Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аэропорт Грозного - символическая цель для бомбардировок


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Грозном Хасин Радуев и московские корреспонденты Радио Свобода Андрей Трухан и Андрей Бабицкий.

Петр Вайль:

Российская боевая авиация нанесла удар по объектам в районе грозненского аэропорта, уничтожив единственный в Чечне самолет АН-2. Продолжались бомбардировки и приграничных с Дагестаном районов. Из подвергшейся бомбардировкам столицы Чечни сообщает корреспондент Радио Свобода Хасин Радуев.

Хасин Радуев:

Впервые за три недели бомбардировок чеченской территории сегодня авиаудар был нанесен по Грозному. Объектом атаки российских штурмовиков стал гражданский аэропорт имени шейха Мансура и пригороды чеченской столицы. От прямого попадания ракет буквально на части разлетелся деревянный АН-2, принадлежавший МЧС республики. "Кукурузник" поднимался в небо лишь по большим праздникам и использовался в основном для десантирования спортсменов-парашютистов. Погиб авиатехник Владимир Рустанов, обслуживавший злополучный АН-2. Пострадало и здание аэропорта. Бомбили и нефтеперерабатывающий завод в центре города. Правда, он давно не работает, и здесь даже нет ни одного помещения, пригодного для проживания, где могли бы прятаться боевики. Вице-премьер Чечни Казбек Махашев заявил, что объяснения российских военных о причинах бомбардировок Грозного не выдерживают никакой критики. Он сказал, что без санкции официальных властей самолет ни разу не летал, а радиолокационная станция была законсервирована еще год назад в связи с закрытием аэропорта. В половине четвертого российская авиация возобновила налеты. Бомбили почти все районы Чечни. На моих глазах восемь самолетов, два из них явно принадлежали к классу фронтовой авиации, нанесли серию ракетно-бомбовых ударов по селениям Сержень-Юрт, Автуры и Беной. Все эти села расположены у входа в Веденское ущелье. В течение получаса люди прятались, где могли, к счастью, обошлось без жертв. Во многих уцелевших домах выбиты оконные стекла и имеются небольшие повреждения хозяйственных построек. Закончилось экстренное совместное заседание Кабинета министров и парламента Чечни, принято решение перевести работу Кабинета министров в режим чрезвычайного положения. Некоторые участники совещания предлагали создать Государственный комитет обороны, как это было сделано во время чеченской войны, но решили пока с этим повременить. Перед руководителями всех силовых структур и Национальной Гвардии поставлены конкретные задачи на случай вторжения российских войск в Чечню. Принят также план обороны Грозного и других населенных пунктов Чечни. В случае продолжения ракетно-бомбовых ударов по территории республики каждому подразделению чеченской армии будет передан пакет с боевыми заданиями.

Петр Вайль:

Спикер Государственной Думы России Геннадий Селезнев поддержал удары российской авиации по Чечне. Слово нашему московскому корреспонденту Андрею Трухану.

Андрей Трухан:

Геннадий Селезнев возложил ответственность за бомбежки чеченской территории российской авиацией на президента Чечни Аслана Масхадова, сурово обличив слабость его президентской власти.

Геннадий Селезнев:

Можно было бы ничего не бомбить, если бы официальная власть Грозного помогала бы российскому правительству и российским вооруженным силам и силам МВД ликвидировать все эти бандформирования. Тем более, насколько я знаю, Аслан Масхадов сам много раз заявлял, что он тоже противник того, чтобы Чечню считали центром терроризма. Но, видимо, он, как говорится, дальше своего президентского дворца Чечней не управляет.

Андрей Трухан:

В отличие от ряда других политиков, в том числе и из левого лагеря, возлагающих большие надежды на встречу Аслана Масхадова и премьер-министра России Владимира Путина, Селезнев считает, что пришло время, когда надо обратиться в первую очередь к чеченским тэйпам.

Геннадий Селезнев:

Мне кажется, что сейчас правительству не грех было бы поговорить с руководителями чеченских тэйпов, все-таки принято совещаться со старейшинами и вести с ними переговоры. Мне кажется, что мы пока это не использовали. Девять крупнейших тэйпов, которые сегодня есть в Чечне - может быть, с ними и можно было бы прийти к какому-то соглашению, может быть, они могли бы ослабить поведение тех, кто сегодня состоит в бандформированиях.

Андрей Трухан:

Спикер Государственной Думы резко осудил кампанию перерегистрации в Москве и рассказал трогательную историю о злоключениях в столице России его собственного советника.

Геннадий Селезнев:

У меня, кстати, есть советник из Чечни Саид Ларсулункаев, прекрасный журналист, в прошлом собкор "Сельской Жизни", собкор газеты "Правда". Это человек, у которого в Чечне сожгли дом, которому там нечего делать, у него вырезана часть его рода. Он сегодня, по сути дела, оттуда бежал. Он работает у меня советником, помогает мне в переговорах с кавказцами, к нему также ночью ворвались, вывезли его куда- то за город, и маленькую его внучку и дочку, и всех, кто был, как говорится, "замели", увезли, мучили, по сути дела, своими подозрениями. Потом, в конце концов, выбросили на улицу и сказали: " Поезжайте куда хотите". Это - страшный произвол. Это - вещи недопустимые. Причем я категорический противник разговоров о различных перерегистрациях.

Андрей Трухан:

Таково оно сегодня разорванное сознание российских политиков. С одной стороны осуждается нарушение прав человека, прав мирных чеченцев в ходе московской кампании перерегистрации, с другой же одобряются бомбардировки территории Чечни в результате которых гибнут во множестве не боевики, а те же мирные чеченские граждане.

Петр Вайль:

Грозненский аэропорт, который бомбила сегодня российская авиация - цель не столько стратегическая, сколько символическая. Об этом говорит Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:

Аэропорт "Северный Грозный" в советские времена существенно отличался от сотен провинциальных аэропортов СССР. Он был выстроен по современному архитектурному проекту, и поэтому его облик отличала, в провинциальном, конечно же, понимании этого слова, столичная элегантность. В остальном же "Северный" жил вполне среднестатистической жизнью. Количество и качество грузоперевозок, по всей вероятности, соответствовали некоей усредненной норме. С приходом к власти Джохара Дудаева аэропорт, как и вся республика, зажил новой удивительной жизнью. Во-первых, он получил новое имя. Безликий "Северный" заменили на гордое "Шейх Мансур". А, во-вторых, очень быстро аэропорт к собственному удивлению стал международным. Отсюда неизвестно каким способом мимо российской таможни ежедневно отправлялись рейсы в арабские республики и Турцию, откуда челноки в свободную и беспошлинную Ичкерию сотнями тюков везли дешевую кожу, парфюмерию, телевизоры и трикотаж. Утверждают также, что авиарейсами из-за границы в Чечню доставлялось оружие для Дудаева. Необлагаемый налогами ввоз товаров в Чечню стал источником благосостояния не для одной сотни чеченских семей. На всех рынках Северного Кавказа чеченцы крайне низкими ценами потеснили всех конкурентов. Челночный бизнес закончился в конце 1994-го года, когда российская авиация стала бомбить республику. Одним из первых пострадал именно аэропорт шейха Мансура. Согласно чьему-то стратегическому замыслу была уничтожена дудаевская авиация, о которой в те дни не мало говорили - несколько десятков учебных самолетов Л-39. Когда российские войска вошли в Чечню, они первым делом заняли аэропорт. Здесь располагалось поначалу командование федеральной группировки. Но с шейхами российские генералы дела иметь явно не хотели, и поэтому они вновь вернули аэропорту старое название - "Северный". Во время войны аэропорт стал своего рода военной базой российской группировки. На многие сотни метров здесь раскинулись армейские палатки и врытая в землю бронетехника, а по периметру все было затянуто колючей проволокой. Здесь военные и не только он и чувствовали себя в безопасности. В гостинице аэропорта целый этаж был отданы под роскошные апартаменты московского назначенца Доку Завгаева. Здесь же прижились представитель президента Олег Лобов, а также различные российские структуры. Именно сюда прибыл президент Борис Ельцин, имитируя свою знаменитую поездку в Чечню. После войны чеченцы горели желанием вернуть аэропорту, которому они вновь присвоили имя шейха Мансура международный статус. Долгое время на эту тему велись переговоры, но российская сторона уперлась и поставила условие - обязательный таможенный контроль. Удалось, однако, наладить нерегулярное воздушное сообщение с Москвой. И вот сегодня - вторая за несколько лет бомбежка. Однако, на сей раз успех гораздо скромнее. Если в 1994-м году удалось вывести из строя все учебные самолеты Дудаева, то сегодняшним российским авиатором достался лишь "кукурузник".

XS
SM
MD
LG