Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Матери призывников протестуют против отправки своих сыновей на войну

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Пскове - Анна Липина, в Нижнем Новгороде - Олег Родин, в Йошкар-Оле - Елена Рогачева, в Екатеринбурге - Сергей Кузнецов и в Казани - Ольга Юхновская.

Савик Шустер:

Начнем нашу программу с цитаты из газеты "Moscow Times": "В США после взрыва в Оклахома-сити прошло пять недель интенсивных расследований, прежде, чем окончательно уничтожили разрушенное здание. В Москве же руины на улице Гурьянова были окончательно взорваны через десять дней после террористического акта. Возможно, причина московских терактов действительно легко установима, но если нет, то улики - отпечатки пальцев, волосы, фрагменты ДНК, теперь безвозвратно утеряны. Возникает вопрос: чеченская версия удобна и чтобы не появились другие, спешно уничтожаются улики терактов", - таковы сомнения "Moscow Times". Матери России против отправки своих сыновей, солдат срочной службы на войну в Дагестан. Примеры - Псков, Нижний Новгород, Йошкар-Ола. Из Пскова рассказывает Анна Липина:

Анна Липина:

Сейчас в боевых действиях в Дагестане принимают участие военнослужащие трех псковских воинских частей - бойцы спецназа ГРУ, служащие отряда ОМОН и десантники псковской воздушно-десантной дивизии. Утверждали, что в Дагестан полетят только старослужащие со стажем в полтора - два года и контрактники с боевым опытом. Однако, на самом деле набор на новую кавказскую войну вовсе не был доброволен. Сейчас в общественную организацию "Комитет солдатских матерей" поступают многочисленные обращения родителей призывников. Как нам рассказала заместитель председателя Комитета солдатских матерей Наталья Гулевская, к ним постоянно приходят матери ребят, прослуживших всего по три-четыре месяца, и тем не менее, отправленных на новую кавказскую войну. Часто выясняется, что большинство родителей не знакомы с Указом президента о том, что в "горячих точках" должны служить только военнослужащие на добровольной основе. Командование частей, по словам родителей, не знакомит с этим указом и солдат. Более того, ребят принуждают подписывать рапорты. Говорят о патриотизме, но не о президентском Указе. Псковские военкоматы донимают звонками обеспокоенные родители молодых солдат срочной службы. Понять их легко. При комплектации батальона для отправки в Дагестан вновь был нарушен принцип, провозглашенный на самом верху, и наши мальчишки снова стали заложниками большой политики, а, проще говоря, пушечным мясом. В штабе воздушно-десантной дивизии от общения с журналистами просто отказываются. Получить ответ на вопросы о том, сколько наших ребят отправлено на войну, есть ли среди них убитые и раненые просто невозможно. Комитет солдатских матерей в ближайшие дни намерен провести акцию "Солдат - знай свои права". В рамках этой акции Комитет растиражировал листовки с текстом Указа президента, которые будут расклеиваться у воинских частей.

Из Нижнего Новгорода передает Олег Родин:

Нижегородский Комитет солдатских матерей пригласил журналистов по чрезвычайному поводу - сюда обратились десятки женщин, чьи сыновья вопреки Указу президента направляются в зону боевых действий в Дагестане без их согласия. Причем, по рассказам матерей, перед некоторыми солдатами был поставлен жесткий выбор - либо Дагестан, либо тюрьма, поскольку в части, куда они были направлены на службу, их обвинили в краже каких-то аккумуляторов.

Мать солдата:

Сказали - кто хочет, по желанию. Самые первые, конечно, поднялись наши дети, потому что им сказали - выбирайте, либо тюрьма, либо сделаем так, что вы сами вешаться будете, и, конечно, они выбрали Дагестан.

Олег Родин:

Еще недавно в Нижнем Новгороде было объявлено, что для поддержания конституционного порядка в Дагестане проводится набор добровольцев, причем солдатам и сержантам обещали за день боевых действий по 800 рублей, это почти тысяча долларов за месяц, проведенный в боевой обстановке, и это на уровне оплаты добровольцев, отправленных в Косово. Но, видимо, желающих в достаточном количестве не нашлось, и приходится отправлять в Дагестан военнослужащих срочной службы. Командование местных частей заверяет, что туда едут только опытные бойцы, отслужившие в армии не менее 6 месяцев. Однако, солдатские матери рассказывают, что в Дагестан направляют и совсем неопытных, только что взятых в армию, некоторых, сразу после медкомиссии, не дав даже попрощаться с родственниками. У одной из матерей сына послали в Дагестан всего после двух месяцев службы в армии.

Мать солдата:

Сейчас он приезжает со стрельб, и его опять отправляют на три месяца в Дагестан. Сказали, что за два года службы он должен три раза побывать в Дагестане.

Олег Родин:

И это, несмотря на указ президента, согласно которому, солдаты, проходящие военную службу по призыву, направляются для выполнения задач в условиях вооруженных конфликтов и боевых действий исключительно на добровольной основе.

Мать солдата:

Этих молодых людей просто выстроили, спросили - кто не желает ехать, достаточно много ребят вышло из строя, и тогда им просто стали угрожать, сказали, что всех их посадят, заведут уголовные дела.

Олег Родин:

Вот что намерены делать солдатские матери со своими сыновьями, которых направляют в Дагестан.

Мать солдата:

В крайнем случае, я просто заберу его и все, я не отдам его. У меня один сын прошел через Чечню, был там целый год, еле жив остался. Я не могу второго еще отдать.

Олег Родин:

Похоже, что для нижегородского военкома приказ по службе важнее президентского указа, хотя президент еще и Верховный главнокомандующий.

Из Йошкар-Олы передает Елена Рогачева:

Несмотря на то, что Дагестан в географическом отношении находится далеко от Республики Мари-Эл, сердца многих матерей наполняются болью при упоминании о Северном Кавказе. На это есть причины: только в Комитет солдатских матерей республики обратились уже две женщины, чьи сыновья, не прослужив в армии и года, могут попасть в самое пекло войны. Рассказывает председатель Комитета солдатских матерей Валентина Кожевникова.

Валентина Кожевникова:

Вчера было заседание наших матерей, и пришла мама, и стала рассказывать, сегодня позвонила другая мама, они озабочены тем, что их сыновья прослужили меньше года и их отправляют в горячую точку. Сколько ребят в Дагестане сейчас находится, наверное, конкретно никто не скажет. Мы направили обращение в Думу с требованием незамедлительной замены солдат срочной службы в зоне боевых действий на военнослужащих - профессионалов, мы требуем начать комплектовать армию на профессиональной основе, добровольно и по контракту.

Елена Рогачева:

Пока власти решают, кто будет воевать, марийские матери собирают гуманитарную помощь - лекарства, перевязочные материалы, сигареты, мыло, то, что может пригодиться солдатам, защищающим единство своей страны.

Савик Шустер:

Губернатор Свердловской области Эдуард Россель считает, что информация о том, откуда и сколько солдат отправляется на войну, должна быть засекречена. Из Екатеринбурга сообщает корреспондент Радио Свобода Сергей Кузнецов:

Сергей Кузнецов:

О том, что пресса должна самоограничиться в информировании жителей Свердловской области об участии уральских военных в нынешних дагестанских событиях впервые заявил на своей пресс-конференции губернатор Свердловской области Эдуард Россель, отвечая на вопрос журналистов, действительно ли большое количество военнослужащих одного из мотострелковых полков, расположенных на территории одного из военных городков Екатеринбурга, будут в одну из ночей отправлены в направлении южных рубежей России.

Эдуард Россель:

Вы знаете, когда уральцы и сибиряки отправляли свои войска под Москву, защищать Москву, Гитлер не знал об этом. Его наша пресса не информировала. Если мы будем сейчас делать услугу Басаеву - какая воинская часть, сколько вагонов, фамилии командиров и так далее, тогда возьмите на себя грех, если на перегоне, где-нибудь, не доходя до фронта, уже взорвут поезда. Вы, так сказать, морально будете за это отвечать.

Сергей Кузнецов:

Позднее, на специальном семинаре для журналистов, военные Уральского округа уточнили, какие темы и события ни в коем случае нельзя освещать в СМИ. Среди этих тем горе и слезы матерей, потерявших своих сыновей, сообщения о количестве убитых и раненых солдат, а также сообщения о месте их ранения или смерти. Нельзя также называть какие-либо фамилии и черпать информацию из неофициальных источников. Также нельзя говорить о том, где и какие сейчас идут бои, сообщать, сколько солдат, из каких частей и когда будут отправлены в Дагестан. Столь обширный список ограничений вызвал резко негативную реакцию местных газет и телеканалов, которые заявили, что им понятно желание военных ввести поскорее цензуру и тем самым обезопасить себя от беспощадной критики правозащитных организаций. В то время, как сами журналисты получают все больше информации о том, что в дальний путь отправляется практически списанная и едва работающая техника, с наспех составленными боевыми экипажами, а также сводными отрядами из тощих солдат, едва волокущих на себе положенные автомат, рожки с патронами, фляжку и бронежилет.

Савик Шустер:

Наш автор в Казани - Ольга Юхновская выступает в роли не журналиста, а матери.

Ольга Юхновская:

Лично меня и моей семьи война в Чечне и Дагестане и террористические акты не коснулись напрямую. Но все может быть, уже хотя бы потому, что мой сын в июне 2000-го года получит аттестат зрелости. Я мать, у меня один ребенок, и мне категорически не хочется, чтобы он участвовал в гражданских и территориальных войнах. Боле того, несмотря на относительно хорошее физическое здоровье - в райвоенкомате его уже записали в десантные войска, я не допущу его службу в армии. Как видите, я не стесняюсь говорить об этом, как, впрочем, не стыдятся этого многие российские женщины. Главное право человека - это право на жизнь. Все остальные аргументы, как мне кажется, от лукавого. Конечно, недавнее постановление Госсовета Республики Татарстан о приостановке в республике осеннего призыва до возвращения солдат-первогодков из "горячих точек" вызвало огромный резонанс в обществе. Большинство такое решение одобряет, хотя и не всем удобно признать, что переживания за своих детей сейчас преобладают в масштабах России над патриотическими настроениями. По-человечески, это очень и очень понятно. Если я не уберегу жизнь своего единственного сына, то мне все равно, буду я жить в целостной Российской Федерации, или в каком-то другом государстве. Мне далеко не безразлична судьба солдат, уже оказавшихся в армии, не важно, из каких регионов России. Мне кажется, что реформа в армии не завершится никогда. Военкомы никогда не научатся быть откровенными, государство, в конце концов, никогда не научится ценить жизнь человека. Оно подталкивает людей давать взятки, чтобы освобождать своих сыновей от армии, подталкивает к дезертирству. В Татарстане нет никакой общественной или государственной организации, которая объединила бы семьи военнообязанных, военнослужащих или будущих призывников. Вчера, например, мой сын, например, завершил недельный школьный курс "Основы безопасной жизнедеятельности" - его впечатление: "Специалисты из военкомата ничему толковому не учат. Обращаются со школьниками как с потенциальными жертвами либо дезертирами, практических навыков - ноль, о гражданских правах ни слова". Зато отметка в аттестате - "4". Одноклассники сына часто обсуждают войну в Дагестане. Умирать они не хотят. Они хотят принести пользу отечеству, будучи живыми и здоровыми. Поэтому, каждый ставит перед собой цель - во что бы то ни стало поступить в вуз, чтобы хотя бы на пять лет отсрочить воинскую службу. Это - очень опасный и серьезный симптом. Общество не хочет подчиняться государству, которое воюют со своим народом и провоцирует гражданские и межконфессиональные войны.

XS
SM
MD
LG