Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шансы России на успех в Дагестане


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с бывшим высокопоставленным сотрудником Пентагона Элли Краковским.

Юрий Жигалкин:

Не так давно известный американский историк, специалист по России, Ричард Пайпс написал в газете "Уолл-Стрит Джорнэл" что проникновение радикальных исламских группировок в Дагестан может, в конце концов, повлечь за собой отделение всего Северного Кавказа от России. Как это предсказание воспринимается сейчас, через месяц после первого вторжения исламистов в Дагестан?

Элли Краковский:

Я бы не стал делать столь далеко идущие выводы и заявлять, что это наступление радикальных исламских сил неостановимо. Я думаю, что существуют действенные способы борьбы с этими группами. В то же время, очевидно, что российская армия находится не в том боевом состоянии, о котором заявляют ее генералы, и в котором она должна была бы находиться. Как ситуация будет развиваться, предсказать трудно, но судя по тому, что мы видим сегодня, она не обещает ничего хорошего.

Юрий Жигалкин:

А можно ли привести хоть один пример успешной борьбы с радикальным движением, питаемым исламскими лозунгами. Мы знаем, что через это в последние десятилетия прошли многие страны - Афганистан, Алжир, Египет.

Элли Краковский:

Я думаю, что Алжир на мой взгляд может быть единственным близким примером. Там многолетняя гражданская война истощила страну, и исламское движение было вынуждено с оговорками смириться с результатами всеобщих выборов. В нескольких местах были попытки переворотов, которые не удались. Но если говорить о победе над полномасштабным исламским движением, то таких поражений или, точнее, побед я не могу припомнить.

Юрий Жигалкин:

Тем не менее, существуют ли некие проверенные способы борьбы с таким религиозным повстанческим движением?

Элли Краковский:

Когда мы говорим о подобных движениях, то их мощь и способность к выживанию оценивается, как правило, на основе трех факторов. Во-первых, их поддержка местным населением. Во-вторых, наличие баз, откуда поступают подкрепления, и которые могут служить убежищем в случае необходимости. В третьих, психологическая решимость, идеологические мотивировки и военная профессиональная подготовка противостоящих сил. Если говорить о шансах на успех, отталкиваясь от этих критериев, то российская армия уступает своим противникам в том, что касается решимости и в том, что касается организации. Она проигрывает тактически, ничему не научившись ни в Чечне, ни в Афганистане. Мало того, так в действительности и не разрешенный чеченский конфликт предоставляет питательную среду для дагестанского вторжения, предоставляет тыл для радикальных исламских сил. Учитывая все это, трудно предсказать скорый и успешный для российских сил исход дагестанского конфликта.

XS
SM
MD
LG