Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

5-летие окончания первой чеченской войны - потерянный урок?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует в связи с пятой годовщиной Хасавюртовских мирных соглашений с известным американским историком Ричардом Пайпсом - профессором Гарвардского университета.

Юрий Жигалкин:

Если верить газетам, большинство ведущих российских политиков оценивают негативно этот акт 1996-го года, их реакция отличается лишь степенью негодования - какова ваша точка зрения на события пятилетней давности?

Ричард Пайпс:

Я думаю, что это было хорошее для России соглашение. Лебедь сумел вывести ее из непопулярной войны, добившись при этом в тех условиях ясного дипломатического успеха: договор предоставил Чечне де-факто независимость, сохранив ее де-юре в составе России. При этом было выиграно время для решения чеченского вопроса в мирной обстановке. Проблема Москвы состоит в том, что она почти не способна расстаться с территориями, которые были присоединены во время Российской империи. Я не знаю ни одной другой нации, которая бы так держалась за свое имперское прошлое. Россияне рассматривают каждый кусок земли, некогда насильно присоединенный в России, как свое семейное наследие, и это ужасная ошибка.

Юрий Жигалкин:

В то же время у сторонников сохранения Чечни в составе России есть достаточно веский в глазах многих аргумент - редкие из "мини-государств", оказавшись независимыми после "холодной войны", смогли доказать свою состоятельность. Та же Чечня была очагом конфликтов и напряженности в регионе. Согласно такой логике Россия совершает даже благое дело, пытаясь сдержать радикальные, фундаменталистские движения...

Ричард Пайпс:

Этот конфликт невозможно разрешить, пытаясь ответить на вопрос: кому будет лучше от того, что Чечня останется в составе России? Он разрешится только тогда, когда люди получат то, что они хотят. У меня нет никаких сомнений в том, что большинство чеченцев хочет независимости и готово сражаться за нее. Можно предположить, что если бы африканские страны остались колониями, то там бы не было кровавых войн, голода, геноцида последних лет. Некоторым бывшим советским республикам жилось лучше в составе СССР, но так распорядилась история. И я надеюсь, что Россия, в конце концов, осознает, что не в ее интересах решать за другие народы, и навязывать им свое понимание того, что для них хорошо, и что для них плохо.

Юрий Жигалкин:

Как вы считаете, существует ли сегодня некий реалистичный сценарий урегулирования чеченского конфликта?

Ричард Пайпс:

Россия пока не испытывает реальной, серьезной нужды в скором чеченском урегулировании. Республика находится, по большому счету, под контролем российской армии. Четверть миллиона беженцев живут благодаря помощи международных гуманитарных организаций. Западные столицы в условиях сравнительного затишья не хотят оказывать излишнего давления на Москву. И такая ситуация может продолжаться до внезапного обострения обстановки. Но тогда, я полагаю, у России не останется иного выбора, кроме как договариваться о будущей независимости Чечни. Я не думаю, что такое решение обернется чем-то страшным для Российской Федерации. Больше никто из ее народов не требует независимости. Чечня, в конце концов - почти незаметный клочок территории на Кавказе. Почему России не предоставить ей независимости и не улучшить тем самым свой международный имидж?

XS
SM
MD
LG