Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потери российских войск на Северном Кавказе - данные генерала Манилова и Комитета Солдатских Матерей


Программу ведет Владимир Бабурин. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров, побывавший на пресс-конференции заместителя начальника Генштаба Вооруженных Сил России генерала Валерия Манилова, и Валентина Мельникова - ответственный секретарь Комитета Солдатских Матерей России.

Владимир Бабурин:

Заместитель начальника Генштаба Вооруженных Сил России генерал Валерий Манилов привел в четверг официальные данные о потерях российских войск за год военной кампании на Северном Кавказе. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров:

Официальный отчет по второй чеченской войне Москва ведет со 2 августа 1999-го года. Сегодня генерал-полковник Манилов подвел итоги потерь среди подразделений Министерства Обороны и МВД России за прошедший год.

Валерий Манилов:

За время контртеррористической операции, со 2 августа прошлого года по сегодняшний день, мы потеряли 2 585 наших военнослужащих. Это - всех, кто участвовал - и армейских, и Внутренних Войск, и органов МВД, пограничники - все, кто сложил свою голову, выполняя задачи контртеррористической операции. И 7 тысяч 505 наших военнослужащих получили ранения.

Мумин Шакиров:

Что касается потерь среди чеченских боевиков, то заместитель начальника Генштаба Министерства обороны оценивает их как куда большие. По его данным, с начала августа прошлого года федеральные войска уничтожили около 14 тысяч боевиков. Согласно сложным арифметическим подсчетам, которые обнародовал главный военный информатор чеченской войны, в этой кампании против России выступила 25-тысячная армия повстанцев, состоящая из наемников и местных жителей. "На сегодняшний день осталось около 2 тысяч вооруженных людей", - утверждает Валерий Манилов. Он также провел сравнительный анализ по потерям двух последних войн на Северном Кавказе:

Валерий Манилов:

В первую кампанию, в 1994-м - 1996-м годах, за все время у нас, ориентировочно, погибло более трех с половиной тысяч человек. Есть разные критерии оценки потерь - среднесуточные, недельные, месячные и так далее - по всем этим показателям потери в нынешней операции значительно меньше - в среднем, где-то в два раза меньше.

Мумин Шакиров:

Однако, самые неожиданные цифры Валерий Манилов привел, сообщая о гибели мирных граждан:

Валерий Манилов:

На сегодняшний день, оценочно пока, потому что многие вещи должны быть перепроверены, таких жертв менее тысячи.

Мумин Шакиров:

Отвечая на вопрос Радио Свобода о том, будет ли военные публиковать поименные списки солдат и офицеров, погибших во вторую чеченскую войну, заместитель начальника Генштаба МО ответил так:

Валерий Манилов:

После завершения контртеррористической операции, проверки и перепроверки всех данных, поименный список всех воинов, погибших при выполнении боевых задач в ходе контртеррористической операции, будет опубликован. Мы сделаем так же, как тогда, когда опубликовали поименный список наших потерь после завершения дагестанской части операции.

Мумин Шакиров:

По словам Валерия Манилова, вторую военную кампанию на Северном Кавказе Москва намерена завершить к концу этого лета. Свою пресс-конференцию генерал-полковник провел, как обычно, в пропагандистско-агитационном духе. Не обошлось и без выпадов в адрес журналистов, которые освещают события на Северном Кавказе:

Валерий Манилов:

Так вот, в этой сфере есть представители, в том числе и журналистского цеха, которые вольно или невольно подыгрывают бандитам и осложняют конструктивную работу в этой сфере. У некоторых извращенное отношение к правде и субъективное толкование этого понятия. Применительно к своим....

Мумин Шакиров:

Что касается каких-либо политических переговоров, то военные не планируют контактов с лидерами чеченских боевиков. Москва не рассматривает в качестве главы Ичкерии президента Аслана Масхадова. По утверждению генерала Манилова, Масхадов сегодня представляет только самого себя и, в крайнем случае, небольшую группу вооруженных людей.

Владимир Бабурин:

Гость Московской Редакции Радио Свобода - Валентина Мельникова, ответственный секретарь Комитета Солдатских Матерей России. Валентина Дмитриевна, вы только что слышали материал Мумина Шакирова и официальные цифры потерь за время второй чеченской кампании, которые привел генерал-полковник Манилов. Как известно - сегодня генерал Манилов подтвердил это еще раз, официальные сведения расходятся с данными Комитета Солдатских Матерей. По вашим сведениям, число погибших в Чечне гораздо больше. Это так?

Валентина Мельникова:

По нашим оценкам число погибших во второй чеченской войне - около 5 тысяч человек. Это солдаты, прапорщики, офицеры всех родов и видов войск. Я внимательно прослушала то, что сказал господин Манилов, и я вижу уже в тех цифрах, которые он приводит, полное несоответствие с правдой, с теми списками официальными же, которые все время давались. По первой чеченской войне уже два года существует совершено четкая цифра: 5 300 погибших плюс 287 тел неопознанных, над которыми сейчас работают в 124-й лаборатории. Наверное, генерал что-то плохо прочитал или не очень хорошо знает эти цифры. Если он говорит, что в эту войну потерь меньше, то это никак не похоже по тем цифрам, которые он приводит. Министерство Обороны дает 2,5 тысячи погибших - половину от официальных цифр по первой войне, а прошел год... Мы очень сомневаемся в том, что поименные списки будут напечатаны. Когда были напечатаны списки по Дагестану, и к нам, и в наши региональные комитеты звонили родственники и спрашивали: "А почему моего сына там нет"?... "Почему моего мужа нет"?... Только тогда когда каждый человек будет на каком-то листе бумаги, в какой-то газете его фамилия и имя будут напечатаны, когда каждая семья сможет проверить, есть ли в этом скорбном списке родное имя - тогда можно говорить о списках. А так - цифру наши военные могут называть любую.

Владимир Бабурин:

Если сравнивать первую и вторую чеченскую кампании - я имею в виду информацию о войне, то во время первой чеченской войны информацию было получать легче, и журналистам работалось проще. Сейчас практически всю информацию военные пытаются засекретить. Сегодня был очередной выпад против наших коллег. Дело Андрея Бабицкого - может быть, самая яркая иллюстрация того, как трудно журналистам работать на этой чеченской войне. Вы, получая информацию во время той войны и во время этой войны, сталкиваетесь ли с какими-то трудностями - все-таки, наверное, информацию о потерях сейчас получать труднее?

Валентина Мельникова:

В эту войну мы просто с самого начала стали собирать эти списки снизу, от семей, от наших Комитетов Солдатских Матерей. Рассчитывать на военных в эту войну мы не могли, так как прекрасно помнили опыт первой войны. Очень много мальчиков, которые на самом деле погибли в ту войну, несколько лет считались дезертирами. Понимаете... и война неправедная, и все равно, это - оскорбление по отношению к солдату, который погиб, а для государства он - преступник. Чтобы исключить такие вещи, мы стараемся собирать сведения от семей. Мы просим всех наших коллег присылать данные и по погибшим, и по раненым, и, особенно, по ребятам, о которых давно нет вестей. И пытаемся, как ни странно, через военную прокуратуру найти ребят. И в некоторых случаях удается найти мальчиков и даже вызволить их из плена через рабочую группу по обмену.

Владимир Бабурин:

А в прямые контакты с военными на Северном Кавказе, как это было в первую войну, вы сейчас уже и не пытаетесь вступить, или все-таки пытаетесь?

Валентина Мельникова:

В ту войну контакты были вызваны тем, что матери ехали в чеченские отряды за пленными. Это был большой поток людей, естественно, если чеченцы ставили как условие обмен, то надо было ехать, договариваться об обмене... В начале войны ведь вообще была страшная история, когда тела погибших лежали на улицах Грозного, и сто наших мам пришли к генералам, и просили у них - у Квашнина просили: "Пожалуйста, сделайте 5 часов перерыва в боях, мы соберем тела - чеченцы согласны". Квашнин сказал: "Нет, я этого не могу решить, это должны решать выше". Обстрел продолжался, и женщины до сих пор чувствуют себя виноватыми перед этими павшими мальчиками, потому что они не смогли уговорить генерала Квашнина, хотя и стояли перед ним на коленях.

XS
SM
MD
LG