Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты в Чечне


Олег Кусов, Москва:

На территории Чечни военные пытаются ввести новые ограничения на деятельность журналистов. Отныне, как сообщают российские средства массовой информации, покидать военную базу в Ханкале журналистам разрешено только в сопровождении сотрудников пресс-службы МВД в России.

С первых дней войны журналистам в Чечне пытаются придать статус бойцов идеологического фронта. Негласное правило действует как среди федералов, так и чеченских бойцов - "кто не с нами, тот против нас" - обе стороны болезненно реагируют на критику в свой адрес. На их взгляд, журналисты должны лишь служить конкретным интересам. Дабы воздействовать на непослушных журналистов военные грозятся отобрать в случае чего так называемую аккредитацию.

Как правило, все журналисты попадают в Чечню через армейские базы. Здесь четко делят журналистов на "своих" и "чужих". Со "своими" разговаривают почти на языке приказов. С "чужими" не разговаривают вовсе, отправляя за пределы Чечни. В минувший четверг журналисты НТВ рассказали о попытке существенно ограничить работу их коллег. Группу журналистов не выпустили за пределы военной базы в Ханкале в сопровождении чеченских милиционеров. Чеченским милиционерам военные по-прежнему не доверяют, как, впрочем, и журналистам. Не зря на днях руководство генштаба России заявило о намерении создать в Чечне свою телекомпанию. Не исключено, что она получит приоритетное право на освещение чеченской войны.

Журналисты пытаются сопротивляться военному произволу, ищут альтернативные способы работы в Чечне. Большинство приезжает сюда через Моздок с помощью пресс-центра Объединенной войсковой группировки. В этом случае журналист попадает в полную зависимость от сотрудника пресс-центра. Чаще всего, помимо ежедневной официальной сводки он мало что видит своими глазами. Более смелые под разными предлогами покидают на целый день военную базу в Ханкале и передвигаются самостоятельно. На многочисленных блок-постах они предлагают федералам деньги, водку или очередную легенду о назначенной встрече с каким-то российским генералом. Бывает, что федералам просто неинтересно выяснять, куда путь держит российский журналист. Иностранного корреспондента чаще всего задерживают и отправляют в Моздок. Большое значение для работающих в Чечне журналистов имеют личные связи с российскими офицерами. Часто они возят журналистов в своих автомобилях по республике, обеспечивая защиту от других военных. Эти способы передвижения журналистов по Чечне существуют с начала войны. Таким образом, многие из них спонтанно пытаются обеспечивать себе поле деятельности. Понятно, что с бесконтрольностью невозможно бороться с помощью каких-то правил или распоряжений сотрудников пресс-центра в Моздоке или Ханкале. Сама российская группировка в Чечне бесконтрольна в своих действиях.

Среди журналистов, пишущих о войне, особое место занимают чеченцы. Они не имеют возможности не только выполнять свои профессиональные обязанности, но и жить в республике. Сложно ручаться за их жизнь, если они будут на всех блок-постах представляться как авторы российских или зарубежных изданий. Однако, поселившись в соседней Ингушетии чеченские журналисты не сидят, сложа руки. Они продолжают рассказывать в своих изданиях о ситуации в республике. О том, каким образом, им удается это делать, рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров:

Юрий Багров:

Многие чеченские журналисты, не имеющие возможности получить пресловутую аккредитацию Ястржембского, не могут проехать в республику, несмотря на то, что имеют чеченскую прописку. В Ингушетии таких несколько десятков. В Назрани организовалось целое сообщество чеченских корреспондентов. Они не могут проехать в республику даже не потому, что являются стрингерами или собкорами различных изданий, а потому что их возраст по определению военных оптимален для бойцов вооруженных формирований. Чеченцы рискуют быть задержанными на первом же блок-посту даже, если они едут не для сбора материала, а просто навестить родственников. Несмотря на это журналисты прибегают к ряду ухищрений, которые помогают им собирать информацию в воюющей республике. Так фотокоры провозят в чехлах миниатюрные фотоаппараты, которые с виду мало чем отличаются от женского кошелька. Несмотря на все меры предосторожности моего коллегу-чеченца задержали сотрудники ФСБ в Гудермесе, в то время, когда о н производил съемку подорвавшегося на фугасе УАЗ-ика. Лишь спустя сутки, получив подтверждение из центрального офиса в Москве, журналиста отпустили, правда, конфисковав его рабочую аппаратуру. Еще сложнее приходится телевизионщикам. Какая бы ни была миниатюрная камера, ее замаскировать намного сложнее. Журналисты разбирают камеру на части и раздают женщинам, которые практически на себе провозят профессиональную технику. Бывает, что детали видеокамеры они прячут в нижнем белье. Дело в том, что на блок-постах женщин досматривают гораздо реже. Таким же образом вывозятся и отснятые видеокассеты. Еще один способ проехать в республику - сдружиться с сотрудниками благотворительных миссий. Многие корреспонденты-чеченцы прячут аппаратуру в большегрузных машинах среди ящиков с гуманитарным грузом, а сами едут в качестве "охраны". Журналисты ищут все новые пути проезда в республику, не имея возможности работать официально. Бдительность военных вынуждает чеченских корреспондентов прибегать к творчеству не только в профессиональной деятельности, но и в проникновении на территорию Чечни.

Олег Кусов:

Позиции военных в Чечне продолжают ослабевать. Они фактически не контролируют большую часть ее территории, они не стали союзниками мирных жителей, не в силах покончить с противниками, но они пытаются взять под контроль информацию - естественно, грубо нарушая закон. Но и здесь шаги сотрудников военных пресс-центров такие же беспомощные, как и генералов в командовании войсковой группировки.

XS
SM
MD
LG