Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Своеобразное значение дат в чеченских военных кампаниях


Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый:

Во время второй чеченской кампании российские военные действуют против мирного населения Чечни не менее жестоко, чем во время первой войны. Накануне 6 августа стали известные новые факты гибели мирных жителей на Северном Кавказе. Над темой работал мой коллега Олег Кусов:

Олег Кусов:

Вторая военная кампания в Чечне во многом своеобразна. Основная ее тяжесть ложится на мирное население. Полномасштабные боевые действия, переходящие в локальные военные стычки, уступили место спонтанным военным операциям и налетам на чеченские селения. Таким образом российская армия пытается одолеть чеченское партизанское движение. Движение это пытается существовать, несмотря на предпринимаемые военными усилиями. Однако, мирного населения Чечни становится все меньше и меньше. Кто не уехал в лагеря беженцев - пытается выжить дома. Известны случаи ухода мирного населения в боевые отряды, поскольку таким образом люди пытаются защититься от произвола. Есть факты расправы над мирными жителями бойцами чеченских отрядов за сотрудничество с федералами. Накануне пятилетия взятия чеченскими отрядами Грозного в республике побывал лидер партии "Чеченская солидарность" Саламбек Маигов. Он посетил множество чеченских селений, встречался с их жителями. О своих впечатлениях Саламбек Маигов поделился в нашей беседе:

Саламбек Маигов:

При въезде в Чечню со стороны Ингушетии в населенном пункте село Побединское мы столкнулись с пикетом протестующих жителей - идущий навстречу БТР расстрелял в упор "шестерку", при этом двое пассажиров были убиты. В неизвестном направлении были увезены двое жителей этого села. Это не "зачистка", не операция, это просто расстрел в упор мирных людей. 19-го числа по дороге из села Толстой-Юрт в село Петропавловское колонна из БМП и танков раздавила просто в лепешку машину - четвертой модели "Жигули", за рулем которой находился милиционер чеченской милиции. Когда я попытался выяснить у старшего лейтенанта, они мне объясняли это тем, что "он взял и сам врезался в БМП". По дороге из села Петропавловское в Аргун рано утром, когда еще туман, была слышна стрельба. Когда мы подъехали, мы увидели сгоревшую дотла "девятку". В ней находились два трупа, опять же, не блок-пост,.. обычная "девятка". 25 июля в селе Петропавловское дом был обстрелян с вертолета российских ВВС. Сначала мы даже не поняли, что происходит. Мы видели, что на низкой высоте барражирует вертолет. Мы думали, что камнями бьют по черепице крыши, а когда вышли - обнаружили, что это пули. Вертолет летит и из удовольствия расстреливает населенные пункты. Другой факт: комбайнеры убирают пшеницу, при этом начинается артобстрел. Один комбайнер ранен, сожжена машина, повреждено 30 гектаров пшеницы и 60 гектаров кормовых культур. При этом главой населенного пункта сегодня действующей пророссийской власти было доложено на совещании в районном центре, но опять же - никаких наказаний. Объяснение одно, пьяного контрактника: "Я видел там боевиков". Но никто не пытается доказать это, никто не пытается это перепроверить. Полная вседозволенность, полный беспредел. Население Чеченской Республики сегодня лишено элементарных прав. И нет той инстанции, нет той силы, которая могла бы их оградить от произвола и беспредела.

Олег Кусов:

Вы, очевидно, встречались с главами администрации, имеют ли они необходимые полномочия, чтобы пресекать подобные проявления со стороны военных?

Саламбек Маигов:

Они такие же заложники, как собственно и их сельчане. Один из глав населенных пунктов мне прямо и сказал: когда он пришел с очередной жалобой в Ханкалу на действия федеральной группировки, ему прямо сказали: "Еще раз придешь, тебя отсюда вынесут ногами вперед". Никакой власти у Кадырова и его подчиненных в Чечне нет. Ни России, ни Чечне эта война не нужна. Я бы сказал: эта война носит антироссийский характер, как, впрочем, и античеченский, которая сегодня, по сути дела, ведет к истреблению нас как нации. Первыми кто гибнет, при "зачистке" , при проведении тех или иных военных операций - это молодые чеченские мужчины, в возрасте от 14, даже иногда порой и младше, и до 40-45 лет. Я предполагаю, что они уничтожаются целенаправленно, как потенциально возможная угроза российским подразделениям.

Олег Кусов:

Безысходность второй военной кампании только усиливает в глазах чеченцев ее зависимость от прошлых военных событий. Чеченцы пытаются систематизировать прошлые этапы обеих войн, пытаясь отыскать хоть какую-то закономерность в аналогичных событиях, предугадать будущие коллизии боевых действий. История современной Чечни это, прежде всего, даты основных военных действий. Именно на эти даты приходятся попытки активизации чеченского сопротивления. 5 августа 1996-го года начался штурм чеченскими отрядами Грозного. 31 августа в Хасавьюрте был подписан мирный договор между Москвой и Грозным. В памяти чеченцев осталась так называемая "генеральная репетиция штурма Грозного" 5 марта 1996-го года, после чего формирование Гелаева 5 дней хозяйничало в городе. 11 декабря 1994-го года российские войска вошли в Чечню. 31 декабря приступили к штурму Грозного. О своеобразном значении военных дат в чеченской кампании рассуждает психолог Леонид Китаев-Смык:

Леонид Китаев-Смык:

На чеченской войне инициатива создания особых дней в календаре захвачена чеченцами. Трудно определить, чего здесь больше - зарубок в памяти чеченского народа, либо пропаганды со стороны чеченских организаторов военных акций. Российские войска в дни войны, памятные чеченцам, не только повышают свою боеготовность, но и напрягаются психологически. Психологическое напряжение на войне часто на грани переносимости, потому что война в Чечне часто изнуряет воинов. Новое, еще большее, напряжение кого-то может приводить к психологическому срыву, когда враг мерещится в любом встречном. Тогда срабатывает боевой рефлекс, рука сжимает оружие, оно начинает стрелять. Календарная магия войны, увы, служит смерти...

Но несколько слов о нынешней дате. Я помню август и сентябрь 1996-го года в Грозном. Больше всего меня удивило и даже поразило то, как изменились боевые командиры, когда бои закончились, и чеченские отряды стали покидать город в соответствии с мирным соглашением. Размахивая оружием, чеченцы проезжали мимо российских блок-постов. Чеченцы были не прочь пустить автоматную очередь в блок-пост, и солдаты держали на прицеле чеченцев. Враги вдруг оказались почти рядом. И вот тогда и российские, и чеченские командиры первыми подъезжали к очередному блок-посту, вместе выходили из машин и стоя, своими телами отделяли чеченцев от солдат. Чеченские и российские офицеры, одинаково став живыми щитами и мишенями, психологически сплачивались, понимание друг друга, уважение друг к другу, возникали у меня на глазах. Думаю, что и сейчас пропасть между чеченцами и российскими солдатами, российскими людьми, не столь непреодолима, как кажется одним и другим. Нужны тщательно взвешенные, и главное - психологически верные решения.

XS
SM
MD
LG