Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мемориал" и "Новая Газета" отвергают обвинения в связях с чеченским сопротивлением

  • Илья Дадашидзе

Илья Дадашидзе:

Правозащитный центр "Мемориал" и редакция "Новой Газеты" категорически опровергли утверждения о существующих, якобы, связях между ними и лидерами чеченского сопротивления. Российские силовые структуры сообщили о том, что в результате упредительной спецоперации ими было захвачено, цитирую: "Письмо-инструкция Аслана Масхадова руководителям организаций, проводящих политику сепаратистов в расположенных в Ингушетии лагерях для вынужденных переселенцев из Чечни". В "письме" выражается благодарность руководителям чеченского и ингушского "Мемориала" Ибрагиму Яхъяеву и Марьям Яндиевой за "огромный вклад в борьбу чеченского народа против кафиров и национал-предателей", и высказываются требования "приближать великую победу мусульман путем работы в лагерях беженцев". Аслан Масхадов призвал своих адресатов существенно расширить число участников голодовки, а также продумать вариант крайних форм протеста путем поиска людей, обреченных на скорую смерть в связи с заболеваниями туберкулезом и раком, и подготовить их к акции самосожжения. В "письме Масхадова" содержится указание "усилить сотрудничество с президентом Ингушетии Русланом Аушевым и включиться во взаимодействие с русскими правозащитниками из "Мемориала" и "Гласности", а также активизировать кампанию по нарушению прав беженцев в "Новой Газете" и журнале "Защита прав человека". В "письме" подчеркивается, что "договоренности с редакциями об этом имеются". Обо всем этом 8 августа сообщил корреспондент ИТАР-ТАСС Евгений Собецкий, в распоряжении которого военными было передано это письмо. 9 августа это его сообщение было передано в новостях ОРТ. В настоящее время всероссийский правозащитный центр "Мемориал" подготовил заявление по поводу информации, переданной ИТАР-ТАСС. Вот что говорит в этой связи один из руководителей "Мемориала" Александр Черкасов:

Александр Черкасов:

Аккредитованные на Ханкале журналисты регулярно радуют нас изложением подобных писем, перехватов переговоров чеченских полевых командиров и арабских наемников, в которых те на хорошем русском бюрократическом языке подтверждают заявления российских генералов и чиновников. К набору утверждений: "протесты беженцев в Ингушетии инспирированы и оплачены, их голодовка фальшивая, с российскими СМИ договоренность имеется", - вот это "письмо-инструкция Аслана Масхадова" не выделяется из общего ряда. Однако, в письме есть нечто новое. Адрес: "Назрань, руководителям чеченского и ингушского "Мемориала". Это обстоятельство, с одной стороны, требует от нас немедленного ответа, но оно же облегчает разговор по существу. В конце 30-х годов на одном из больших московских процессов подсудимые подробно каялись, в каком городе и в каком отеле встречались с Троцким и его эмиссарами, когда и на какой аэродром для этого летали. Эти показания, заученные под руководством следователей НКВД, затем тиражировались средствами массовой информации, и весь мир знал, что это все липа, потому что такого отеля не существовало, аэропорт был закрыт на много месяцев... Так и теперь: небрежность в деталях выдает и саму фальшивку, и ее авторов. Первый адресат так называемого "письма Масхадова" - Ибрагим Яхъяев, руководитель чеченского "Мемориала". Он не появлялся в Ингушетии и Чечне как минимум полтора года. Вполне возможно, что возглавляемая им организация все это время где-то работала, но нам Яхъяев ничего об этом не сообщал и в мае 2001-го года правление международного общества "Мемориал" было вынуждено исключить чеченский "Мемориал" из своего состава.

Второй адресат - Марьям Яндиева, напротив, активно работает, возглавляемый ею ингушский "Мемориал" занимается историей Ингушетии и проблемами беженцев из Пригородного района Северной Осетии. И адрес нам ее известен: Марьям уже несколько лет постоянно проживает в Подмосковье. И Аслану Масхадову нет причин ни объявлять им благодарность, ни тем более ставить новые задачи, ни просто писать в Назрань - адресаты выбыли, причем очень давно. Об этом в Ингушетии и Чечне знают, наверное, везде, кроме одного места - Ханкалы, где корреспондент ИТАР ТАСС и получил так называемое "письмо".

Откомментировав таким образом адрес - мы считаем излишним далее говорить о тексте письма. Сошлемся на правило 13-го удара часов. 13-й удар не только ложен сам по себе, но порождает сомнения в предыдущих 12. В одном можно согласиться с сообщением ТАСС: письмо появилось в результате упредительной спецоперации. Масхадов еще и не думал писать, как за него уже постарались.

Подобного рода документов за последние 6 лет появлялось немало. Анализировать и комментировать мы могли бы практически каждый. Но тогда пришлось бы далеко выйти за рамки этого короткого сообщения. С начала года операции в Чечне координирует ФСБ. И неужели такого рода "упредительные действия", вполне советская халтура и приписки составляют ее основной вклад в контртеррористическую операцию? С укрывшимися под псевдонимом "Аслан Масхадов" авторами можно согласиться лишь там, где они говорят о необходимости "рационального расходования выделенных средств". Из бюджетных средств, то есть, из нашего с вами, господа-налогоплательщики, кармана им за такую работу платят немалые деньги. Наверное, боевые выплачивают. Однако, вряд ли кто-то лишится должности или звания за плохое исполнение грязной работы. Вряд ли его даже лишат за это премии.

Иная перспектива, наверное, у корреспондента ИТАР-ТАСС Евгения Собецкого, которому документ, как он говорит, "попал в руки". Мы вполне можем обратиться в суд и не сомневаемся в успехе. Не перепроверив, не сопоставив полученные сведения, не выразив при подготовке своего сообщения ни тени сомнения, не обратившись к нам за справкой или, наконец, комментарием, он вышел далеко за рамки профессии журналиста.

"Мемориал" работает на Северном Кавказе, в зоне чеченского конфликта, в сопредельной республике - Ингушетии. Работают наши приемные, где мы оказываем юридическую и иную помощь пострадавшим. Мы ведем мониторинг ситуации с правами человека и их нарушений обеими сторонами конфликта. Желающие могут ознакомиться с хроникой насилия на нашем сайте. "Мемориал", как и целый ряд российских правозащитных организаций, считает сложившуюся в Чечне ситуацию тупиковой, единственный путь выхода из которой - в политическом урегулировании. А для этого нужны переговоры с обеими противостоящими в вооруженном конфликте сторонами. Весной соответствующее письмо от нескольких московских правозащитных организаций было официально отправлено президентам Путину и Масхадову. Масхадов прислал ответное письмо. Путин до сих пор не ответил. Если, конечно, не считать ответом сообщение ТАСС от 8 августа 2001-го года.

Илья Дадашидзе:

И еще одна реплика - Дмитрия Муратова, главного редактора "Новой Газеты", издания тоже якобы упомянутого в письме Масхадова:

Дмитрий Муратов:

Дело в том, что у меня нет высшего медицинского образования и работы практикующим психиатром. Я всего лишь кончал филологический факультет. Поэтому профессионально прокомментировать тот бред с каким-то перехваченным письмом у меня просто не хватает компетенции. Здесь есть безусловные признаки конспирологического сознания, тупой угрюмый идиотизм - вот и все, что я по этому поводу могу сказать, по поводу самого продукта литературного, который наши доблестные чекисты где-то там перехватили. Теперь по поводу того, почему, я думаю, это произошло. Произошло это потому, что хотели бы, чтобы, например, "Новая Газета" не соответствовала тому, что они придумали про нас, эти чекисты, в этом самом письме. А поэтому логика такова - что мы будем вынуждены замолчать и не писать про Чечню, не писать про беженцев, не писать про войну. Вот это у них ничего не получится.

Если кто-то официально подпишется, что это письмо является подлинником - я сразу же подам в суд и выиграю серьезную сумму. Сейчас этот бред, повторяю, мне комментировать просто бессмысленно.

XS
SM
MD
LG