Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перед падающей бомбой равны и пахарь, и поэт, и президент


Хасин Радуев, Чечня:

Чеченские села Галайты, Исхой-Юрт, Мескиты и Зандак расположены вдоль границы с Дагестаном. Отсюда до Новолакского района, где идут боевые действия, всего несколько километров. Дорога из села Галайты имеет небольшой подъем. Люди, спасающиеся от падающих бомб, напоминают нестройное подразделение, совершающее марш-бросок. Пробежав несколько десятков метров, они останавливаются после каждого разрыва и оглядываются на дымящееся село - близко ли от родного дома упала бомба. Но бегут из села не все. Кто-то нашел подходящее место и из укрытия всматривается в пасмурное небо, другие просто стоят во дворе и молчат. Тем временем, с определенным интервалом появляются шум в небе, звук пикирующего бомбардировщика, бледный всполох и страшный грохот. В местах, где падают бомбы, в небо поднимается столб пыли и дыма. Помощи от кого-либо никто не ждет. Никто не кричит, и не ругается. Село покидают в основном мужчины постарше, женщины и много детей. Старый, видавший виды автобус ПАЗ уже заполнен до отказа. Водитель маршрутного автобуса командует: "Сажайте в первую очередь детей". Те, кто может идти, транспорта не ждет. Они, словно усталые путники, бредут по живописной дороге. В Чечне начало бабьего лета. Увидев журналистов, их обступают и внимательно слушают репортажи. Каждый хочет рассказать свою историю. "Нужен транспорт, хлеб, люди не ели с утра, - говорит один из беженцев. Он просит разрешить связаться по телефону с властями в Грозном, и протягивает клочок бумаги, на котором записан телефон главы администрации президента. - Впрочем, чем они нам могут помочь, - в отчаянии машет он рукой. - Везде бомбят, всем не поможешь". Начинает слегка накрапывать дождь. У людей появляется надежда, что нелетная погода остановит авиацию. Несмотря на отсутствие какой-либо связи, о происходящем в республике здесь хорошо осведомлены. Ночью бомбили Ведено и Урус-Мартан. В Бамуте имеются жертвы. В Грозном много беженцев. Одни решили до конца ждать помощи от властей - хотя бы немного лекарств и муки. Других забирают родственники из центральных районов республики, где еще нет бомбардировок. Главное здесь понимают все - никто в Чечне не может положить конец бомбардировкам, а значит, нужно ждать, повинуясь судьбе. Масхадова никто не винит, перед падающей бомбой равны все - и пахарь, и поэт, и президент.

XS
SM
MD
LG