Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские генералы решили, кажется, что им дозволено абсолютно все

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют Елена Боннэр, правозащитник, вдова Андрея Сахарова и корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Олег Кусов.

Савик Шустер:

Начнем с ситуации на границе между Чечней и Ингушетией. Беженцы не могут находить безопасные места. Они с детьми, они все на дороге, они все заблокированы. Специальный репортаж нашего корреспондента Олега Кусова:

Олег Кусов:

Сегодня утром по обеим сторонам блок-поста на чечено-ингушской границе собрались десятки тысяч беженцев. Но обещанного коридора им предоставлено не было. На блок-посту установили бетонные сооружения, обтянутые колючей проволокой. Строй вооруженных солдат преградил путь людям. На чеченской территории колонна беженцев протянулась примерно на 30 километров. Люди покидают Грозный и другие населенные пункты, подвергаемые ежедневным воздушным и артиллерийским обстрелам. Примерно в полдень на приграничном блок-посту "Кавказ" появился командующий западной федеральной группировкой генерал-майор Владимир Шаманов. Он обвинил в создавшейся ситуации местные власти, которые, якобы не оборудовали пропускной пункт. Командующий заявил, что в течение двух дней коридор открыт не будет. Что будет дальше - по всей видимости, не знает никто, потому что даже российский генерал не дал вразумительных ответов на конкретные вопросы беженцев. Жительнице Грозного Даренье Дудаевой удалось пройти сквозь военные кордоны и уйти на территорию Ингушетии. Она помогала транспортировать в ингушскую больницу женщину. Говорит беженка Дудаева:

Беженка:

Границу закрыли, люди стоят на дороге. Вчера вечером 260 с лишним машин было, сегодня еще больше. Обещали сегодня открыть дорогу. Но не пускают: (Беженка срывается на плач).

Олег Кусов:

Во второй половине дня военные пропустили через блок-пост два автобуса и четыре автомашины "Скорая помощь". В них находились около 20 раненых. Ими оказались жители селений Новый Шарой, Ачхой-Мартан и Урус-Мартан. Беженцы рассказали, что чеченский участок трассы "Кавказ" и сегодня обстреливался российской авиацией. Рассказывает Гелани Албаков:

Гелани Албаков:

Ехали с Грозного как беженцы. Проехали село Шами-Юрт, доехали до моста, это после Шами-Юрта, в лесу, бомбардировка была, самолетная бомбардировка. Мы вышли из машины и прятались под мостом.

Олег Кусов:

Во время нашего разговора подошел шестидесятилетний житель Грозного Лема с перевязанной рукой. "Поймите, простым людям трудно разобраться в ситуации, - сказал он. - Федералы обстреливают трассу, после того, как из толпы беженцев некоторые провокаторы бросают под колеса военных автомобилей бутылки с зажигательной смесью. Эти провокаторы сами уничтожают свой народ", - так считает шестидесятилетний беженец из Грозного.

Савик Шустер:

Олег, скажите, вот российские военные сегодня говорили, что проблема очень простая: нет КПП. В принципе, он не функционирует, и поэтому пропускать беженцев невозможно. Но, с другой стороны, было уже пропущено примерно 170 тысяч. Почему вдруг пришло такое вот сознание, что нельзя и все?

Олег Кусов:

Российские военные считает, что в потоке беженцев из Чечни на территорию Ингушетии прошли и лица, которые могут участвовать в террористических актах на территории России. И поэтому было принято решение оборудовать пункт пропуска на чечено-ингушской границе по всем требованиям. Здесь, по словам военных, будут находиться паспортная, миграционная и следственная службы. Вот поэтому было принято такое решение, и граница была перекрыта. К сожалению, прошло семь дней, и ни один из этих вопросов решен не был.

Савик Шустер:

Завтра, 30 октября в 25-й раз мы будем отмечать День политзаключенного. Сегодня Европарламент присвоил премию свободы имени Андрея Сахарова лидеру Движения за независимость Восточного Тимора Ханнани Гусмао. В прямом эфире вдова академика Сахарова Елена Боннэр. Елена Георгиевна, я не буду говорить с вами об этой премии имени Андрея Сахарова, а вот о Дне политзаключенного хочется поговорить, потому что такое ощущение, что настоящие политзаключенные сегодня - это мирные жители Чечни. Вам так не кажется?

Елена Боннэр:

Абсолютно кажется. Такого массового нарушения прав человека и нарушения всех международных соглашений, в том числе и Женевской конвенции о защите мирных жителей, я просто не помню. И то, что сейчас происходит, мне кажется чудовищным. Вот, я должна сказать, что мне только что, перед тем, как вы со мной соединились, позвонил Идигов, это бывший член правительства Чечни, он находится где-то в Европе, которому сообщили, что беженцев, которых не пропустили в Ингушетию, целую колонну, колонна эта пошла как бы назад, куда-то же надо деваться из под открытого неба, и ее просто разбомбили, только что.

Савик Шустер:

Елена Георгиевна, у нас подтверждений этой информации нет, хотя наш корреспондент работал весь день там, правда, в конце дня он вернулся к себе во Владикавказ.

Елена Боннэр:

Идигов, он, по-моему, в Гааге. Он назвал, но я как-то так разволновалась, что забыла, он сказал, что ему только что позвонили люди, свидетели этого.

Савик Шустер:

Ну что же, спасибо, за информацию, хотя она вовсе не добрая, и не хорошая.

Елена Боннэр:

Эта информация мной тоже не проверена, но на фоне того, что происходит, я думаю, что это может быть правдой. Вообще, такое впечатление, что российские генералы решили, что им все можно, абсолютно все. И во что это выльется не только для Чечни и чеченского народа, но и для всех россиян, никто не знает.

XS
SM
MD
LG