Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Боннэр о войне на Кавказе


Владимир Бабурин беседует по телефону о войне на Северном Кавказе с находящейся в Вашингтоне известной российской правозащитницей Еленой Боннэр.

Елена Боннэр:

Россия фактически не выполнила ни одного из пунктов Хасавьюртовских соглашений. Россия - великая держава, однако, настолько себя не уважает, что к своим соглашениям относится с презрением, или я не знаю как. И я считаю, что то, что происходит сегодня на Кавказе, и события в Карачаево-Черкесии и, конечно, война в Дагестане, это все продолжение той войны. Дело в том, что избранный законно президент Чечни, и наиболее прагматичный и серьезный ее лидер остался без поддержки. Политика России привела к тому, что и Басаев, который в начале его поддерживал, и Удугов, и другие - имен можно назвать много, отшатнулись от него, потому что он продолжал настаивать на тех соглашениях, которые были заключены с Россией, несмотря на то, что Россия обманула Чечню. И я думаю, что ваххабистский и, так сказать, интернациональный исламский фактор явились вторичными в ситуации, которая развязана сегодня, и опять же, в ситуации, которая развязана сегодня, Россия ведет себя, мне кажется, абсолютно неправильно. Россия должна была после войны, и, еще не поздно, несмотря на свои экономические трудности не ремонтировать Кремль, и не покупать новую мебель. Россия обязана была восстановить Чечню и максимально помочь Дагестану в его экономических проблемах. Не сделав этого, Россия толкнула и дагестанский народ на раскол - мы не можем игнорировать то, что в Дагестане не все однородно поддерживают Россию, и толкнула Чечню на тот разбойный характер сегодняшней ситуации, который мы имеем.

Владимир Бабурин:

Елена Георгиевна, тем не менее, освещение этой войны совсем не такое, какое было во время чеченских событий. Тогда, я не скажу, что большинство журналистов, но значительная их часть с сочувствием относилась к чеченским ополченцам, потому что война шла на территории Чечни, федеральные войска вторглись на чеченскую территорию. Сейчас ситуация диаметрально противоположная, подразделения Шамиля Басаева и Хаттаба иначе как террористами, исламскими экстремистами и бандитами не называет практически никто.

Елена Боннэр:

Я согласна с вами. И действительно, это - вторжение на дагестанскую территорию. Но, едва ли это вторжение было бы возможно, если бы не было дагестанской поддержки. А насчет отношения к войне, то появилось большее равнодушие, к войне ведь тоже привыкают. Мы привыкли к ситуации этой войны, и нужно сказать, что в свое время, я вот прошла Великую Отечественную войну, к ней тоже привыкали. Ситуация привыкания, когда война становятся повседневностью и бытом - это психологически очень страшная для России ситуация. То, что Россия равнодушна к этой войне, неважно в оценке - кто за кого, равнодушие - это самое страшный результат того, что происходит.

Владимир Бабурин:

Елена Георгиевна, я сам был на чеченской войне, работал там как журналист, там сейчас постоянно работают наши корреспонденты, вот в Дагестане сейчас, в частности, находятся Олег Кусов и Андрей Бабицкий. По их оценке, это там будет очень надолго, потому что чеченцы будут довольно свободно уходить назад в Чечню и потом возвращаться через другой участок границы, как это сейчас случилось в Новолакском районе. Как вы полагаете, должны ли сейчас федеральные власти пойти на меры изменения статуса границы между Чечней и Дагестаном, и делать все для того, чтобы она получила статус фактически государственной, хотя это будет и фактическим признанием независимости Ичкерии?

Елена Боннэр:

Я считаю, что они должны фактически признать Чечню и пойти с Чечней на переговоры. Но вот тут возможно и установление границы с двух сторон, и нормальные отношения. И надо не забывать, что надо помочь Чечне экономически восстановиться. Только это может привести к прекращению дагестанской войны. Все остальные методы - ковровые бомбардировки или не ковровые, артиллерийские удары, установки "Град" и все прочее, будут только разжигать пламя войны.

Владимир Бабурин:

Но, тем не менее, уже существует и такой вариант - об этом писали, об этом говорят, что федеральное командование призывает действовать методами Шамиля Басаева, и в ответ на вторжение чеченских боевиков на дагестанскую территорию призывают занять северные районы Чечни.

Елена Боннэр:

И к чему это приведет кроме расширения войны? К чему это приведет? Это полное отсутствие государственного политического мышления. Это по принципу "сила есть, ума не надо". Но при этом и еще и сила сомнительна.

XS
SM
MD
LG