Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Результаты саммита ЕС в Хельсинки


Геннадий Муравин, Хельсинки:

Результаты прошедшего в Хельсинки саммита ЕС и России еще будут, вероятно, основательно комментироваться. Сейчас я подвожу лишь первые итоги. В совместном заявлении ЕС и России, обнародованном после завершения саммита, нет упоминания о неделимости территории России, а такое упоминание предлагалось российской делегацией в проекте заявления. В опубликованном тексте содержится лишь одна единственная фраза о том, что ЕС и Россия обменялись мнениями по поводу ситуации на Северном Кавказе. Вообще, совместное заявление выглядит весьма обтекаемым. В нем констатируется достижение согласия сделать более эффективными общие усилия по обеспечению безопасности АЭС и по борьбе с преступностью. Привезенный в Хельсинки Путиным документ: "Стратегия развития отношений РФ с ЕС на среднесрочную перспективу с 2000-го по 2010-й год", - так он официально называется, в совместном заявлении не комментируется, и не комментировался он и на пресс-конференции. Это довольно объемистый 18-ти страничный документ, главная идея которого в том, что партнерству России и ЕС будет придан стратегический характер, что отношения России с ЕС будут строиться без официальной постановки задачи присоединения России к ЕС или ассоциативного членства в нем. По мнению многих, Путин, выступая на пресс-конференции, был не слишком убедителен. Так, например, сначала он сказал, что вчера, когда в Грозном рвались ракеты, он летел в самолете в Хельсинки и не очень то об этом и знает. Затем он сказал, что располагает достоверной информацией, и никакого обстрела Грозного ракетами с российской стороны не было. Затем он признал, что на рынке был какой-то взрыв, но, что это не просто рынок, а рынок оружия, да и к тому же, может быть, этот взрыв был результатом местных разборок между бандформированиями. Затем он сказал, что не все операции в Чечне согласовываются с политическим руководством России и добавил, что вчера проводилась какая-то спецоперация против бандформирований, но к взрывам к Грозном это не имеет никакого отношения. При этом Хавьер Солана, участвовавший в пресс-конференции, все время поглядывал на Путина со своей обычной лукавой улыбкой. Добился ли Путин в Хельсинки того, за чем ехал? Российские, да и зарубежные коллеги, хотя, может быть, и не все, считают, что нет. Во всяком случае, на заключительной пресс-конференции он выглядел озабоченным и, отвечая, временами, не мог скрыть своего раздражения.

XS
SM
MD
LG