Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Война в Чечне - "обе стороны еще не были так близки к началу перемирия"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Олег Кусов, на Северном Кавказе - Хасин Радуев, в Ростове-на-Дону - Сергей Слепцов.

Андрей Шарый:

Представители президентов России и Чечни Виктор Казанцев и Ахмед Закаев провели в четверг очередную телефонную беседу. Подобные контакты чеченская сторона называет "началом мирных переговоров", российская - "обсуждением вопроса о разоружении чеченских вооруженных формирований". По некоторым данным участники диалога договорились о личной встрече в первой половине ноября. Над темой работал мой коллега Олег Кусов:

Олег Кусов:

Телефонные переговоры между Виктором Казанцевым и Ахмедом Закаевым продолжаются уже более месяцам. Несмотря на регулярные публичные заявления участников бесед, наблюдателям довольно трудно определить предмет обсуждения. Заявления участников диалога, которые они сделали в среду 24 октября, и вовсе сбили наблюдателей с толку. Как выяснилось, стороны по разному понимают договоренности, к которым они пришли в течение последнего времени. Полпред президента России в Южном федеральном округе Виктор Казанцев утверждает, что на предстоящей встрече с лидерами чеченского сопротивления в Москве разговор будет идти только о разоружении. Вслед за этим Ахмед Закаев, самолично позвонив в ряд российских и иностранных средств информации, опроверг Виктора Казанцева. Подобные заявления, по словам Ахмеда Закаева, ставят под угрозу весь переговорный процесс. С Ахмедом Закаевым беседовал наш корреспондент на Северном Кавказе Хасин Радуев. Вот его материал:

Хасин Радуев:

Прозвучавшее накануне заявление Виктора Казанцева о его предстоящей встрече с Виктором Казанцевым нельзя назвать неожиданным. С момента известного предложения Владимира Путина руководству Ичкерии - в течение 72 часов выйти на контакт с представителями российских властей - Казанцев несколько раз разговаривал по телефону с Закаевым, которого уполномочил вести переговоры с Москвой Аслан Масхадов. Последний раз они общались по телефону в среду днем и договорились встретиться в Москве в течение ближайших 10 дней, о чем Казанцев и сообщил в телевизионном интервью. При этом полпред российского президента подчеркнул, что на этой встрече будет обсуждаться вопрос разоружения чеченских вооруженных формирований. Именно эти слова вызвали несогласие чеченской стороны. Ахмед Закаев в тот же день высказался в том смысле, что подобные непродуманные заявления Казанцева ставят под угрозу проведение вообще каких либо переговоров. Закаев знает, что говорит. Ни Масхадов, ни один из полевых командиров не согласится отправить его в Москву именно с этой миссией - обсудить вопрос разоружения. Кстати, попытки сделать это путем переговоров тоже предпринимались. Летом 1995-го года при участии миссии ОБСЕ в Чечне были сформированы совместные наблюдательные комиссии по разоружению чеченских вооруженных формирований. В каждом населенном пункте создавался отряд с функциями правоохранительных органов, который также имел право защитить свое село от вторжения каких-либо вооруженных подразделений. Однако, в разгар этой работы в Грозном было совершено покушение на сопредседателя комиссии с российской стороны генерала Романова. Другому сопредседателю - Масхадову - пришлось уйти в горы. Людей, подорвавших машину, в которой ехал Романов, найти не удалось, а война затянулась еще на год.

Если оценивать ситуацию в Чечне трезво, то она мало чем отличается от той, какой она была к осени 1995-го года. Разве что сейчас, кажется, к войне уже привыкли. Методы насилия, применяемые российскими силовыми структурами во время так называемых "зачисток" против мирного населения, гонят одних чеченцев в горы, других - за пределы республики, но не решают проблемы. Поэтому рано или поздно политическое решение в Чечне должно быть найдено, и вряд ли можно завершить войну без участия воюющей стороны. И в этом смысле для жителей Чечни неважно, под каким предлогом или девизом могут начаться мирные переговоры. Чеченская сторона услышала в словах Путина приглашение сесть за стол переговоров, поэтому Закаев и настаивает на том, что обсуждал с Казанцевым только место и время проведения встречи. Москва же все время подчеркивает, что речь идет о политических переговорах. Впрочем, вполне возможно, что все и закончится заочной дискуссией по поводу предмета переговоров - слишком много сил заинтересовано в продолжении военного конфликта в Чечне.

Олег Кусов:

Представитель российского президента Виктор Казанцев, в свою очередь, не стал опровергать Ахмеда Закаева. О позиции российской стороны рассказывает наш корреспондент в Ростове Сергей Слепцов:

Сергей Слепцов:

Как сообщают южнороссийские информационные источники, полпред президента генерал Виктор Казанцев утверждает, что бывший вице-премьер Чечни Ахмед Закаев настаивает на встрече в Москве, причем предметом обсуждения будет вопрос о порядке разоружения бойцов чеченского сопротивления и их адаптации к мирной жизни. Как отметил сам Виктор Казанцев, Ахмед Закаев обратился к нему "после долгих колебаний и согласований". Большинство обозревателей в Южном федеральном округе склоняются к мнению, что даже если намерения Закаева поддержит отнюдь не большинство чеченских бойцов, продолжающих сопротивление, то и в этом случае начало переговоров может быть расценено как серьезный шаг к урегулированию на Северном Кавказе. Одобривший инициативу Ахмеда Закаева Виктор Казанцев не раз утверждал, что многие чеченские боевые группы находятся в информационной изоляции - до рядовых бойцов российские предложения и инициативы просто не доходят. Если намечающиеся переговоры дадут результат - по-видимому информационная блокада будет прорвана. По данным из военных источников, многие чеченские бойцы, даже не замешанные в кровавых преступлениях, однако, запуганные своими лидерами, опасаются репрессий со стороны российских властей.

Олег Кусов:

В любом случае, обе стороны во время второй военной кампании еще не были так близки к началу перемирия. Российские власти, как создается впечатление, не только убедились в бесперспективности продолжения боевых действий, но и предприняли реальные шаги в направлении мирного диалога. Однако, тут же эти шаги сопроводили множеством нелепых оговорок и поправок. Например, представитель Кремля Сергей Ястржембский заявил, что не следует рассматривать предстоящую встречу Казанцева и Закаева как начало нового диалога между Москвой и Грозным. А чем тогда ее следует считать? Получается даже забавно: два официальных представителя на виду у всего мира переговариваются более месяца, намечают встречу в Москве, а в это время другой представитель Кремля призывает не считать все происходящее за серьезный разговор. Но хватит пока и того, что Ястржембский впервые признал фактический контроль чеченского сопротивления над столицей республики, допустив в цитате противопоставление "Москва" и "Грозный". Чеченская сторона подчеркивает, что предрекала подобный финал войны еще два года назад, напоминает, что за это время погибли десятки тысяч мирных жителей Чечни...

Словом, обе стороны, как создается впечатление, пытаются в ходе наметившегося миротворческого процесса достичь множество целей. Москва делает попытка окончить позорную для себя войну, которая сегодня приносит доход только определенной части военных. Окончание войны может укрепить позиции Росси в сегодняшнем мире как державы, сумевшей справиться со своими террористами, в отличие от других мировых держав. Но при этом понятно: Владимиру Путину нельзя терять лица и принимать повернувшихся к нему лидеров воюющих чеченцев в Кремле, как это делал в прошлую войну Борис Ельцин. Лидеры чеченского сопротивления пытаются сохранить в результате договоренностей свое влияние в республике. Вполне понятно, что путь к подобным целям может быть долог. В чеченском обществе к нему давно уже готовы. В российском обществе, в целом, похоже, что еще нет. Развязать войну, как показывает практика, можно за короткий промежуток времени. Гораздо больше времени и усилий требуется, чтобы ее остановить. Пока таких сил российскому обществу явно не хватает.

XS
SM
MD
LG