоимость одного колеса его автомашины. "Дорога небезопасная", - говорит он, но других инструкций, как действовать в случае появления боевых самолетов, наш водитель не дает. Однако, всю дорогу, стараясь перекричать страшный скрежет кузова старенькой автомашины, он рассказывает истории своих предыдущих поездок. Я делаю вывод - Юсуп очень боится российских штурмовиков. Мост через речку Пас у окраины Герменчука разрушен, едем в объезд, через час выезжаем на трассу Баку-Ростов возле Мескер-Юрта. И женщина, которая вывозит из Чечни двух своих сыновей, удивляется: "Неужели мы проехали всего десять километров"?! Возле Урус-Мартана наш водитель замолкает. Он видит воронки от бомб и следы ракетного удара прямо по дороге. "Лишь бы проскочить это село", - говорит он, вглядываясь в темноту, как будто пытается увидеть летящий в нашу сторону артиллерийский снаряд. Урус-Мартан практически безлюден. Две женщины выскакивают из "Жигулей" и бегут по дороге, видимо, к своему дому. Идет только что проснувшийся боевик с автоматом. Дома в центре разбиты прямыми попаданиями авиабомб. Рынки пустуют, дальше ни души. На окраине Гихи гордо дежурят двое молодых людей в камуфляжной форме при автоматах. Дальше дорога на Ачхой-Мартан. Там российские солдаты. Наш ЕРАЗик сворачивает на грейдер, уже легче. Нас догоняют несколько машин с белыми тряпками на плохо прикрепленных к кузову палках. Светает, справа, примерно над Алхан-Калой, самолет-разведчик повесил гирлянды. Это место уже атакуют штурмовики. Я аккуратно прикрываю собой окно автомашины, чтобы наш водитель не видел атак боевых самолетов, иначе он откажется везти нас дальше. У станицы Асиновская колонна автомашин с беженцами. Бойкая женщина лет сорока пяти преграждает нам путь и отказывается пропустить к голове колонны. Она боится, что мы проедем российский блок-пост без очереди. "Люди здесь стоят несколько суток. А вы нагло лезете вперед", - возмущается она. Мне легче, у меня с собой нет никаких вещей. Мои спутники с баулами и сумками идут к блок-посту, где уже скопилось около пятисот человек. В девять пост откроют, и мы покинем территорию войны. А Юсуп уже поехал назад, чтобы завтра повторить свой опасный, но нужный людям путь.

XS
SM
MD
LG