Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корни нынешнего дагестанского кризиса


На вопросы ведущего программы "Liberty Live" Андрея Шарого отвечает директор Московского института гуманитарно-политических технологий имени Абдурахмана Автурханова Абдулхаким Султыгов.

Андрей Шарый:

Господин Султыгов, официальная Махачкала заявляет о том, что дагестанский народ как один человек фактически готов оказать сопротивление агрессии исламских боевиков. Москва говорит об экспорте исламского экстремизма с территории Чечни на территорию Дагестана. Как бы вы могли охарактеризовать суть тех процессов, которые сейчас происходят в Западном Дагестане?

Абдулхаким Султыгов:

Я думаю, что это объективная реакция на тот режим, мягко говоря, недемократический, который сложился в Дагестане, начиная с 1990-го года. К сожалению, псевдодемократия на всем постсоветском пространстве заканчивалась всегда подобными кризисами. К сожалению, при большом влиянии центра и поддержке им "номинальных" властей Дагестана, там не может произойти буржуазно-демократическая революция. Протест, который население Дагестана высказывает в той или иной форме, в данном случае в исламской форме - это реакция на положение, существующее в этой республике, где 90 процентов безработных, где криминальная экономика составляет более 70 процентов всей экономики республики, где бюджет на 90 процентов состоит из федеральных денег, которые местный режим только обналичивает. Этот протест безусловно должен был произойти. В этом смысле исламская шура Дагестана как оппозиция и, к сожалению, орган менее законный чем Госсовет, предпринимает определенные действия, безусловно вооруженные, безусловно неконституционные с точки зрения российской Конституции и законов. Но, тем не менее, всякий протест всегда порождается определенными действиями и политикой, несовместимой с интересами большинства населения. Что же касается граждан Дагестана, которые якобы как один становятся на поддержку этого режима, то речь идет о легализации незаконных вооруженных формирований, которые всегда существовали в Дагестане, раздираемым родовыми и клановыми противоречиями.

Андрей Шарый:

Господин Султыгов, вот сейчас, сегодня, конкретную ситуацию в Западном Дагестане уже политическими средствами решить невозможно. Уже начата достаточно широкомасштабная операция российских войск и, предположим, подчеркиваю, предположим, она завершится успехом федеральных сил. Однако, проблему это не решит. Это естественно. Видите ли вы какой-то конструктивный способ коренного изменения положения в этой части Северного Кавказа?

Абдулхаким Султыгов:

Да, безусловно. Это, конечно же, означает необходимость последовательного проведения демократических реформ во всей Российской Федерации. Дагестан - это только один фрагмент, может быть, самый классический. Это своего рода "микро-РСФСР", которая, в отличие от всей России, не изменилась ни на йоту.

Андрей Шарый:

Господин Султыгов, это очень общие слова - демократические реформы. Но, конкретно, что конкретно нужно сделать, по вашему мнению?

Абдулхаким Султыгов:

Я думаю, что на Северном Кавказе нужно нормализовать, реально нормализовать отношения с Чеченской республикой. Необходима встреча президентов Ельцина и Масхадова, необходимо разрешение главной проблемы Северного Кавказа - наиболее многочисленного народа этого региона. Применительно к самому Дагестану речь идет в данном случае не просто о демократизации, а о соответствии тамошнего режима хотя бы российской Конституции и элементарному здравому смыслу. Поэтому, хорошо говорить об агрессии, но мы всегда забываем о том, что любые проблемы возникают не просто так - их порождает той или иной режим. В Европе или в любой другой цивилизованной стране в любой точке земного шара ничего подобного не происходит.

XS
SM
MD
LG