Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Динамика отношения россиян к чеченской войне


Вероника Боде, Москва:

Все меньше россиян высказываются за продолжение военной кампании в Чечне. Об этом свидетельствуют результаты опросов общественного мнения. Всероссийский центр изучения общественного мнения ведет постоянный мониторинг отношения россиян к чеченской войне, повторяя несколько традиционных вопросов, например: "Как бы вы оценили действия российских войск в Чечне"? О том, какая динамика наблюдалась в ответах на этот вопрос в последние два года, рассказывает заведующий отделом социально-политических исследований Центра Лев Гудков:

Лев Гудков:

Сразу же после начала действий, и особенно -после взрывов в Москве и Волгодонске, других городах, мы зафиксировали резкую поддержку военных действий и полное их одобрение. В ноябре как "успешные" и "очень успешные" их оценили 66 процентов, потом, к концу 1999-го года, эта цифра поднялась до 70 процентов, и держалась на этом уровне почти до весны прошлого года. Затем уверенность в успешном итоге войны начала падать, и к концу прошлого года она упала до самого низкого уровня - 33 процента. Зато, наоборот, повысилось ощущение бесперспективности, неудачности этой войны, потому что военные действия зашли в тупик, началась партизанская фаза, и эти ответы с ноября 1999-го года поднялись с 20 процентов до 46. То есть, большая часть населения России сегодня считает войну бесперспективной и считает, что необходимо немедленное ее прекращение.

Вероника Боде:

И еще более ярко динамика перемен в настроениях россиян по отношению к чеченской войне прослеживается в ответах на другой вопрос, который регулярно задается ВЦИОМ: "Как вы считаете, следует ли сейчас продолжать военные операции в Чечне или начать мирные переговоры"? В ноябре 1999-го года за продолжение военных действий высказывалось около 60 процентов россиян, а в феврале 2000-го - 70 процентов. В течение последующего года эта цифра постепенно снижалась, и сейчас она составляет всего 36 процентов. В то же время, число противников войны поднялось до 55 процентов. Комментарий Льва Гудкова:

Лев Гудков:

В первую очередь, за прекращение войны выступают люди, которые не просто не видят смысла в ней, а считают, что нельзя решить такими военными средствами те цели - вот защита от терроризма, подавление сепаратистского движения в Чечне... Конечно, если брать более частые замеры, то мы увидим, что некоторые колебания будут в связи с сообщениями прессы - какой-то локальный успех - захватили там очередного командира боевиков, и поддержка военных действия несколько растет. Потом она начинает опять снижаться. Но если брать более длительные тренды, то они совершенно отчетливо показывают нарастание числа сторонников мирных переговоров и прекращения войны.

Вероника Боде:

Прокомментировать результаты исследования мы попросили Юрия Леваду - директора ВЦИОМ:

Юрий Левада:

Эти данные говорят о том, что большинство населения России от войны устало. Очень хотели бы, скорее всего, ее прекратить, но, к сожалению, не имеют ясных представлений о том, как это сделать. Отсюда некоторая, сейчас, правда, не очень большая возможность колебаний - от месяца к месяцу. Поскольку люди выхода не знают и никакого конкретного плана преодоления войны и поддержать не могут - поэтому они и мечутся, то предлагая мир, то предлагая жестокость. В стране сильны настроения против войны, но переоценивать их значение, к сожалению, нельзя. Дело в том, что многие люди думают, что, может быть, более решительные действия, с большими жертвами могли бы привести к успеху. Отрицание войны вовсе не исключает, например, одобрения таких диких мер, как "зачистки", с которыми сейчас очень трудно сладить властям в Чечне и России. Поэтому нежелание продолжать войну - это выражение усталости, но не выражение сознательно направленного протеста.

Вероника Боде:

И еще один вопрос, который регулярно задает ВЦИОМ: "Надо ли продолжать военные операции в Чечне даже, если войска будут нести большие потери"? Этот вопрос нацелен на то, чтобы выявить количество самых упорных сторонников войны до победного конца. Лев Гудков объединяет таких людей в так называемую "группу ястребов":

Лев Гудков:

Максимума "группа ястребов" - она достигла в феврале 2000-го года, когда казалось, что войсковая операция достигла своего как бы пика, вся территория Чечни находится под контролем федеральных войск - и это вот была максимальная точка одобрения вот этих действий Путина и самой войны - 59 процентов, затем, по мере понимания, что просто так введение войск, создание блок-постов и периодические "зачистки" не дают никакого результата, эта группа начала размываться, росло вот это понимание бесперспективности, безнадежности этой войны, понимания, что война грозит распространиться и на другие территории, другие республики Северного Кавказа - эта группа начала размываться - медленно, но чрезвычайно устойчиво. В июне 2000-го года она сократилась до 42 процентов, осенью до 31, а этим летом она упала до примерно четверти.

Вероника Боде:

Какие социальные группы, по наблюдению Льва Гудкова, наиболее активно выступают за продолжение военных действий в Чечне?

Лев Гудков:

Это более молодые и более образованные россияне, которые считают, что любой ценой чеченцев надо дожать и дорешить эту проблему силовым образом, что никакие переговоры с Масхадовым невозможны, он никого не представляет, и выход только один - разгром, окончательный. Напротив, те, кто считает, что надо любым образом искать мирных путей, в том числе и вступать в переговоры с Масхадовым - это люди более старшего возраста, несколько умудренные опытом и в этом смысле более терпимо относящиеся, склонные признать независимость Чечни, лишь бы война окончилась.

Вероника Боде:

Какие чувства вызывают у россиян сообщения о действиях российских войск в Чечне: По данным ВЦИОМ восхищение эти действия вызывают лишь у 3 процентов опрошенных, а удовлетворение - у 10. Тревогу по этому поводу испытывают 55 процентов россиян, и 12 процентов - стыд. По мнению социолога Льва Гудкова, в обществе постепенно идет осознание того, что война в Чечне имеет для самой России весьма плачевные последствия:

Лев Гудков:

63 процента считает, что это не только ведет к разложению и деморализации самой армии, но и распространению насилия в самом российском обществе, разложению уже, если хотите, морали общественной. Война так просто не проходит. Война, конечно, сказывается, прежде всего, на психическом здоровье. Любое насилие, особенно если оно в массовом порядке, приводит к нескольким таким последствиям. Первое - просто рост числа агрессии, агрессивных действий в самом обществе, преступлений, хулиганства, насилия, всяких бытовых конфликтов, психических болезней, срывов, стрессов. Это отмечают все исследователи и, прежде всего, врачи-психиатры, не говоря уже о милиции. Второе - то, что в обществе усиливается склонность к очень простым, я бы даже сказал - примитивным решениям и поддержке тех политиков чисто популистского толка, которые стремятся предложить и навязать обществу "простые" решения, кажущиеся простыми. На самом деле это точно такие же, либо консервативные решения, какие-то антиреформаторские, либо просто агрессивные типа тех, что предлагают военные в Чечне. Ну, и тем самым поднимается общий уровень и ксенофобии, и антизападничества, и изоляционизма, то есть, всего того, что приостанавливает возможности нашего движения в сторону, ну, большей цивилизованности, некоего развития России как страны менее жестокой, более терпимой, благополучной внутренне.

XS
SM
MD
LG