Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Осквернение военными исторических памятников - беседа с министром культуры Ингушетии


С министром культуры Ингушетии Мусой Оздоевым беседовал ведущий итогового информационного часа Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек:

Президент Ингушетии Руслан Аушев обратился к российскому руководству с требованием наказать военных, осквернивших памятники историко-архитектурного комплекса в Джейрахском ущелье Ингушетии. Однако, специальная комиссия, работавшая на территории заповедника, не выявила фактов обстрелов и подрывов храма Хаба-Ерды, построенного по распоряжению царицы Тамары, и вандализма по отношению к памятнику культуры. В заключении указывалось, что документ подписал и министр культуры Ингушетии, однако, министр - Муса Оздоев, отвечая на мои вопросы, сказал, что в работе комиссии он не участвовал, с ее выводами не согласен, и заключение не подписывал.

Муса Оздоев:

4 человека подписывали... генерал-майор Ларченко, ...Назаров, начальник пресс-центра ОГВ подполковник Кривошеев и федеральный архитектор по республике Ингушетия от Москвы. Но от нас - от республики - никто здесь не подписывал.

Дмитрий Волчек:

Вы отказались подписывать, или вас не пригласили в эту комиссию?

Муса Оздоев:

Мы отказались, и я отказался, и два замминистра внутренних дел - втроем мы отказались, потому что нас, во-первых, никто не уполномочивал, а, во вторых - следствие должно доказать, какой был ущерб, а ущерб явно виден был. А писать, что они здесь написали - это просто отписка, тут же ничего серьезного и не написано. Они в 4 пунктах пишут, что хотят нам помочь во всем. Самый серьезный пункт, который они как бы... 10 раз переделывали - факты обстрелов и подрывов по отношению памятнику в Хаба-Ярды не установлено - вот этого они хотели добиться, главное. Мы говорим: как это? Если там вандализм, варварство, туалет устроили...

Дмитрий Волчек:

Вы осматривали памятник - как вы оцениваете нанесенный ему ущерб?

Муса Оздоев:

Самому памятнику - там же рядом с вертолета полностью ракетным ударом был снесен солнечный могильник, ему где-то 800-900 лет. Как его оценить - я даже не знаю. Картины оценивают, всего 100 лет, миллионами долларов. А тут - 7-8-9 веков могильнику самому, и он взорван выстрелом, потом трещины в самом храме Хаба-Ерды в связи с тем, что там боевые учения. Кстати, в этот день - 7 июля, суббота - там боевые учения проводились. С применением вертолетов, с боевыми снарядами, что вообще запрещено по конвенциям, по всем параметрам. В самом храме устроили казарму наихудшего типа, и туалет сделали там. Вокруг траншеи сделали, из других солнечных могильников доты, дзоты сделали. Из камня, который в полуразрушенных башнях они себе обкладывали траншеи, на горах из камней писали цитаты несуразные...

Дмитрий Волчек:

Да, я слышал, что написали: "Если не мы, то кто", - выложили из камней башни - да?

Муса Оздоев:

Да. Потом из камней башни там выложено: "Служили на Кавказе, служим и будем служить". А зачем это доказывать? Если человек служит, он и так служит, это не нужно из камней башни складывать.

Дмитрий Волчек:

По словам командующего 58-й армией, 7 июля в районе ингушского населенного пункта Таргин была обнаружена бандгруппа, пытавшаяся проникнуть в Россию, и именно с этим связаны эти разрушения, действительно ли был такой инцидент?

Муса Оздоев:

Все разговоры, потому что вот пастухи, которые там живут - они говорят: за все это время там ни одного, не только бандформирования - человека не видели чеченской национальности, и ни одного убитого или пойманного там армия не может предъявить.

Дмитрий Волчек:

Когда 58-я армия расположилась там, в этом районе - они консультировались как-то с правительством Ингушетии, интересовались ли, могут ли они находиться в районе исторических памятников - или сделали это вот так, без спроса?

Муса Оздоев:

Они ни с кем не консультировались, разговор был буквально на днях. Заместитель директора ФСБ вот России - он приезжал сюда, и при нем этот разговор был, и никакой консультации не было, и с Министерством культуры, хотя с Министерством культуры, в первую очередь, должны, потому что это Джейрахско-Ассиновский государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник Республики Ингушетия там находится, под юрисдикцией Министерства культуры. Это вот сейчас они говорят: вот, вам нужно было сказать, предупредить нас, что это такие древние памятники, что они имеют такую ценность российского, мирового значения. А зачем говорить - когда у них же карты есть, все и так ясно.

Дмитрий Волчек:

А в настоящее время - уже после того, как комиссия закончила работу - находятся военнослужащие в районе памятников, или выведены оттуда?

Муса Оздоев:

Они находятся до сих пор, они нас не пропускают к месту взрыва солнечного могильника, буквально я вчера ездил туда, я все-таки министр культуры и не был допущен. Потому что, когда зам Патрушева приезжал, они нам сказали: "Все - когда бы министр культуры ни пришел - двери у нас открыты". Буквально, он уехал, два дня прошло, я поехал туда: мост, через который должен был перейти, легкого типа, танком закрывают, и все - никого не пропускают. Простоял я полтора часа, пока не соизволил командир части спуститься и сказать мне, что, мол: "Нет, я вечером буду спрашивать, можно ли мне дать разрешение". В три часа дня он говорит, что в шесть часов он будет спрашивать разрешение. Это элементарное, я считаю, издевательство.

Дмитрий Волчек:

Есть ли у вас, у правительства республики, возможности повлиять на ситуацию, и что вы намерены делать?

Муса Оздоев:

Правительство само решит, я, как министр культуры, присутствовал при разговоре - просто сказали, что придут к какому-то солидарному решению, и что над этим будут работать. Думаю, что должны прийти к чему-то.

XS
SM
MD
LG