Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Многие чеченцы сравнивают свою родину с огромным концлагерем


Хасин Радуев, Северный Кавказ:

В Чечне нет крупномасштабных боевых действий, но нет и мира. На дворе осень, не за горами холода. Для жителей сельской местности, а основное население республики проживает в селах, это самое трудное. Даже те из них, кто имел возможность отремонтировать свои жилища, провели лето в ожидании боевых действий. Наспех залатанные кровли домов с осенними дождями начали протекать. В предгорной и горной части Чечни большинство населенных пунктов не газифицировано. Теперь у людей главная забота: где достать топливо. Угля нет, печное топливо - дефицит, и стоит дорого. Поэтому, в основном, дома отапливаются дровами. В предыдущие годы люди покупали в лесничестве разрешения на их заготовку. Теперь эта система нарушена, но главное: леса Чечни усеяны неразорвавшимися снарядами и бомбами, а все лесные дороги и тропы заминированы. Известны десятки случаев, когда люди, которые отправлялись на заготовку дров, подрывались на минах. Поэтому в лес идут самые отчаянные: рисковать за 250 рублей - именно столько стоит спиленное дерево - никто не хочет.

В Веденском районе эту проблему решили своеобразным способом: здесь, между селом Ца-Ведено и хутором Беной дислоцируется российское подразделение, контролирующее урочище реки Хулхулау. Солдаты в последнее время откровенно скучали: боевых столкновений здесь не было давно, а по горной дороге движение автомобилей не очень интенсивное и на блок-посту работы немного. Так вот: военные решили заняться делом: так как местность вокруг обследована и мин нет, солдаты при помощи бронетехники стаскивают на дорогу спиленные деревья и реализуют их местному населению. Работа идет полным ходом. Иногда за дровами выстраивается очередь. Люди говорят, что это все-таки выход из положения, но страдает ценный буковый лес, который в советские времена продавался за рубеж за валюту. Об этом, впрочем, сейчас мало кто задумывается. Почти каждый день лесные массивы Черных Гор вот уже почти год подвергаются бомбардировкам и артобстрелам, и война наносит природе во сто крат больший ущерб.

Многие чеченцы сравнивают свою родину с огромным концлагерем: бесконечные блок-посты, бронетехника, которая разъезжает по дорогам, солдатские окопы и блиндажи практически у каждого населенного пункта. Отношения местных жителей с российскими военными нельзя назвать полюбовными. Рассказывают, что солдаты на блок-постах, останавливая автобусы для досмотра, заранее просят пассажиров не отпускать в их адрес проклятья, инстинктивно понимая, что это, пожалуй, все, что могут сделать смертельно уставшие от войны мирные жители. Российские солдаты, к тому же, уже давно знакомы со всеми чеченскими, скажем так, "нехорошими словами", и некоторые из них не скрывают, что война надоела и им, и отпускают в адрес тех, кто выступает за ее продолжение, такие же слова, только более крепкие и по-русски.

XS
SM
MD
LG