Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Решения об использовании ракетных войск принимаются на самом высоком уровне

  • Савик Шустер

Президент Ингушетии Руслан Аушев говорит о ракетном ударе по Грозному. Вопросы ему задавал Савик Шустер.

Руслан Аушев:

У меня в 19.30 поступила информация, что нанесен ракетный удар по Грозному. Сначала была информация, что по дворцу Масхадова, но несколько ракет разорвались в городе, потом уточнили, что на базаре. Я знал, что за этим последуют такие разговоры, что "это провокация, это сами боевики": Так оно и получилось. Определенные информационные агентства из уст официальных центров передают такие сообщения. Сам пресс-секретарь группировки сказал, что "мы проводили спецоперацию невойсковыми методами, и что там, на базаре, были боевики, торговали боевики и покупали оружие боевики, и что там рядом склады с боеприпасами". Я видел пожары на войсковых складах. Даже когда взрывались самые большие склады на Дальнем востоке - ну, один -два раненых. А тут такое точное попадание и столько трупов, и столько раненых. Понятно, для меня, как военного, что нанесли удар тактическими ракетами, целились по штабу, где собрались все на совещание, и попали по двум местам, где находились люди. Хотели, наверное, сказать, что "точный удар нанесен ракетой по штабу, где собрались все полевые командиры".

Савик Шустер:

Такое решение, как удары по Грозному - это большой город, там много людей, многолюдное место, это на каком уровне принимается, на уровне командующего армией?

Руслан Аушев:

Нет, на самом верхнем. Все принимается на самом высоком уровне. Этот вопрос согласован со всеми. Никто не имеет права применить ракетные войска, тем более, если применялись ракеты "земля -земля", то, в принципе, это - носители ядерного оружия. Когда вопрос обсуждался, какие силы и средства будут задействованы, значит, когда операция планировалась, там дали добро. Я думаю, что президент об этом знает. Кто возьмет на себя ответственность без президента использовать ракетные войска?

XS
SM
MD
LG