Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему чеченские беженцы не хотят возвращаться домой?


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспонденты Радио Свобода Юрий Багров и Владимир Долин, и вернувшийся с поездки по Северному Кавказу Андрей Бабицкий.

Петр Вайль:

В пятницу под руководством директора ФСБ России Николая Патрушева прошло оперативное заседание по руководству контртеррористической операцией на Северном Кавказе, на котором рассматривались пути нормализации ситуации в Чеченской Республике, в том числе - проблемы возвращения беженцев. Рассказывает наш корреспондент Владимир Долин:

Владимир Долин:

Полпред президента в Южном округе, бывший командующий федеральными силами в Чеченской Республике генерал Виктор Казанцев считает, что чеченским беженцам, проживающим в палаточных лагерях на территории Ингушетии, давно пора возвращаться домой:

Виктор Казанцев:

15 781 семья - это порядка 75-80 тысяч человек - это реально, это есть, документально просчитано, имеют, оказывается, неразрушенное жилье на территории самой Чеченской республики, но живут в Ингушетии, говоря, что им некуда деться, некуда жить пойти... Почему они там? Потому что деньги туда поступают, потому что туда поступает помощь гуманитарная, к которой привыкли...

Владимир Долин:

В то время, когда Виктор Казанцев рассказывал журналистам о том, что беженцы предпочитают жизнь в палатках возвращению в родные дома исключительно в силу привычки к дармовой гуманитарной помощи и отвращению к общественно-полезному труду, в Сунженском районе Чечни шла "зачистка" станицы Ассиновская и поселка Серноводск. По всей видимости, эта карательная акция проведена в отместку за гибель сотрудников Кемеровского УВД, 1 июля подорвавшихся на фугасе в Серноводске. О том, как проходила "зачистка", сообщает правозащитный центр "Мемориал". Цитирую отчет правозащитников: "Военнослужащие врывались во дворы, выгоняли из домов хозяев и забрасывали подвалы, и чердаки гранатами. Забирали все, что им нравилось из имущества, ломали и резали мебель. Дело дошло до того, что они начали в селе заготавливать пропитание, убивали кур, индюков, баранов, даже выкапывали картошку, и грузили все это в бронетранспортеры. Во всех дворах забирали мужчин от 14 до 60 лет. Некоторым удалось откупиться. Цены были, видимо, согласованы. Если все документы были в порядке и прописка местная - 200 рублей, если прописка не местная - 500 рублей, если просрочено временное удостоверение или не все фотографии вклеены в паспорт - 1000 рублей. Не смогли откупиться несколько сотен человек. Всех задержанных вывели в поле между селами Серноводск и Самашки. Там приказали всем, даже 90-летнему старику Бубаеву Абдулкадыру, лечь ничком на землю, натянули на головы рубашки, чтобы они ничего не могли видеть, за малейшее движение били прикладами по голове. У задержанных отбирали деньги, снимали кольца, часы. У некоторых отбирали документы, удостоверяющие личность" - конец цитаты. Всего в двух селениях были задержаны около 1000 человек, судьба 12 из них до сих пор неизвестна, 4000 жителей Ассиновской и Серноводска бежали в соседнюю Ингушетию. Пресс-секретарь главы правительства Чечни Станислава Ильясова Алла Влазьева считает, что действия военных срывают все усилия чеченского правительства по возвращению беженцев в республику:

Алла Влазьева:

Это очень обидно, конечно, и больно, что вот, многие усилия направлены на то, чтобы люди сюда возвращались, чтобы люди наконец-то вернулись в свое жилье и начали отстраивать жилье - они, в общем-то, сейчас, ну, пытаются их свести к нулю.

Владимир Долин:

Сам Станислав Ильясов заявил, что в Серноводске и Ассиновской в ходе спецоперации допущены серьезные нарушения. По словам премьера Чечни, подобная тактика никогда не будет способствовать восстановлению мирной жизни и возврату беженцев из соседних регионов. Если положение не изменится - Ильясов грозит уйти в отставку. В отставку подали и главы администраций Ассиновской и Серноводска, а также заместитель главы администрации Курчалоевского района Хасан Дениев, который объясняет свои решения исчезновением людей, задержанных в ходе "зачисток" сел района. Пока эти отставки не приняты. В аппарате главы правительства Чечни считают, что пора остановить произвол военных. Говорит Алла Влазьева:

Алла Влазьева:

Не военные должны править в республике, а только гражданская власть, и только в этом случае тут что-то может наладиться.

Владимир Долин:

По словам Аллы Влазьевой, Станислав Ильясов достиг взаимопонимания с командованием федеральных сил, но у московских генералов иное мнение. По поводу "зачисток" министр внутренних дел Борис Грызлов заявил, что это - жесткие, но необходимые спецоперации. Он утверждает, что эти операции, цитирую " проводятся с учетом тех правовых норм, которые закреплены при проведении контртеррористических операций, а заявления Ильясова в данной ситуации неправомочны". В Урус-Мартановвском и Ачхой-Мартановском районах республики "зачистки" продолжаются.

Именно "зачистки", обстрелы сел, бессудные аресты и исчезновения задержанных, а вовсе не скудная гуманитарная помощь, которая к тому же поступает крайне нерегулярно, удерживают беженцев в Ингушетии.

Петр Вайль:

Критическое положение сложилось в лагерях чеченских беженцев в Ингушетии. Вновь прибывших из Чечни людей негде размещать, так как лагеря уже перенаселены. Об этом рассказывает наш северокавказский корреспондент Юрий Багров:

Юрий Багров:

За минувшую неделю поток чеченских беженцев, выезжающих в соседнюю Ингушетию, значительно увеличился. Люди приезжают в республику целыми семьями, многим приходится ночевать под открытым небом. Причина - массовые карательные акции, проводимые российскими военными в населенных пунктах Чечни - так называемые "зачистки". Последние операции в селениях Серноводск, Ассиновская, Курчалой отличались особой жестокостью. Военные и милиционеры видели ополченца в каждом мужчине в возрасте от 14 лет. Многие чеченцы, выехавшие в Ингушетию, рассказывали о том, что во время допроса, устроенного омоновцами, они подвергались избиениям и пыткам. В связи со столь резким увеличением числа беженцев в Ингушетии начался очередной палаточный кризис. Количество мест в городках вынужденных переселенцев ограничено. Жители лагерей, желая помочь соотечественникам, вселили к себе бежавших из Чечни людей. И без того критическая ситуация в городках беженцев еще более ухудшилась. В последние три месяца чеченские беженцы фактически лишены какой-либо государственной поддержки. В лагеря доставляется лишь хлеб и хлорированная питьевая вода. Изредка люди получают помощь от международных благотворительных организаций, однако, гуманитарных продовольственных грузов для всех вынужденных переселенцев явно не хватает, люди практически живут впроголодь.

В связи с установившейся в последние дни жаркой погодой - столбик термометра не опускается ниже 35 градусов - врачи отмечают рост инфекционных и кишечных заболеваний. Медики, которые работают в лагерях, не исключают возникновения эпидемий таких заболеваний, как туберкулез и сальмонеллез. Как рассказал мне врач из гуманитарной миссии "Исламик Релиф" Магомед Султыгов, организм беженцев, ослабленный полуторагодовыми лишениями, не в состоянии бороться с инфекцией. Медики надеются на помощь международных организаций в обеспечении медпунктов необходимыми лекарственными препаратами. Тем временем в поле между лагерями беженцев "Спутник" и "Сацита" продолжается акция протеста. Число голодающих превышает 50 человек. Фактически каждый день к голодовке присоединяются новые люди. Голодающие требуют прекратить войну в Чечне и начать мирные переговоры.

Петр Вайль:

Только что из поездки по республикам Северного Кавказа вернулся наш специальный корреспондент Андрей Бабицкий. Мы попросили его прокомментировать ситуацию с беженцами на Северном Кавказе и мнение Виктора Казанцева, и других руководителей государства:

Андрей Бабицкий:

Заявление Виктора Казанцева о беженцах, которые, якобы, не желают возвращаться в Чечню из-за того, что в Ингушетии они ведут сытую и праздную жизнь, вызывают удивление даже не потому, что это прямая ложь. Вполне возможно, хотя и маловероятно, что она несознательна. Видимо, именно так, крайне примитивно российский генерал видит беженскую проблему, мало задумываясь о том, что его слова, во-первых, оскорбительны для десятков тысяч людей, а во-вторых, убогость нарисованной картинки рождает больше вопросов, нежели дает ответов. Если предположить, что более 150 тысяч человек, находящихся в Ингушетии, и еще несколько десятков тысяч - в других регионах России и за рубежом - бежали из Чечни в поисках праздного благополучия, то из этого неизбежно следует то, что значительная часть чеченского народа патологически ленива и неспособна к созидательному труду - такие представления, крайне популярные в среде армейских прапорщиков и выпусков заборостроительных ПТУ, мягко говоря, противоречат сколько-нибудь ответственному и вменяемому государственному подходу, который по должности обязан демонстрировать российский чиновник такого уровня.

Кроме того, сложно поверить в то, что Казанцев не информирован о реальном положении дел, о том, что люди уже два года живут в прогнивших палатках, никаких денег на руки не получают, а пресловутая гуманитарная помощь никак не способна обеспечить сколько-нибудь приемлемых условий для жизни. Но проблема вообще не в этом. Подавляющее большинство беженцев вернулось бы в родные дома, даже не имея никакой возможности найти работу и кусок хлеба, вернулись бы просто потому, что это - родина, это свое. Вернулись бы в разрушенные дома и на пепелища, ставили бы времянки возле родных развалин и были бы счастливы. Но как вернуться туда, где ежедневно исчезают люди? Где могут расстрелять, изнасиловать, замучить без всяких причин... Каждый день бояться, что даже не с тобой, а с близким человеком произойдет что-то страшное, что твой брат, отец сын или племянник будет убит или захвачен с целью выкупа, подвергнут таким пыткам и истязаниям, о которых мы знаем по описаниям ужасов ГУЛАГа и эсесовских застенков... Руслан Аушев - президент Ингушетии - говорил мне о том, что он никогда не позволит насильно выселить беженцев из республики, а это значит, что 150 тысяч человек будут постоянно напоминать миру о развязанном российскими военнослужащими терроре против населения, о кровавой беде, которая продолжается по вине военных и политиков. Люди не вернутся, пока не закончится тотальное издевательство, и не появятся хотя бы минимальные гарантии безопасности. Надо полагать, что Виктору Казанцеву просто в отсутствии реальных возможностей, а может и желания, обуздать произвол, царящий в Чечне, просто не остается ничего другого, кроме как адресовать самим беженцам вздорные и нелепые обвинения.

XS
SM
MD
LG