Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что получают от государства учителя и школьники Чечни?


Программу ведет Дмитрий Волчек. С журналисткой "Новой Газеты" Анной Политковской беседовал Олег Кусов.

Дмитрий Волчек:

Министр образования Чечни Лема Дадаев в пятницу на пресс-конференции в Москве сообщил о готовности средних учебных заведений республики к началу учебного года. По его данным, в Чечне за парты сели около 200 тысяч школьников. Прокомментировать ситуацию в народном образовании Чечни Олег Кусов попросил обозревателя "Новой Газеты" Анну Политковскую, которая накануне учебного года изучала эту проблему:

Олег Кусов:

Анна, министр образования Чеченской Республики Лема Дадаев привел интересные цифры, согласно котором 29 тысяч учеников-первоклашек пошли в школу в Чечне, а всего 200 тысяч человек учатся в средних школах. Можно понять радость чиновника, а вот то, что видели вы - есть ли радость у учащихся? Можно ли это назвать полноценным образованием все-таки?

Анна Политковская:

Я тоже очень счастлива, что дети в принципе пошли в школу. Но весь вопрос в том - как. Это совершенно нельзя назвать хотя бы приемлемыми условиями. Предположим, Шатой - там как не было школы, так ее и нет. Эту школу заняли военные под комендатуру. Дети с прошлого года учатся в палатках. Я застала как раз субботник учителей, которых вызвали на то, чтобы они зашили палатки к новому учебному году. На полу на земле лежит рубероид, и дети вот таким образом должны учиться. По одному учебнику на класс есть, и он в руках учителя. Так в большинстве школ продолжается. Не может быть полноценного образования, если учитель имеет один учебник в руках.

Что касается Грозного, грозненских школ - под боком у министра образования: все, что делается, делается руками учителей. Если затянули окна пленкой - это только принесли учителя пленку. Где-то - родители... Таким образом получились окна. Парник вместо класса. Если надо восстановить кабинет, то это делают только учителя. Но я хотела бы сказать, что большинство из них потеряло свое жилье. И до сих пор нет никаких льгот для учителей. Их никуда не заселяют... Они скитаются по чужим углам.

Олег Кусов:

А ведь правительства России, выделяя деньги на восстановление Чечни, предусматривало и статью на расходы для школ...

Анна Политковская:

Вот моя задача была - увидеть, что вам дало государство - я первым вопросом задавало это: "Что вы от государства получили к этому учебному году"? К сожалению, я таких деталей не нашла. Я вот тыкала пальцем: "А вот это что"? "Вот у вас здесь есть три книжки - это кто? -А, это родители принесли". "А вот это"? "Это мы сами, со своей зарплаты", - которая мизерная, естественно. Очень хочется найти такое, чтобы мне сказали: "Это наше министерство образования"... В горных школах в Аргунском ущелье я учителей спрашивала: "А по каким программам вы учите"? Это же принципиальный вопрос. Они говорят: "По которым придумали сами". Какая-то сборная солянка из того, что они знали из прошлых программ, из того, что они.. Почему? А потому что действительно на переобучение, переквалификацию в Москву ездили учителя из Чечни. Но это были только учителя - директоры школ из Грозного. Ни из каких горных сел, где, я считаю, дети ничем не отличаются от грозненских или каких-то других, может быть даже, дети Аргунского ущелья требуют большего внимания, и там нет учителей, ни одного я не застала, который бы был в Москве или в Ростове-на-Дону на переквалификации. Школа в Эшилхатое. Это горная школа. Там директор работал все годы - там 30 лет он работал, и он мне с горечью говорил: "Я хочу, чтобы меня заметили, я хочу чтобы наших школьников заметили, я хочу, - он советский человек, по сути, - я хочу, чтобы они выросли такими, какими были чеченские дети в конце 80-х годов. Но я ничего не могу сделать кроме - самого себя дать им. Нет ни методических пособий, нет ничего. Они приходят в разрушенное помещение"...

Занятия очень часто срываются, и это одна из главных проблем. Я не знаю, говорили ли об этом на пресс-конференции - безопасность школьников. В Грозном школы работают по три дня, по два дня в неделю - полноценного учебного дня, потому что в остальные дни Грозный бывает перекрыт и блок-посты - для них не играет роли, что это школьники идут на занятия или учителя идут на занятия - не пускают никого. Я спрашиваю учителей предположим, которые не могут прийти на уроки: "А почему у вас нет удостоверений учительских"? Ведь это же так просто. Правительство, министерство образования Чечни выдает учителям пропуска, специальные, которые им позволяют передвигаться по Грозному, а учителям в других районах - по своим районам - да? Ведь известно, что сегодня у чиновника, любого чеченского, нового чеченского чиновника есть эти пропуска, по ним проезд и проход более менее свободный, хотя и не всегда... У чеченских учителей - им даже это не предусмотрели, хотя это так естественно - к 8.30 учитель должен быть в школе. Это можно написать на этом удостоверении. Понимаете, какие-то простейшие вещи, которые можно было бы давно решить - их почему-то не решают. В результате - два-три учебных дня. Это просто несерьезно.

Олег Кусов:

А для российских военных, которые стоят на блок-постах около школ, ученики, особенно старших классов - они, прежде всего, ученики, или потенциальные боевики?

Анна Политковская:

Каждый молодой парень - это "боевик".

XS
SM
MD
LG