Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стагнация осетино-ингушского конфликта


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Юрий Багров.

Андрей Шарый:

Более 20 тысяч ингушей вот уже девятый год не могут вернуться в свои дома в Пригородном районе Северной Осетии. В эти дни очередную группу беженцев из Ингушетии североосетинские милиционеры не пропускают на территорию селения Ир. Однако, руководство Северной Осетии утверждает, что межнациональные противоречия в Пригородном районе могут быть разрешены только самими людьми.

Олег Кусов:

Наблюдатели характеризуют осетино-ингушский конфликт как отложенный, но далеко не исчерпанный. Практически, состояние "ни мира, ни войны" в Пригородном районе сохраняется девятый год. Спор между осетинами и ингушами за территорию Пригородного района длится с начала прошлого века. Осенью 1992-го года он вылился в вооруженный конфликт. В течение нескольких дней в противостоянии с обеих сторон погибли более 500 человек. Ранения получили около тысячи, беженцами стали около 60 тысяч ингушей и осетин. Об этих событиях рассказывает Юрий Багров.

Юрий Багров:

Пять дней длилось вооруженное противостояние в Пригородном районе. Ингушская сторона называет этот период "этнической чисткой в Пригородном районе и в городе Владикавказе", осетинская сторона на официальном уровне охарактеризовала конфликт как "агрессию ингушских незаконных вооруженных формирований против суверенной республики". Бои затронули почти все населенные пункты Пригородного района. Отдельные вооруженные люди прорывались во Владикавказ. В Северной Осетии на уровне парламента были узаконены национальная гвардия и народное ополчение. Из Южной Осетии в Пригородный район прибыл батальон добровольцев, прошедших через осетино-грузинскую войну. С ингушской стороны, по некоторым данным, воевали две чеченские роты. В первые дни конфликт продолжался при невмешательстве российской армии. Федеральные силовые структуры вступили в боевые действия уже, когда конфликт миновал свою наивысшую кризисную точку. Когда боевые действия стали переходить на территорию Ингушетии, российские подразделения принялись за разведение противоборствующих сторон. Однако, формирования Северной Осетии на заключительном этапе вооруженного противостояния вошли под командование объединенного российского штаба. Эти пять дней осени 1992-го года определили надолго развитие ситуации в регионе. Они еще и сегодня продолжают оказывать большое влияние на северокавказские процессы.

Олег Кусов:

Административная граница между Северной Осетией и Ингушетией остается хорошо укрепленным рубежом, который сложно преодолевать как осетинам, так и ингушам. Согласно последним договоренностям, примерно 10 семей ингушских беженцев должны ежемесячно возвращаться в свои населенные пункты в Пригородном районе. Беспрепятственно беженцы смогли вернуться только в прошлом месяце, накануне визита в регион рабочей группы сотрудников администрации президента России. Остальным, как правило, приходится несколько дней спорить с осетинскими милиционерами на блок-посту Черменский круг. Нередко проезд ингушских беженцев в Пригородный район сопровождается стихийными митингами и пикетами. И только под давлением российских представителей и ингушских общественных организаций Владикавказ вынужден пропускать ингушей на территорию республики. Однако, многие беженцы-ингуши в целях личной безопасности вынуждены на ночь возвращаться в Ингушетию.

Ингуши упрекают власти Северной Осетии в нарушении российской Конституции, согласно которой люди вправе сами выбирать себе места жительства, тем более, что в Осетии остались их дома. Во Владикавказе на эту проблему смотрят иначе. В первые годы после вооруженной стадии конфликта официальные власти Северной Осетии выдвинули тезис о невозможности совместного проживания ингушей и осетин в Пригородном районе. Сегодня у осетинского руководства позиция несколько другая. Оно напоминает, что уже 80 процентов беженцев вернулось в Пригородный район и Владикавказ. По словам президента Северной Осетии Александра Дзасохова, когда проблема решена на 80 процентов - тогда людям надо дать возможность самим общаться. "Чем больше мы будем инспектировать этот конфликт, тем дольше он будет продолжаться", - говорит он. К тому же, сегодня в селениях Пригородного района живет много осетин - беженцев из Грузии и Южной Осетии. По всей видимости, Владикавказ пытается заслонить проблему возвращения ингушей проблемой беженцев-осетин из Грузии и Южной Осетии.

Как создается впечатление, власти предлагают пострадавшим людям самим договориться, кто в чьем доме будет жить дальше. Нередко такие разбирательства приводят к массовым потасовкам с метанием друг в друга камней. Например, похожий случай произошел на днях в селении Ир. Группа осетин забрасывала камнями группу возвращавшихся ингушей. В Ингушетии вновь стали раздаваться угрозы в адрес соседей, в которых хорошо читалось желание решить проблему силовым методом. На днях глава правительства Ингушетии Ахмед Мальсагов сделал заявление о том, что официальные власти республики считают подобные намерения провокационными. Но наблюдатели уверены, что таким образом ингушское руководство только старается заранее дистанцироваться от возможных осетино-ингушских стычек в Пригородном районе. Межэтническую ситуацию в Пригородном районе осложняют и намеченные на будущий год выборы президентов Северной Осетии и Ингушетии. Фактор Пригородного района остается весомым в предвыборных кампаниях Александра Дзасохова и Руслана Аушева. Александру Дзасохову, как создается впечатление, выгодна стагнация в осетино-ингушских отношениях, когда конфликт решается сам собой. Этот процесс растянут на долгие годы. Руслану Аушеву, напротив, придется объяснять своим избирателям, каким образом он намерен решать их социально-экономические проблемы одновременно с проблемами 130 тысяч беженцев из Чечни и 26 тысяч беженцев из Северной Осетии, которые увеличили численность населения Ингушетии почти в два раза. Вот уже девятый год Владикавказ и Назрань смотрят на эту проблему по-разному. Договориться о реальных изменениях за это время не удалось.

XS
SM
MD
LG