Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Срыв выборов в Ингушетии


Программу ведет Владимир Бабурин. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Олег Кусов и ведущий программы "Выборы-2000" Михаил Соколов.

Владимир Бабурин:

Центральная Избирательная Комиссия в Москве намерена поставить вопрос о привлечении к ответственности лиц, допустивших срыв дополнительных выборов депутата Государственной Думы в Ингушетии. Представители Генпрокуратуры России вылетели в республику для выяснения ситуации. Рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Олег Кусов:

Олег Кусов:

Президент Ингушетии Руслан Аушев и его сторонники ни разу в республике не проигрывали выборы. Многие и сегодня уверены, что если бы в ход нынешней предвыборной кампании не вмешался бы Верховный Суд Ингушетии, то сторонник Аушева - Алихан Амирханов, непременно занял бы первое место. Его единомышленники, утверждая это, приводят данные социологических опросов согласно которым за Амирханова хотели бы проголосовать в среднем 64 процента избирателей, в то время, как за его ближайшего соперника - бывшего вице-премьера республиканского правительства - Руслана Маскурова, только 37 процентов. Противники главного кандидата приводят другие аргументы. Одно из доверенных лиц кандидата Руслана Маскурова - Хусейн, убежден, что в основе всех прошлых побед представителей местной власти лежало давление Магаса на Центризбирком. Вот что сказал он в день выборов в Государственную Думу в Ингушетии:

Хусейн:

Выборы проходили, в принципе, по указке, и тот, кого поддерживала власть, проходил. Независимо... - если бы даже проголосовали 80 процентов населения за кандидата, которого власть не поддерживает, все равно получались фальсификации, махинации и так далее. Проходил тот человек, которого выдвигает власть.

Олег Кусов:

Президент Ингушетии Аушев расценил вчерашний инцидент как "целенаправленную провокацию группы лиц, которые поставили себе целью сорвать выборы, чего они добились". Аушев поддержал решение Центризбиркома отменить выборы за несколько часов до их начала на всей территории республики. Таким образом ингушский президент в группу так называемых "провокаторов" зачислил и членов Верховного Суда Ингушетии, принявших решение об отмене регистрации кандидата Алихана Амирханова - ставленника Руслана Аушева. Впрочем, не раз ингушский лидер не на словах, а на деле доказывал, что в своей республике он не терпит инакомыслия даже со стороны представителей судебной власти. Выборы перенесли на неопределенный срок. В Ингушетию прибыла группа сотрудников Генпрокуратуры с целью изучения ситуации. Местная прокуратура возбудила уголовное дело по факту срыва выборов в Госдуму. Сами жители Ингушетии не скрывают обиды на власть Вот например, что сказал мне один из избирателей на улице в Назрани:

Ингушский избиратель:

То, что мы как народ объединились вокруг своего президента - в этом ошибки никакой нет. У нас в этом отношении с президентом нет никаких разногласий. Но окружение, которое по мере фильтра этих лет осталось около него, они, естественно, эти ориентиры замутили по своему. Мыслимое ли дело - высшая судебная власть в республике - Верховный суд республики, выносит решение об отмене регистрации одного из кандидатов в депутаты Думы, и Избирком - одна из структур исполнительной власти, вместо того, чтобы это законное решение исполнить, они предпочитают: "Ах, раз нет Амирханова среди тех, кого мы должны были протащить - мы лучше отменим выборы".

Олег Кусов:

Похожие мнения распространены сегодня в Ингушетии.

Владимир Бабурин:

Я обращаюсь к ведущему программы "Выборы 2000" Михаилу Соколову: Михаил, ваш комментарий по поводу того, что произошло в Ингушетии?

Михаил Соколов:

Я думаю, что ингушский лидер Руслан Аушев дал Кремлю достаточно веские аргументы для применения института федерального вмешательства. Формально он ездил на европейский финал по футболу и вроде бы не причем, он, как будто бы, не имеет отношения к срыву выборов, но когда президент лично обвиняет в срыве голосования Верховный Суд, отстранивший от участия в выборах его ставленника, он вызывает дополнительные подозрения. Тем более, что о фактах подкупа избирателей и административном давлении в пользу кандидата Амирханова сообщали многие СМИ. Кстати, нигде в России снятие с дистанции одного из кандидатов не приводило к отмене выборов по решению местной избирательной комиссии, якобы желавшей дать пострадавшему возможность апеллировать в Верховный суд России. Таким образом, дело, которое заведено Генпрокуратурой по 141-й статье, может действительно дойти до суда и втянуть ряд тех, кто исполнял некие пожелания ингушской власти - высказанные или невысказанные.

Еще вот что понятно: ведь, вот, был снят этот кандидат. У тех, кто был на его стороне, была возможность призывать к бойкоту выборов, судиться, и, в общем, действовать законными методами. Но уже ясно, что во время достаточно грязной кампании ингушское общество раскололось, в том числе, и, я думаю, под влиянием позиции Москвы, недовольной позицией Аушева по чеченскому вопросу. В Ингушетии создалась оппозиция - если не самому лидеру региона, то, по крайней мере, клану его приближенных. Конечно, Аушев сейчас может говорить о заговоре против него, но действуя на политическом поле так грубо и примитивно, его сторонники сдали очень сильные карты в руки противникам президента Ингушетии. Еще одна важная деталь: теперь Кремль получил новые аргументы в пользу введения унитаризма. В частности, глава Центризбиркома Александр Вешняков считает необходимым формировать окружные избирательные комиссии сверху - из Москвы по воле Центризбиркома, чтобы, якобы, сделать их независимыми от местной власти. Такое строительство вертикали в духе административных идей Владимира Путина вполне может быть поддержано большинством в Государственной Думе.

XS
SM
MD
LG