Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чеченские беженцы громко не жалуются, им хватает мирного неба над головой...


Ведущий программы "Liberty Live" Петр Вайль:

В Россию приехала делегация ПАСЕ. Она намерена посетить лагеря чеченских беженцев на Северном Кавказе. Европейские парламентарии познакомятся с тем, как выполняются прошлые договоренности по соблюдению прав человека среди беженцев. Интересовать их будут и вопросы оказания гуманитарной помощи жителям Чечни. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Олег Кусов:

Олег Кусов:

Сколько сегодня в России беженцев из Чечни - установить практически невозможно. Массовый характер исход мирного населения из Чечни принял в октябре прошлого года. Люди начали покидать республику одновременно с появлением в небе первых военных самолетов. Боевые действия выдавили из Чечни в течение нескольких недель основную часть ее жителей. Вторая волна беженцев потянулась уже в конце прошлого лета, когда люди поняли, что и вторая зима в Чечне будет для них полна испытаний. Чеченцы, в основном, осели в Ингушетии. Русские выехали в Ставропольский край и дальше на Север. Помощь государства этим людям носила, как правило, эпизодический характер. Беженцам оплатили проезд в один конец маршрута, покормили где-то гуманитарной похлебкой. В Ингушетии обитателям палаточных городков скудную еду выдают более-менее регулярно. Другое дело, что не все чеченцы, как они признавались мне, в состоянии питаться такой пищей. Все же, наиболее тяжелое положение сложилось у русских беженцев из Чечни. Без родственников и знакомых людей они пытаются пристроиться, кто, где может. Но почти во всех северокавказских регионах уже хватает других беженцев, прибывших сюда в прошлые годы из Карабаха, Южной Осетии, Таджикистана... Наш корреспондент в Ставропольском крае Лада Леденева расскажет о ситуации с беженцами в городе Георгиевск:

Лада Леденева:

Семья Трубковых - мать и 16-ти летняя дочь-инвалид, приехали из Грозного еще год назад. В Георгиевске их приютила чужая женщина. Надежда Труткова нигде не работает - ухаживает за лежачей больной дочерью. Живут на пособие по инвалидности. Судьба их семьи схожа с судьбами тысяч семей вынужденных переселенцев из Чечни, проживающих в Георгиевске. Многие из них живут на пенсии своих родственников и детские пособия. Те из вынужденных переселенцев, у которых были какие-то банковские сбережения, уже не надеются их получить - грозненские счета заморожены на неопределенное время. Говорит Жанетта Елина:

Жанетта Елина:

Люди приехали сюда и проживают почти год у нас. С одним чемоданом они прибыли. У них нет ни сменной одежды, они не успели ее с собой физически захватить, ни посуды, ни одеял, ни нижней одежды, им не на чем спать, у них нет матрасов, спят они на полу. Семьи, в основном, большие, детям нечего одевать. К нам даже приходил мальчик, он носит, наверное, 40-й размер, а туфли у него 38-го, так отрезали перед, и пальцы ходят по полу, по голой земле.

Лада Леденева:

Программа, по которой переселенцы получают помощь из-за рубежа, заканчивается в декабре этого года. Однако, поток беженцев из Чечни не иссякает, и все они, естественно, нуждаются в материальной помощи. Наше государство и местные органы с этой проблемой, естественно, справиться не в состоянии. Единственная надежда - на помощь из-за рубежа. Антонина Терехина с 23-летней дочерью-инвалидом вынуждена была переселиться в Пятигорск из Баку:

Антонина Терехина:

Такая атмосфера предвзятого отношения к приезжим: "Вы там турки, мы вас не звали..."

Лада Леденева:

Проработав более 30 лет в органах госбезопасности, Антонина была уволена, причем незаконно, так как пенсионный возраст еще не подошел. Елене - дочери Антонины, врачи еще в детстве поставили страшный диагноз - детский церебральный паралич.

Антонина Терехина:

Такая форма, как у Лены - очень тяжелая, интеллект то сохранный, а вот двигательная сфера пострадала...

Лада Леденева:

Девушке нужен строгий режим, особый уход и определенные условия, которые мать создать просто не в состоянии. Лекарств требуется на 1000 рублей в месяц, а пенсия Лены - всего 500. Живут мать с дочерью в сырой, плохо отапливаемой квартире. Вместо специальной кровати - сооружение из кирпичей. На прогулки девочку по ступенькам с трудом спускают в тяжелой инвалидной коляске Антонина и ее пожилая сестра. Единственным утешением для девушки служат мечты вообще когда-нибудь покинуть эту страну:

Антонина Терехина:

Она вообще мечтает когда-нибудь уехать из страны, вы представляете, я когда это поняла, я, конечно, была в шоке...

Лада Леденева:

Все дело в том, что однажды Лена увидела, как за рубежом относятся к инвалидам. Мама же мечтает хоть когда-нибудь вывести девочку в театр или в цирк, в которых девочка бывает крайне редко. Однако, тех средств, на которые живет семья, не хватает даже на то, чтобы нанять на это машину.

Олег Кусов:

Беженцы из Чечни надеются только на помощь международных организаций. Их, к слову, хватает в Ингушетии. Однако, не все имеют возможность напрямую помогать людям пищей и теплой одеждой, без посредников в лице чиновников. В частности, из-за этого минувшим летом свою гуманитарную работу в Ингушетии вынуждена была прекратить одна из миссионерских организаций из Саудовской Аравии. На мой вопрос о причинах отказа миссионерам высокопоставленный чиновник ответил, что в их помощи беженцы, якобы, уже не нуждаются. Мало кто знает, что новый палаточный городок на окраине станицы Орджоникидзевская полностью был возведен на деньги Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Создается впечатление, что российские ведомства заняты только распределением гуманитарной помощи, поступающей от международных организаций. Возможно, поэтому на базарных прилавках в соседних с Чечней регионах часто можно встретить еду и одежду из гуманитарных посылок. Беженцы громко не возмущаются. Им пока не до претензий. Этим людям хватает мирного неба над головой, и за это они даже готовы делиться едой с ненасытным российским чиновником.

XS
SM
MD
LG